http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/cd/style.1546886450.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/c1/style.1546892299.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Яд на устах, гордость - на душе (16 июля 1660 года)


Яд на устах, гордость - на душе (16 июля 1660 года)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Номер сюжета
3-й сюжет

Название эпизода
Яд на устах, гордость - на душе.

Время и место действия
16 июля 1660 года. Покои Эмине Ферахшад-султан.

Суть
Эмине-султан с нетерпением ожидает вестей от сына. Повелитель вместе с братьями отправляется в Эрзурум, подавить восстание, а наместником должен назначить либо Мурада, либо Алемшаха. Каково же разочарование Ферахшад, когда в её комнату приходит Хюма Шах, вестница триумфа своего сына. Алемшах не получил регентство, и тепеть мать шехзаде Мурада может торжествовать.

Участвуют
Эмине Ферахшад-султан, Хюма Шах-султан

0

2

Тёмная полоска на горизонте становилась всё шире. Эмине видела это через окно. Пора было садиться за вечернюю трапезу, и стол был уже накрыт. Султанша разместилась на шёлковых подушках перед низким столиком. От блюд поднимался пар, наполненный десятками заманчивых пряных ароматов. Но ни один из них не радовал Ферахшад-султан, ни к одному из яств она не прикоснулась. Она сидела, прямая, несгибаемая, как высокий тополь. И такая же одинокая. После того, как повелитель покинул её, жизнь его хасеки изменилась не в лучшую сторону. Всё та же роскошь, всё те же почести. Но не было той любви и ласки, которая придавала прекрасной султанше сил и мужества. Остались только дети, - отважный Алемшах и хрупкая Хайринисса. От сына Ферахшад ждала добрых вестей: сердце матери подсказывало, что этим вечером шехзаде переступит порог покоев своей родительницы в качестве государственного регента.
Рабыня, стоявшая подле своей хозяйки с кувшином в руках, оглянулась на Эмине-султан. В милом, почти детском личике девушки завиднелось беспокойство.
  - Госпожа, Вы ни к чему не притронулись. Иншалла, с Вами всё хорошо, может, я позову лекарку?
Ферахшад не сразу обернулась. Когда до её сознания долетели слова сердобольной хатун, она ответила:
  - Не нужно. Просто я жду новостей от сына, вот и всё.
  - Не сомневайтесь, Эмине-султан: повелитель назначит наместником Вашего шехзаде. Остальные братья отправятся с ним в Эрзурум.
Ферахшад невесело улыбнулась. Кто знает, что уготовано человеку Всевышним?
В этот момент растворились двери и в комнату вошла... нет, не Хайринисса, как надеялась султанша. Это была Хюма Шах. Хозяйка покоев поднялась с места навстречу нежданной гостье. Ей было странно видеть эту женщину у себя, к тому же в такой час.
  - Приветствую, Хюма Шах. Садись, раздели со мной трапезу. Ты ведь так же как и я ждёшь решения повелителя. Вдвоём будет дегче скрасить это мучительное ожидание.
"Как странно смотрит эта женщина... Недобро как-то, словно у неё что-то на уме..." [AVA]http://s4.uploads.ru/QrT6p.jpg[/AVA]

Отредактировано Шивекар-султан (2015-07-15 17:45:02)

+1

3

Теплый стамбульский вечер мягко окутывал в бархат роскошный дворец, принося с собой прохладу, да ветерок, напоенный ароматом цветов.
Хюма Шах-султан, как всегда прекрасная и облаченная в роскошный наряд, ступила на мягкий ковер в покоях Эмине Ферахшад и сразу почувствовала, что ждали явно не ее. В этой комнате ждали весть, непременно радостную, прилетевшую из султанских покоев, однако...
- Доброго тебе вечера, Эмине. - Султанша приветливо улыбалась, не выказывая ни тени неприязни.
- Я не помешаю тебе, быть может ты ждала кого-то? - Осведомилась Хюма, предположив, что Эмине может ждать на ужин дочь.
В ответ на радушное приглашение разделить трапезу и ожидание с хозяйкой покоев, Шах слегка кивнула головой, в знак согласия и подошла ближе.
- Вероятно, ты ждешь новостей от повелителя, Эмине Ферахшад, - начала Хюма, не торопясь выложить  сразу главное, с чем и пришла. Ей уже было известно все и рассказать об этом Эмине Шах решила сама. Пока же, ничто в облике султанши не выдавало ее осведомленности, а так же реакции на то, что шепнула ей на ушко верная калфа нынче вечером...

