http://forumfiles.ru/styles/0019/64/4c/style.1513438851.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/92/f0/style.1522497235.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Верность требует награды (12 апреля 1647 года)


Верность требует награды (12 апреля 1647 года)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Номер сюжета
Первый сюжкт

Название эпизода
Вернасть требует награды.

Время и место действия
12 апреля 1647 года.
Дворец Топкапы - комната хранителя султанских покоев.

Суть
Турхан-султан приходит к Фехми-аге с разговором, в котором намекает на то, что хранителя султанской опочивальни ожидает самая приятная награда.

Участвуют
Фехми-ага, Турхан Султан.

0

2

Ласковое весеннее солнце заливало яркими лучами всю комнату, играло и переливалось, словно бы улыбаясь новому дню. Рано утром султан Ибрагим вызвал к себе хранителя покоев и объявил о своём желании целый день провести на охоте, а может быть даже и весь следующий день, поэтому Фехми-аге было поручено строго следить за порядком во дворце, и если вдруг что случится, послать к нему гонца с подробным докладом. Фехми-ага низко поклонился повелителю, пожелал ему удачной охоты и пообещал, что всё будет исполнено так, как угодно великому падишаху мира. Султан уехал, даже не известив о своём отъезде никого, кроме своей матери, которую он любил и боялся одновременно, перед которой всегда чувствовал внутренний трепет и робость, даже если находился в дурном расположении духа, готовый ещё секунду назад отрубить голову всем, кто так не вовремя подворачивался на его пути, даже несмотря на это в покои Кёсем-султан он входил осторожно и как будто с опаской, с большим вниманием и почтением вслушиваясь в каждое слово своей валиде, лишь время от времени высказывая свои соображения по тому или иному поводу. Но как только султан выходил после разговора обратно в коридор, его лицо снова становилось грозным и мрачным, а голос властным, холодным и острым, словно отличной выделки клинок из дамасской стали.
Но вот повелитель уехал, взяв с собою нескольких верных своих приближённых, и хранитель покоев остался один в полутёмных коридорах дворца, который ещё спал крепким, утренним сном. Фехми-ага уже давно привык просыпаться рано, чтобы успеть сделать утренний обход дворца до того, как большинство его обитателей проснётся и примется за свои обычные повседневные дела. Позавтракав остатками вчерашнего ужина, Фехми-ага надел свой обычный наряд, пригладил растрепавшиеся за ночь волосы и уже собирался выйти из своей комнаты, как вдруг в дверь постучали и стражник торжественно произнёс:
- Хранитель покоев, Турхан-султан пожаловала по очень важному и тайному делу.
Фехми-ага был немало удивлён, он никак не ожидал прихода госпожи в столь ранний час. "Интересно, что это за важное дело, которое моя госпожа хочет скрыть за завесой тайны", - думал про себя хранитель покоев, - наверняка повелитель сообщил и ей о том, что собирается на охоту, и она решила воспользоваться этим, чтобы поведать мне какую-то тайну. Интересно, что же это может быть.
Заинтригованный, Фехми-ага поспешно отворил дверь, давая возможность госпоже войти. Турхан-султан вошла в небольшую комнатку Фехми-аги своей обычной, царственной походкой, высоко подняв голову и быстрым взором своих ясных, внимательных глаз окидывая всю скромную обстановку комнаты. Наконец, её взгляд остановился на Фехми и задержался на нём долю секунды. Фехми почтительно поклонился своей госпоже до самой земли, приглашая её пройти внутрь.
- О, госпожа моя! Вы осчастливили меня своим приходом, я рад видеть вас в моей скромной обители, - он улыбнулся, - но что же за срочное дело заставило вас пробудиться в столь ранний час? Что-нибудь серьёзное, госпожа? Если от меня потребуется какая-то помощь, я всегда к вашим услугам, вы только прикажите, я всё для вас сделаю.
Он ещё раз улыбнулся, султанша улыбнулась ему в ответ особенной, только ей свойственной лёгкой улыбкой. Это был хороший знак.

