http://epoxabezumca.forum-top.ru/styles/0018/a9/cd/style.1499333480.css
http://forumstatic.ru/styles/0018/a9/ce/style.1499333611.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Ночной бред (19 января 1642 года)


Ночной бред (19 января 1642 года)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название эпизода
Ночной бред

Время и место действия
19 января 1642 года
Стамбул - Дворец Топкапы. Лазарет.

Суть
Не поверив в историю Ирум, Кёсем-султан решает лично навестить больную. Узнав, что Ирум часто бредит по ночам, валиде отправляется в лазарет поздним вечером. Вот тут-то и раскрывается вся правда...

Участвуют
Кёсем-султан, Ирум-хатун.

+1

2

Шелковый подол платья великой валиде осенними листьями шуршал по каменному полу, когда султанша шла к лазарету. Две темнокожие служанки, сопровождавшие Кёсем, невидимыми тенями скользили за своей госпожой. В полутьме коридора лишь золотые украшения на темно-синем платье Махпейкер да стальные застежки поясов охранниц поблескивали. Какому-нибудь случайному прохожему, почему-то оказавшемуся во дворце этой ночью могло показаться, что сама Смерть вышла на охоту.
Но валиде шла не убивать. Ей донесли, что Ирум разговаривает по ночам. И что ее слова могли быть весьма любопытными для Кёсем, которая не верила в историю калфы.
Валиде проходила мимо дверей, оставляя позади тихое дыхание спящих. Вот, наконец, и нужная дверь. Махпейкер вошла. Старая лекарка поклонилась повелительнице и тихо сказала:
- Госпожа, она уже заснула.
Кёсем кивнула.
- Обычно, разговаривать она начинает через час после полуночи, так что Вам придется немного подождать.
Валиде кивнула.
- Это не страшно, - успокоила она лекарку. - Я никуда не тороплюсь, а впереди у нас целая ночь.
Махпейкер присела в кресло. В воздухе витал стойкий запах лекарств, и даже благовония не могли полностью скрыть его. Сразу становилось понятно, что находишься в месте, где власть султана ослабевала. 
Так прошло где-то пол часа. Кёсем начала погружаться в дремоту, когда мягкий голос лекарки вернул ее в реальность:
- Пойдемте, госпожа. Она заговорила.

+2

3

- Давай-ка, хатун, ложись и не смей вставать! Ишь, норовит подняться раньше воемени... - говорила Нагме, накладывая последнюю повязку. Мазь действовала на Ирум усыпляюще, и когда работа была закончена, калфа опустилась на постель, смежив отяжелевшие веки. Лекарка удалилась, что-то бормоча, а девушка провалилась в тяжёлый свинцовый сон. Уже не первый день её мучили кошмары, начинающиеся и заканчивающиеся каждый раз одним и тем же: Ирум бежала по мостовой, потом вырывалась из чьих-то рук, кому-то угрожала, о чём-то плакала и кого-то громко кляла. Потом кровь, и потеря сознания. Всякий раз перед ней было лицо Эркина с жестоким похотливым огнём в глазах. Вот тогда у девушки начинались приступы, она бредила, плакала во сне, скидывала одеяло и даже падала во сне, отползала в угол, а под утро её находили спящей, поднимали и клали на постель. Когда же она просыпалась, то тряслась, как осиновый лист, но не помнила ничего. В этот раз кошмар начался по-новому.
- Заносите вещи, живее! - распоряжалась Афра-хатун, постукивая тростью по полу. Четверо евнухов вносили в небольшую, но чистую и хорошо обставленную комнату, ларчики и шкатулки. Ещё двое тащили большой сундук с одеждой. - Валиде-султан выделила тебе комнату, Ирум, ты ж теперь хюнкяр-калфа, тебе большая честь выпала. - говорила старая казначейша. - Устраивайся, как тебе будет удобно.
Вещи были занесены, и Ирум принялась их расставлять, благо, их было немного. Сундук с нарядами был поставлен в угол, и калфа решила перебрать пожитки. Она откинула тяжёлую крышку и стала рыться в вещах. Всякий раз её пальцы натыкались на что-то широкое и большое. Одержимая странными сомнениями, она стала выкидывать платья, пока наконец не...
Сундук был широк, и в нём, судя по всему, мог поместиться взрослый человек. Из сундука медленно поднимался мужчина в янычарском одеянии. Он медленно разминал затекшие конечности, в то время, как Ирум в оцепенении стояла и смотрела. Кто-то в гареме подкуплен, Эркина провели сюда и спрятали так ловко, что ни одна живая душа не заподозрит уловки. Меж тем нежданный гость совсем оправился и подошёл к хозяйки покоев вплотную. Ирум подкинуло на постели от ужаса.
"Это сон, Ирум, всего лишь очередной кошмар..." - уговаривала себя девушка. Она пробовала читать молитву, но губы, как на зло, совершенно не слушались.
  - Уйди! Прочь! Что тебе здесь нужно? Ступай, пока я сама не убила тебя... - заговорила она во сне, мимолётно понимая, что её голос звучит и наяву. Но останавливать кошмар было уже поздно.

