http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/cd/style.1546886450.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/c1/style.1546892299.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Змея под султанским покрывалом (5 мая 1660 года)


Змея под султанским покрывалом (5 мая 1660 года)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода
Змея под султанским покрывалом

Время и место действия
5 мая 1660 года.
Стамбул - Дворец Топкапы / покои Эмине Ферахшад-султан

Суть
Эмине-султан приподносит пвдишаху подарок - красавицу-наложницу из Старого дворца. Об этом подарке узнаёт валиде Турхан и является в покои соперницы, чтобы "выяснить ситуацию". Ферахшад заверяет, что хатун ничего не замышляет против султана, что её обязанность заключается в одном - дарить счастье повелителю. Турхан же воспринимает случившееся как вызов себе лично. Разговор между госпожами положил конец их перемирию.

Участвуют
Эмине Ферахшад-султан, Турхан-султан.

0

2

Не имея особо важных дел, валиде-султан решила спуститься в гарем. Расспросить евнухов о том, как идут дела, разыскать старшую калфу и хазнедар, чтобы осведомиться о финансах, было отнюдь не лишним. Когда всё это было сделано, и слуги отчитались о проделанной работе, султанша уже собиралась идти, как вдруг её внимание привлекло оживление, царившее на верхнем ярусе. У одной из комнат, где живут фаворитки, собралось пять или шесть девушек. Они обступили красавицу с длинными чёрными волосами, тоненькую, как тростинка, с большими изумрудно-зелёными глазами. Евнухи, что чином пониже, вносили в раскрытые двери ларцы и сундуки, а наложницы перемигивались и шептались. Черноволосая красавица смущалась и, казалось, не верила своему счастью, однако подруги ободряли ее, как только могли. Турхан взяло любопытство, и, подозвав к себе агу, она чпросила:
  - Что творится наверху?
Евнух поклонился и почтительно ответил:
  - Повелитель оказал великую честь этой девушке, госпожа. Её переселяют в покои фавориток.
Валиде изумлённо повела бровью, а в глазах мелькнуло колючее недоверие. Не сказав ни слова, она поднялась наверх, к фавориткам. Девушки чинно расступались, давая дорогу своей госпоже, а та в свою очередь, отыскав нужную комнату, зашла туда и огляделась. Наложница уже сидела на тахте, но едва в дверном проёме показалась статная фигура султанской матери, поднялась и плклонилась, стыдливо опустив глазв.
  - Имя? - коротко и сухо спросила Турхан, подступая к девушке вплотную. Величественный шёрох наряда госпожи, казалось, заставил бедняжку сжаться еще сильнее, не говоря уже о том, что проницательный взгляд её был способен выдержать не каждый. После неловкой паузы Турхан повторила свой вопрос.
  - Джансеза, валиде. - робко прошептала девушка. Её голос звучал подобно шелестящей сухой траве.
  - Откуда ты? - продолжила султанша, не отводя глаз от наложницы. Красивая, надо правду сказать... Разве что очень худая, но волосы, изящные руки, черты лица и голос были, поистине, прекрасны.
  - Из Македонии, госпожа. - ответила девушка. Турхан недовольно нахмурилась. Она совсем не это имела в виду: хатун говорила на чистейшем турецком, а это значит, что в Османской Империи она уже не первый год.
  - Я не об этом спрашиваю тебя. - как можно более мягко и миролюбиво начала валиде. - Ты прекрасно владеешь нашим языком, значит, ты здесь давно. Где ты жила до того, как пришла в гарем?
Девушка смутилась ещё сильнее, но ответила:
  - Раньше я слыжила в старом дыорце, госпожа. Меня вернула в Топкапы Эмине Фервхшад-султан. Я здесь всего неделю.
Этого оказалось достаточно, чтобы Турхан пришла в ярость. Значит, Эмине за её спиной плетёт интриги и отправляет султану наложниц? Кто знает, что поручено этому миловидному змеёнышу в женском обличии?
Вовремя опамятовавшись, валиде-султан скрыла свой гнев, взяла наложницу за руку и скзаала:
  - Ты очень красива, Джансеза. У тебя большое будущее... если ты, конечно, будешь разумной.  В гареме все решаю я, поэтому послушайся доброго совета: не играй с огнём и выбери правильную сторону. А сейчас следуй за мной.
Обе женщины вышли из комнаты, и опять перед валиде все расступились. Джансеза шла сзади, и наложницы провожали её сочувствующими взглядами. А между тем Турхан-султан вела девушку не абы-куда, а в покои Эмине Ферахшад-султан, чтобы уличить её в подлых намерениях против султана. Благо, девушка оказалась мягкосердечной , да к томуже, не из храбрых, поэтому выложила перед валиде всю правду.