Отредактировано Фехми-ага (2016-07-29 11:13:55)

+1

3

Утро встретило луноликую Турхан-султан приветливо и солнечно. Поцеловав спящих Мехмеда и Гевхерхан, женщина встала и велела принести одежду. Одеваясь в новое платье, зелёное, с изысканным шитьём и изящными обтягивающими рукавами, поверх которых были ащё одни, похожие на крылья и доходящие чуть ли не до пола, султанша обдумывала планы на сегодняшний день.  Мысль о том, что надо зайти за благословением к валиде, была отвергнута, хоть и не без колебаний. Нанести визит Айшехан-султан - идея хорошая, тем паче, госпожа сама неоднократно звалв невестку к себе в гости. Но первое, что нужно было сделать - это навестить повелителя. С этой мыслью Турхан покинула гарем и направилась в сторону султанской опочивальни. Чауш оповестил, что падишаха во дворце нет.
  - Вот как... - задумчиво выговорила Турхан, поправляя платок. - А хранитель покоев уехал с ним?
  - Нет, госпожа. Фехми-бей у себя.
Светлая мысль, возникшая в голове хасеки, сразу улучшила её настроение, несколько испорченное вестью о том, что султан покинул дворец, никого даже не известив. Раз Фехми здесь, значит, можно поговорить о том, что давно обдумывалось и теперь утвердилось окончательно.
  - Доложи ему о моём приходе. - властно сказала женщина. Чауш открыл двери и что-то спросил у хозяина комнаты. Уже через секунду вновь стоял перед госпожой, приглашая её внутрь.
Комната хранителя покоев не отличалась пышностью. Широкая кровать с пологом, письменный стол, длинный диван и дастархвн. В стенных выемках стояли лампы и свечи. Росписи были только в некоторых местах, остальную же часть стен занимала каменная кладка.
Фехми приветствовал хасеки, согласно османскому дворцовому этикету. Турхан несколько удивилась, когда услышала, что речь пойдёт о какой-то тайне. Ей ничего не оставалось, как только улыбнуться и сказать:
  - Никаких тайн, Фехми-бей. Хотела узнать, когда повелитель вернётся во дворец, а потом поговорить о тебе.
Получив исчерпывающий ответ, что султан отправился на охоту, Турхан приступила к хранителю покоев с такими словами:
  - Мы все очень довольны тобой, Фехми-ага. В особенности - я. Ты искренне верен нашей семье и повелителю, поэтому я бы хотела вознаградить тебя. Чего бы тебе хотелось? Говори, не стесняясь и не кривя душой - хочу, чтобы эта награда была тебе в радость.
Турхан знала, что хранитель покоев очень скромен в таких делах и не станет озвучивать свои желания. Однако султанше хотелось приободрить его.