+1

4

Ирум металась по кровати. Ее волосы рассыпались по подушке, веки дрожали, а губы побелели. Когда великая валиде вошла к ней, калфа закричала. Кёсем нахмурилась. Были ли это обычный кошмар, преследующий больную или это было отражение недавних событий? Как знать. Именно для этого султанша и пришла в лазарет, чтобы отличить ложь от правды, чтобы понять, что же недавно произошло с калфой.
Ирум грозится кого-то убить. Жаль, нельзя увидеть её мысли, прочитать чувства. Кёсем оставалось лишь гадать и ждать, когда служанка снова что-то скажет. А пока, Махпейкер присела рядом с калфой. Но женщина словно почувствовала присутствие султанши и немного успокоилась. Валиде подозвала одну из лекарок.
- Что она уже говорила, пока меня здесь не было? - шепотом спросила султанша.
- Ничего особенного, - таким же тихим голосом ответила ей женщина. - В основном требовала, чтобы кто-то отстал от нее и грозилась убить.
Кёсем кивнула. Она не ожидала, что узнает правду прямо сразу. Сейчас нужно было терпение, а валиде умела ждать.
Лекарка уже хотела уходить, но задержалась, словно хотела сказать что-то еще. Султанша сделала знак продолжать.
- Мне кажется, валиде, что Ирум-хатун обращается к мужчине.
- Что заставляет тебя так думать? - спросила Кёсем.
- Н-не знаю, - женщина потупилась. - Просто... вряд ли так можно кричать на женщину или...
- Хорошо, я поняла, - перебила её султанша. - Можешь идти. Если понадобишься, я позову.
С низким поклоном лекарка вышла.
"К мужчине, говоришь" - на лбу Кёсем появилась морщинка. "Посмотрим, может ты окажешься права".

+4

5

- Пусти!... Пусти, мерзавец! - бредила Ирум, не видя и не слыша никого вокруг себя. Сейчас перед ней были только жестокие и распутные янычарские глаза, её тело до сих пор ощущало прикосновение жёстких рук, тяжёлое дыхание, редкие отрывистые слова... - Не посмеешь!
Калфа в очередной раз метнулась, напряглась и откинулась. Пальцы её рук инстинктивно сжали и без того смятую простыню. Ирум бил озноб, лицо горело, а на губах до сих пор ощущался вкус крови от того поцелуя, граничащего с укусом. До неё не сразу дошло, что на её постели кто-то сидит. Она выкрикнула пару несвязных слов, раскрыла глаза, и...
- Валиде?! - калфа очнулась так же внезапно, как и много раз до этого впадала в беспамятство. На её постели сидела Кёсем-султан, неподвижная, словно каменное изваяние. На неё был тёмно-синий наряд с благородной золотой вышивкой и обилием украшений. Будь в лазарете хоть чуть-чуть светлее, вся это роскошь мгновенно ослепила бы даже самого привычного человека. Ирум тоже на мгновение зажмурилась, при этом её красивое, но сейчас обезображенное побоями, лицо исказилось. Глазам было больно - не то от бликов, не то от ядовитых слёз... У неё не было сил говорить с величайшей из всех султанш, и кроме одного-единственного слова губы больше не произнесли ничего. Пока, во всяком случае.
- И так по нескольку раз в день, госпожа... - устало вздохнула добрая Нагме-хатун. - Придёт в себя на несколько минут - и опять бредит. Видно, кто-то напугал её до смерти, да ещё и на жизнь покушался...
Слова сердобольной врачевательницы были встречены одним коротким жестом: Кёсем-султан хазретлери вскинула руку, как бы говоря, что лекарша покамест может идти. На данный момент в её помощи не нуждались. Ирум замерла, поняв, что сиятельная валиде пришла не просто так, и хотя она ещё не могла взять в толк, зачем именно, но уже предчувствовала, что её полуночный визит доставит всем обитателям гарема много неприятностей.
"Если бы Хюма Шах-султан пришла сюда... Или Айшехан-султан... Они не станут меня ни в чём подозревать..." - с какой-то неизбывной тоской подумала Ирум.