0

3

- Эмине-султан... - тихий, бархатистый голос девушки вывел госпожу из задумчивости, заставив обернуться. Посреди комнаты стояла Кадер-хатун, верная служанка и помощница хасеки. В её правой руке был зажат футляр с письмом. Ферахшад поднялась с места, подошла к рабыне и взяла послание.
- От кого это? - спросила женщина, вынимая тщательно скрученный свиток.
- Это мне неизвестно, госпожа. - ответила Кадер, опуская голову. - Сейфи-ага передал мне это в коридоре, ничего не объяснил. Сказал только, что это для Вас.
Ферахшад смерила Кадер строгим взглядом, но, по глазам убедившись, что та говорит чистейшую правду, спокойно сказала, что та можкт возвращаться к своим обязанностям. Служанка поклонилась и вышла за дверь, оставив хасеки-султан наедине с таинственным посланием. Эмине вновь села на диван и углубилась в чтение. Её сердце ликовало, ибо это оказался долгожданный ответ Семиза-паши.
"Прежде всего, хочу выразить своё безмерное уважение и признательность Эмине Ферахшад-султан, да продлит Аллах её лета. Госпожа, я был несказанно обрадован вестью о том, что Хайринисса-султан хвзретлери не отказывается от никяха. Ещё более отрадно уповать на то, что её желание искренне. Теперь я полностью повинуюсь Вашему слову, госпожа, смиренно жду распоряжения о прибытии в столицу для заключения брака. Я отфщу благовидный предлог для повелителя, чтобы оправдать свой внезапный приезд. С помощью Всевышнего, благое дело, задуманное Вами, свершится в кратчайшие сроки.
Искренне предвнный раб Ваш, Семиз-паша."
Ферахшад торжествовало. Паша скоро приедет в Стамбул, стоит ей только назначить дату. Хайринисса всё ещё плачет, но материнское сердце подскажет, в чём найти утешение. Преданность Семиза шехзаде была теперь несомненной, поэтому султанша могла вздохнуть спокойно. Смяв письмо, она встала и, подойдя к очагу, кинула листок прямо на оранжевый язык ненасытного пламени. Бумага на её глазах стала тлеть и превращаться в чёрный уголь. Ферахшад наблюдала за тем, как она горит и надеялась, что все её завистники и недруги сгорят точно так же.
"Что ж, паша, ты сделал свой выбор. Я нвдеюсь на тебя и на твою верность моему сыну..." - думала Ферахшад, возвращаясь на своё место.
В это время за дверьми послышалось громкое
  - Дестур! Валиде-султан хазретлери!
Пришлось вставать и отдавать поклон ненавистной сопернице, но Эмине чделала это с улыбкой, а так же с неповторимой кошачьей грацией. Подняв глаза, она увидела, что позвди валиде стоит ещё одна девушка. Короткого мига хватило, чтобы понять: Джансезу-хатун разоблачили... хотя, собственно, в чём? Хасеки отправила её падишаху без каких-либо дурных намерений, следовательно, ни на девушке, ни на её хозяйке, греха нет и быть не может. Но те, кто хорошо знают Турхан, должны ждать бури в любой момент. Эмине тоже её ждала, ждала, чтобы встретить с гордо поднятой головой и приветливой улыбкой.
  - Какая честь, валиде, что Вы решили навестить меня. - учтиво, но не без едкого намёка, произнесла Ферахшвд.

0

4

Степенная и величественная, Турхан переступила порог покоев своей соперницы. Позади тихо, как кошка, ступала Джансеза. Валиде так оглядывалась вокруг, словно хотела уничтожить своим взором всё, до мелочей.
Эмине сидела у очага, невозмутимая, уверенная в собственных силах. Валиде усмехнулась. Между ней и Эмине была разница всего в один год, и Турхан была моложе. Самая юная среди султанш, она стала самой влиятельной. И никакая Ферахшад этого не изменит. Тем более руками этой девчонки.
  - Доброго вечера, Эмине. - взгляд Турхан медленно перемещался сначала по лицу яферахшад, потом по её роскошному наряду, затем упал на пылающий огонь в камине. На серо-чёрных углях тлел огонь в камине. Письмо! Интересно, от кого и кому? В стенах Топкапы может происходить всё, что угодно, поэтому этот листок уносил с собой в огонь какую-то тайну, какую угодно, с кем угодно связанную, но страшную.
Турхан не выразила удивления на своём лице, потому что пришла не по этому вопросу.
  - Подойди, хатун. - Джансеза повиновалась. - Тебе знакома эта наложница?
По лицу Ферахшад было видно, что ей эта девушка не просто знакома, а очень хорошо известна. Турхан уловила это по дёрнувшимся уголкам губ, по дрогнувшим векам, по нервно сжавшимся пальчикам. Джансеза рядом трепетала, как осиновый лист. Валиде торжествовала. Двух змей раздавит сразу!
  - А теперь рассказывай, Ферахшад, как давно эта гадюка обретается возле моего сына? - голос Турхан звучал угрожающе. - Не переживай за моего сына. Он повелитель всего мира. А ты и так в гареме корни пустила. Пусть от них питаются молодые деревца - твои дети.
Сделав знак Джансезе удалиться, Турхан присела рядом с Ферахшад.