+1

4

Услышав слова султанши, Фехми-ага немного растерялся и никак не мог придумать, что же сказать ей в ответ. Он уже около пяти лет служил хранителем покоев и привык к своей ежедневной службе, прикипел к ней сердцем и ни за что не желал менять своего положения. Он очень любил и уважал повелителя, относился с должным почтением к его семье, ко всем хасеки и султаншам, а в особенности к Турхан-султан и её детей. Шехзаде Мехмед рос любознательным, умным мальчуганом, похожим на желторотого, забавного птенчика, объятого большим желанием во что бы то ни стало непременно научиться летать. Хранителю покоев часто доводилось с умилением наблюдать, как пятилетний шехзаде с очень серьёзным, умным видом входил к отцу в его покои, когда тот сидел, склонившись над большой картой, и принимался тыкать пальчиком в изображения на карте, которые были обведены красным (это были отмечены важнейшие стратегические пункты, которые заслуживали пристального внимания повелителя в очередном предстоящем походе), шехзаде просил отца:
- Возьми меня с собой в поход, отец, я хочу сражаться вместе с тобой.
Султан громко смеялся и, поцеловав сына в лоб, отвечал:
- Возьму, обязательно возьму, только подрасти немного, я приставлю к тебе лучших учителей, которые обучат тебя военному делу, и тогда ты сможешь участвовать вместе со мной в походах.
В такие минуты шехзаде обычно надувал губки и обиженно выходил из покоев своего отца, а потом бежал к своей валиде и обиженно говорил, что отец не берёт его с собой в поход, что отец его не любит и не хочет, чтобы его сын стал настоящим воином. Турхан-султан смеялась и как могла, успокаивала маленького шехзаде.
Гевхерхан была полной противоположностью своего брата, она не могла стерпеть, если что-нибудь делали не так, как она хочет и часто устраивала скандалы по этому поводу, так что на её крики и плач сбегался чуть ли не весь гарем и служанки пытались успокоить свою маленькую госпожу. Султан Ибрагим всегда жалел свою дочь и старался удовлетворять все её желания, однако капризный характер маленькой султанши менялся почти каждую минуту, поэтому даже повелителю, в конце концов, надоедало всё это, и он приходил в ярость, говорил, чтобы Гевхерхан увели в покои, потому что он больше не может выносить её слёз.
Пристальный взгляд госпожи вывел хранителя покоев из задумчивости. Фехми-ага смотрел на султаншу, не понимая, что могут означать её слова. Он сказал:
- О, госпожа моя! Если я чем-то разгневал вас или не достаточно хорошо служил вам, простите меня. Если речь идёт о том, чтобы отправить меня подальше от столицы простым санджак-беем, я снесу это спокойно и терпеливо. Вы знаете, как бесконечно я предан вам, госпожа! Если понадобится, я жизнь готов отдать за вас и за ваших детей, лишь бы с вами всё было хорошо. Но я всё никак не могу понять, о какой награде вы говорите. Если вы имеете в виду повышение по службе, то для меня нет большей награды, чем быть рядом с нашим великим падишахом, служить ему и вам, и мне ничего больше не нужно.
Он замолчал, сообразив, что он уже и так много говорит - Фехми-ага вообще никогда не отличался многословностью и не привык много говорить. Он посмотрел на султаншу, ожидая её ответа. Лицо Турхан-султан оставалось спокойным и безмятежным, и тогда хранитель покоев понял, что речь идёт о какой-то совсем другой награде.

Отредактировано Фехми-ага (2016-07-31 10:46:24)

0

5

Как и следовало ожидать, Фехми проявил недюжинную скромность, которая была скорее истинной, чем ложной. Турхан было доподлинно известно, что теперешний хранитель и смотритель султанской опочивальни совсем не сребролюбив, и что единственную ценность для него представляет только честь и доброе имя. Однако в последнее время до Турхан начали доходить слухи, которые никак не вязались с безукоризненной репутацией Фехми. Бей, который отличался благородством и верностью, а так же слыл истым мусульманином, всё чаще бывал замечен в кабаках и даже в обществе непотребных женщин. Когда хасеки-султан услышала об этом впервые, её удивлению и недоверию просто не было предела, но когда известия о "досуге" хранителя покоев стали приходить всё чаще, Турхан решила положить этому конец. Проницательное женское сердце и острый ум ук прирождённой украинки - вот что подсказало златокудрой госпоже верное решение. Поэтому выслушав отповедь Фехми-бея, ятурхан сказала:
  - Слышала, ты часто по вечерам ходишь в мейхану, топишь грусть в вине и в объятиях тамошних женщин. Ты ведь слывёшь во дворце очень религиозным человеком, все считают, что тебе чужды пороки. А уж пьянство и прелюбодеяние - и подавно. Так измениться может только тот, у кого на сердце глубокая рана.
Турхан подступила к аге на шаг ближе и доверительно посмотрела ему в лицо, словно подтверждая своё участие в его судьбе.
  - Если Кёсем-султан узнает о твоих похождениях, то даже я не смогу защитить тебя. Она потребует твоей отставки. Поэтому я бы хотела как можно скорее покончить с кривотолками в нашем благословенном дворце. Скажи мне, кто та несчастная, которая сумела завладеть твоим сердцем? Для меня нет ничего невозможного - я с радостью посодействую вашему счастью. У тебя будет семья, дети. Иншалла, ты будешь счастлив.
Повисла звенящая тишина. Турхан прекрасно знала, по ком тоскует Фехми-ага, равно как знала и то, что он не решится назвать её имя вслух. Этот деликатнейший вопрос должен был остаться без ответа. Султанша просто давала понять, что ей известно гораздо больше, чем он думает.
  - Поверь, любая семья в Стамбуле и за его пределами с радостью захочет породниться с таким отважным, честным и статным беем, как ты. А мой долг - поспособствовать устроению твоей жизни. Все эти годы ты был беззаветно предан нам. Пришло время и нам ответить тебе благодарностью.