+4

6

Валиде молча смотрела на калфу. Слова Нагме-хатун лишь подтвердили подозрения Кёсем. Но спрашивать в лоб султанша не собиралась, ведь это лишь испугает Ирум еще больше. Калфа попыталась сесть на постели, но валиде чуть покачала головой.
- Не напрягайся, Ирум, - как можно более мягко произнесла Кёсем. - Сейчас тебе нужно отдохнуть.
Было не похоже, что слова султанши успокоили калфу. Она снова откинулась на подушку и теперь испуганно следила за каждым движением Махпейкер. Вернулась лекарка и принесла лекарство.
- Ирум, ты должна это выпить, - сказала она.
Тем временем Кёсем обдумывала свои дальнейшие слова. Она пока не знала, с чего начать разговор, но молчание уже и так затянулось, и валиде сказала:
- К тебе здесь хорошо относятся? Надеюсь, ты скоро поправишься и сможешь вернуться к своим обязанностям. Хюма Шах-султан просила передать тебе, что она будет рада снова видеть тебя в своих покоях.
Султанша замолчала, наблюдая реакцию Ирум. Калфа казалась спокойной, значит ночной кошмар уже отступил. Интересно, догадывалась ли она об истинной цели визита Кёсем? Скорее всего да, но не подавала виду. Валиде решила дать ей еще чуть-чуть времени, чтобы прийти в себя и собраться с мыслями. Она не хотела насильно вытягивать правду из Ирум. Тем более, что такой способ может лишь исказить слова калфы, скрыв истину от валиде.
А проверить то, что она узнает, великая валиде всегда сможет, в лазарете достаточно ушей, которые слышат каждое слово.

+2

7

Ирум приподнялась на постели. Каждый сустав горел, кости сковывала страшная боль. Но женщина старалась держаться подобающим образом в присутствии самой великой из султанш. Что-то во взгляде валиде показалось ей недобрым, но ей так не хотелось допускать никаких дурных мыслей, особенно после вчерашнего происшествия.
- Мне уже лучше, Кёсем-султан. - слабым, хриплым голосом ответила Ирум. - Благодаря Вам, я всё ещё дышу. Низкий поклон Хюме-султан.
Калфа стихла, так как боль вновь начала брать верх. Она больше не знала, что говорить, хотя отлично осознавала, что долгая пауза - недобрый признак. Поэтому, кое-как справившись с болезненными ощущениями, Ирум продолжила:
- Ваш приказ я выполнила. Несмотря на то, что случилось, я отнесла нужную сумму Арнике-хатун.
Упоминание этого имени вызвало в памяти Ирум страшные картины прошлой ночи. Перед глазами женщины вновь возник хищный взгляд Эркина, холод, которым веяло от каменных стен, к которым она была прижата сильными руками. Лицо Ирум передёрнулось от секундной судороги.
- Если бы не лихие люди, я бы вернулась гораздо ранбше. Простите меня...

+2

8

"Лихие люди, говоришь?" - подумала Махпейкер. "Интересно, кто же ей встретился?"
Валиде пристально посмотрела в глаза калфы, словно хотела прочитать в них ответ. Но Ирум отвела взгляд. Как бы не хотелось Кёсем выведать все тайны, она молчала. В палату вошла лекарка и обратилась к султанше:
- Простите мою наглость, госпожа, но больной необходим покой.
Она замолчала. Махпейкер поднялась.
- Я еще приду тебя навестить, Ирум. Надеюсь, к тому времени ты уже будешь хорошо себя чувствовать. И я надеюсь услышать твой рассказ о "лихих" людях, задержавших тебя в пути.
Валиде направилась к двери. Лекарка, повинуясь еле уловимому знаку султанши, пошла за ней. Уже в коридоре, Кёсем остановилась и обратилась к женщине.
- Если она снова будет бредить, немедленно известите меня. Так я вернее узнаю правду, чем если буду выслушивать ее отнекивания и ложь.
Хатун низко поклонилась повелительнице и вернулась в палату. Султанша отправилась в свои покои.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+1


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Ночной бред (19 января 1642 года)