+2

5

А Эмине и не думала запираться и отрицать, что отправила к султану девушку. В некоторых случаях правда - самое лучшее оружие, особенно против людей, которые на дух её не переносят. Одной из таких была Турхан, так что лучше поколоть ей глаза истиной. Слова валиде ничуть не разозлили Ферахшад, хотя когда мать повелителя переступила комнату, она несколько нервничала, но теперь это прошло. Вообще вся эта канитель была для хасеки лишней, хотя... Нет, не лишней, а очень даже нужной!
"Пусть Турхан лютует и ищет виноватого там, где его нет, пусть везде вынюхивает предательство, а я между тем чделаю то, что полагается. Семиз-паша станет мужем Хайриниссы, а Турхан-султан и знать ни о чём не будет... Надо бы поговорить с повелителем, да так, чтобы он согласился... однако тогда он расскажет всё матери... Что же делать?
Эмине была далека от всего в этот момент, но требовалось ответить валиде хоть что-то.
  - Да, мои корни ушли глубоко в землю, валиде. - Ферахшад поднялась со своего места. - Но слава Аллаху, они не ядовиты, в отличие от Ваших. Наложница отправлена мной, но у неё даже в мыслях нет навредить повелителю. Я благодарна ему за заботу о моей дочери, вот и всё. Я
И это было действительно так. Мехмед поддерживал Хайриниссу, относился к ней с бесконечной теплотой, Ферахшад часто видела, как радостно блестели глаза пвдишаха, когда его младшая сестра улыбалась.
Удивительно, что мать и сын так не похожи друг на друга? Как у змеи мог родиться львёнок? Как гиена могла вскормить  орла? Этого Эмине совершенно не могла понять... и не пыталась.
  - Не надо, госпожа! - твёрдо и даже с раздражением продолжила всегда улыбчивая хасеки. - Не надо во всём искать подвох! Вы скоро будете бояться собственной тени, ибо страх пожирает Вас изнутри. Перестаньте видеть во всем только дурное, и тогда вс наладится само собой.

+1

6

В сильнейшем раздражении валиде-султан сжала пальцы в замок почти до хруста в костях. Ей было крайне досадно видеть, что в гареме не вся власть в её руках, раз кто-то смеет отправлять Мехмеду надожниц без её согласия. Так бы и убила на месте эту Ферахшад, если бы это было возможно. И эта дрянь ещё имеет право упрекать мать султана в трусости?
  - Что за дерзость, Эмине? - медленно начаа Турхан, оправляясь от гнева. - Да будь в твоей пустой голове хоть капля ума, а в твоём лживом сердце хоть капля совести, ты возносила бы благодарственную молитву Создателю за каждый вздох. Отныне твоя жизнь в моих руках, Эмине. Хоть одно неверное движение - и ты будешь молить меня о смерте, так и знай.
И Турхан, гордо повернувшись, направилась к двери. Но на пороге вдруг остановилась, словно вспомнила ещё нечто важное и сказала:
  - За дверью ждут аги. Они отведут в темницу это ничтожество, - тонкий пальчик, украшенный массивным перстнем с золотой чеканкой, указал в сторону яджансезы-хатун. Поз взглядом ввлиде-султан девушка сжалась в комок, но султанша даже не обратила на это внимания, - а тебе, Ферахшад, я даю три недели, пока не будут закончены приготовления. Ты поедешь в Эски Сарай. Я распоряжусь приготовить тебе покои ничуть не хуже, чем эти. Я бы могла отдать приказ казнить тебя, но знаю, что мой лев этого не одобрит. На первый раз буду к тебе милосердна. Не волнуйся, у тебя ещё есть время попощаться с детьми и с этим дворцом. Возможно, однажды я приеду навестить тебя.
На сей раз Турхан действительно закончила. Скрипнула дверь, по знаку госпожи в комнату вошли двое слуг и, взяв под руки Джансезу, увели её, находящуюся в полубеспамятстве. Турхан покинула комнату ненавистной Эмине Ферахшад с холодным достоинством, даже не обернувшись напоследок.