+1

4

Вновь невесёлая улыбка на лице хасеки. Новости? Нет, ни о чём таком Эмине ещё не слышала, да и вряд ли могла. Последние две недели она жила как затворница, редко выходя из своих покоев. Решение повелителя выбрать регента всколыхнуло гарем, все гадали, на кого же упадёт перст всемилостивого и всеспраыедливого султана. Выбор был невелик, шехзаде, обличенных доверием падишаха, было всего двое - Мурад и Алемшах. Ферахшад очень надеялась, что регенство достанется её сыну, ибо он его, бесспорно, достоин.
Тем временем Хюма яшах устроилась напротив, и Эмине почувствовала что-то таинственное, исходившее от нежданной гостьи. Возможно, она явилась с какой-то вестью и теперь хранит молчание, пытается пробудить в собеседнице любопытство... Что ж, это у неё получилось. Ферахшад чувствовала, что мягкие подушки постепенно превращаются в раскалённую медь, и теперь от нетерпения усидеть на месте будет тыжело.
  - Оставьте нас. - велела госпожа, делая знак девушкам, и те покорно удалились одна за другой.
Теперь в комнате были только султанши. Они сидели друг напротив друга, прекрасные и женственные, в роскошных одеяниях и украшениях, во взоре у каждой светилась какая-то загадка, в воздухе витал сладковатый привкус, словно перед грозой. Грозой?... Эмине обернулась назад - там, за окном, собирались тучи, да такие тёмные и грузные, какие редко можно увидеть... Скоро раздастся удар грома, вот-вот сверкнёт молния.
  - Нет, я ни о чём ещё не знаю. - с показным равнодушием наконец отозвалась Фервхшад. - Что-то случилось в гареме? [AVA]http://s4.uploads.ru/QrT6p.jpg[/AVA]

0

5

Шах прекрасно знала, чего ждет Эмине, вестей о назначении сына регентом, нервничает, хоть и прячет волнение под равнодушием. Но говорить о том, что уже известно, Хюма не спешила. Оттягивала момент. Если бы все повернулось не так, как повелел Аллах и султан, она бы тоже нервничала, расстраивалась, негодовала...
Девушки, прислуживающие султанше, тихими тенями выскользнули из покоев. Даже когда дверь за ними плотно затворилась, Хюма Шах не спешила нарушить молчание. Ее взгляд упал на окно - собиралась гроза. Словно знак.
- Нет, в гареме все в порядке, все как обычно. Однако мне уже известно то, что решил повелитель. Он назначил регента. И это шехзаде Мурад - мой сын. - Произнесла хасеки, в голосе ее прозвучала гордость за сына, он безусловно достоин чести, оказанной ему падишахом. Хотя сын Эмине тоже достойный шехзаде и Хюма не относилась к нему плохо, но каждая мать в первую очередь за своего ребенка.
Тень торжественной улыбки легла на уста султанши. Раздался первый раскат грома.