+1

7

В душе Эмине всё кипело и бурлило, словно расплавленная смола в котле. Едва валиде-султан, довольная собой до неприличия,   пркинула комнату, хасеки ощутила, что земля плавно уплывает из-под её ног. Женщина резко встала, сдовно хотела выкрикнуть вслед Турхан какое-нибудь проклятье, но нервное потрясение быстро взяло верх: Ферахшад качнулось, её повело в сторону, и в следующую секунду столик с немногочисленной посцдой, стоящей на нём, с грохотом упал на пол. На шум прибежало двое служанок. Увидев, что их госпожа чересчур взволнована, они взяли её под руки и усадили на софу. Эмине одарила доброхоток таким взглядом, что от двух наложниц остался бы один пепел.
  - Ферахшад-султан, заклинаю, не утомляйте себя. Я поспешу за лекаршей, а Зюмрют с Вами останется. - начала, было, первая, но султанша глубоко вздохнула и произнесла:
  - Прочь с глаз моих! - это прозвучало так тихо, так многозначительно, словно каждое слово было придорожным камнем и весило не менее пуда. В свите у Эмине-султан дурочек не было, так что дважды повторять не пришлось. Девушки удалились в смежную комнату, а хасеки осталась одна. Перед глазами стояли коридоры Старого Дворца. О, эти воспоминания не давали ей покоя много лет. Когда погиб повелитель, Эмине ощутила всей кожей, что скоро во дворце прольётся много крови. Турхан (будь она проклята) никому не даст спокойно жить в Топкапы. А первой это поняла Кёсем-султан. И вот один раз в покои Ферахшад зашёл евнух, статный, словно высеченный из чёрного дерева, и объявил, что велкая валиде ждёт свою младшую невестку в карете. Эмине оделась и в сопровождении только этого незнакомого евнуха дошла до кареты. Через два часа они приехали в Эски Сарай. Великая валиде долго водила невестку по дворцу, заставляла зайти в каждую комнату, и Эмине поражалась: все говорят об этом месте с таким страхом, когда пугаться совершенно нечего... Она задала вопрос валиде, и та охотно ответила:
  - С первого взгляда это место кажется раем, Эмине. Ты рассчитывала увидеть нищету? О, нет! Здесь же, всё-таки, живут султанши! Их чтят не меньше, чем в Топкапы, исполняя все их прихоти.
  - Тогда в чём состоит наказание, валиде? - Ферахшад всё ещё не могла взять в толк, к чему ведёт царственная свекровь.
  - В том, что женщина лишается поддержки своих родных, доченька. - от последнего сказанного слова молодая хасеки потеряла дар речи. Так Кёсем ещё ни к кому из невесток не обращалась, даже к Салихе, ходившей у неё в любимицах. - Е могут навещать, но без позволения повелителя в Топкапы она не вернётся. Многие из тех, кто жил здесь, тосковали по детям. Стены этого дворца впитали в себя столько слёз, что я удивляюсь, как он ещё не рухнул, ведь недаром же говорят, что слеза камень точит. Я сама провела здесь четыре года. Каждую ночь я просыпалась от странных голосов. В моей комнате словно кто-то плакал и звал свою смерть. Я слышала этот голос, слышала его слова, отравленные болью. Он желал смерти не только себе, а и тому, кто будет жить здесь после него.
Ферахшад слушала, затаив дыхание - рассказ валиде потряс её до глубины души.
  - Знаешь, я не удивлюсь, если это проклятье сбудется, и однажды я умру страшной смерттю. Это всё я говорю для того, чтобы ты знала: однажды меня не станет, и змея по имени Турхан сделает всё, чтобы избавиться от тебя и детей. Не унывай. Даже если тебя запрут в Старом Дворце, то, если будешь разумной, сможешь найти себе защиту вне его и даже вернуться.
Эти слова утешали султаншу, но мысль о разлуке с детьми пугала и угнетала её.
"Будь что будет, - решила она наконец, - даже если мне не избежать ссылки, однажды я вернусь, и тогда вы все узнаете меня!"
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

0


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Змея под султанским покрывалом (5 мая 1660 года)