+2

6

Эмине почувствовала, как в сердце входит досада, таща за собой на аркане печаль, зависть и злость. Значит, не Алемшах, а Мурад будет управлять империей, покуда повелитель вместе с остальными братьями подавляют восстание. Ферахшад сидела, словно каменная, взгляд застыл, устремясь не на Хюму яшах, а словно бы сквозь неё. Губы замерли, шепча что-то беззвучное - не то повторяли слова гостьи, не то проклинали кого-то. Наконец султанша собралась с мыслями, её красивое лицо прояснилась, и она промолвила:
  - Да будет это решение всем нам во благо, Хюма Шах. Не сомневаюсь, шехзаде достойно справится с этой обязанностью.
Хасеки говорила, а у самой кипело и бурлило где-то в недрах её сердца. Она знала, что возвышение Мурада будет недолгим - недели две или три, не более. Подавление восстания - это не война, авсего лишь воспитательная мера, которую падишах-отец должен время от времени применять к своим неразумным детям, то есть, подданным. Вот если бы речь шла о настоящем походе, тогда другое дело. В бою всякое может случится. Упаси Аллах, конечно, от такой беды, но если султан и все его братья полягут на бранном поле, то османский трон перейдёт в руки Мурада и его валиде! Тогда Эмине Ферахшад-султан и её детям не миновать Старого дворца.
"Умеешь ты ядом плеваться, змея эдакая... - в сердцах думала хасеки-султан, как-то странно поглядывая на женщину, что сидит напротив. - Ну, постой радоваться, я тебе напомню кое-что!"
  - А сам Мурад уже знает об этом? - начала Ферахшад очень издалека. - Думаю, он несказанно обрадуется этой вести. Сейчас середина июля, ему придётся торжественно одаривать янычар немалым бакшишем. Раз султан уедет, значит, не сможет этого сделать. Не опасаешься ли ты, что воины могут отвергнуть дар из рук твоего сына?
Эмине-султан знала, что говорила. Церемония вручения жалования была очень важным делом, и проводить её могли только султаны. Так было многие десятки лет, не одно поколение выросло на этом обычае. Теперь же, когда падишах будет в отъезде, его полномочия временно перейдут к шехзаде Мураду, а стало быть, ему и раздавать награду подданным. Ферахшад знала, что сын горделивой черкешенки очень любим янычарами, но бакшиш они примут не иначе, как только из султанских рук. Одним словом, положение могло оказаться гораздо серьёзнее: не угодишь войску - станешь причиной великой смуты. Понимала ли это Хюма Шах - неизвестно. [AVA]http://s4.uploads.ru/QrT6p.jpg[/AVA]

+2

7

- Да, думаю, он уже знает об этом решении, - отвечала Хюма Шах, подмечая проницательным взором реакцию Эмине на новость.
Как и ожидалось, соперница не упустила возможность выпустить ядовитую колючку и напомнить о том, о чем и сама Хюма втайне тревожилась - раздачи бакшиша янычарам. Что если и впрямь не примут его из рук шехзаде, несмотря на то, что питают к нему уважение? Быть тогда беде и черкешенка знала это.
Однако о переживаниях этих знать никому не обязательно, особенно Эмине, потому Шах-султан с легкой улыбкой продолжила:
- Янычары обязаны подчиняться воле повелителя и если он решил оставить регентом в столице своего брата, они примут это. А повелитель, думаю, учитывал время своего отсутствия и то, что нужно будет одарить  верных воинов именно в эти дни, когда его не будет. - Султан не стал бы так подставлять Мурада, в этом Шах была уверена, но все равно было тревожно на сердце.
А из рук твоего сына янычары приняли бы бакшиш или ты тревожилась бы так же, как я? - едва не слетела с языка колкость, однако Хюма решила приберечь ее на потом, сначала дождавшись ответа собеседницы.

0

8

Ферахшад улыбнулась. Она видела в глазах хасеки, что ей приятнее тешить себя подобными мыслями, но на самом деле правда заключается совсем в ином. В отсутствие повелителя, часть янычар, оставшихся в Стамбуле, потребовать то, что им причитается, и Мураду будет нелегко справиться с этой разрушающей силой. На стороне Хюмы Шах и её сына, конечно, будут опытные царедворцы, которым не впервой выпутываться из сложных ситуаций и останавливать янычарские бунты. Однако повелителя не будет, и "львы ислама" могут попытаться посадить на трон одного из угодных им шехзаде. Из остающихся в Стамбуле только Мурад и Сулейман, и перевес явно в сторону сына черкесской хасеки. Эмине такое положение дел совершенно не нравилось.
  - Ты так уверена в своём сыне, Хюма Шах? - ласково переспросила Ферахшад. - Конечно, он настоящий лев, но ему придётся встать лицом к лицу с тысячами львов, куда более опытных и свирепых. Как бы не пришлось вам удирать, опасаясь их рыка. Но я знаю, что такого не случится, и всё-таки предупреждаю об осторожности.
"Надо непременно написать Семизу-паше. Уже скоро он станет мужем Хафриниссы, в отсутствии султана это можно сделать проще всего. И если он докажет нам свою преданность, ему улыбнётся большая удача.
  - Уже поздно, - начала ерахшад, глядя в окно, - гроза будет всю ночь, нам всем нужно отдохнуть, Хюма Шах. - и султанша прднялась из-за стола. Разговор был окончен. [AVA]http://s4.uploads.ru/QrT6p.jpg[/AVA]
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

0


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Яд на устах, гордость - на душе (16 июля 1660 года)