Отредактировано Турхан Султан (2016-07-31 14:31:49)

0

6

То, что сказала Турхан-султан, было горькой истиной. В те дни, когда Фехми-ага освобождался от своих обязанностей и передавал пост кому-то другому, в его распоряжении оказывалось несколько свободных часов, которые он нередко проводил в Мейхане Ставро-эфенди в Галате. В этом известном своей непристойностью заведении он пытался утопить свою грусть, выпивал за вечер много вина, но никогда не чувствовал себя пьяным. Он был пьян не от вина. С тех пор, как он случайно встретил в дворцовом саду Ирум-хатун, он не знал больше покоя. Часто он просыпался ночью и долго не мог заснуть, всё думал о черноокой красавице, которой с одного взгляда удалось пленить его грубое, давно уже заледеневшее сердце, с ранних детских лет не знавшее любви и заботы. Он отвергал всех женщин в мейхане, которым хранитель покоев как-то сразу приглянулся, и они липли к нему, словно мухи к лукуму, но Фехми совсем не замечал их. Он думал только об Ирум, ему казалось, что только ей под силу разогнать его печаль, которая, будто тяжёлый камень, лежала у него на сердце.
Но когда Фехми вспоминал, как холодно обошлась с ним девушка при первой их встрече, ему становилось ещё тоскливее, и в такие моменты он думал, что все эти его пустые грёзы напрасны, вряд ли Ирум-хатун захочет разделить с ним счастье. Как знать, может, у неё уже есть избранник её сердца, ему совсем не хотелось разрушать её счастье и становиться для неё помехой. Он думал: "Если она была так холодна со мной во время нашего разговора, то вряд ли её сердце воспылает любовью ко мне при следующей встрече, если она, конечно, будет. Тут наверняка что-нибудь есть, иначе эта гордая хатун не стала бы надевать эту холодную маску неприступности. А может быть, ей просто хотелось подразнить меня, поиграть со мной, как с куклой, но разве, наигравшись в волю, она не выбросит меня вслед за другими такими же, как я, сломанными и покалеченными куклами в какую-нибудь придорожную канаву. Может быть, не меня одного уже постигла такая же участь? Может, она со всеми так играет и забавляется, неужели в таком холодном сердце может когда-нибудь зародиться чувство любви? Но ведь и у меня сердце тоже за много лет покрылось толстым слоем льда, так может быть, именно мне суждено растопить этот лёд сначала в сердце Ирум-хатун, а уж потом она сама растопит моё ледяное сердце".
Так думал он долго, просиживая часами над кубком с вином и иногда даже не сделав ни одного глотка. Днём прекрасный, навязчивый образ почти не являлся ему, так как хранитель султанских покоев был занят своими обычными делами, но по вечерам этот образ неотступно следовал за ним повсюду: он мерещился ему в неверном свете факелов, в аккуратных шестигранниках оконных стёкол, в стакане с холодным шербетом, который Фехми каждый вечер выпивал перед тем, как лечь спать - главный дворцовый лекарь сказал ему, что шербет, выпитый на ночь, хорошо помогает тем, кто страдает бессонницей. Фехми-ага даже начал курить кальян, и это вошло постепенно у него в привычку, но даже и это не помогло - в дымных испарениях ему виделся всё тот же образ Ирум-хатун, и он просто не знал, что ему делать. Он понимал, что если так дальше будет продолжаться, он скоро сойдёт с ума, но дни шли за днями, а всё оставалось по-прежнему. Хранитель покоев приходил во всё большее отчаяние, он даже намеревался поговорить с самой Турхан-султан обо всём, рассказать ей о своей беде, но вот сейчас сама госпожа стоит перед ним и ждёт от него ответа, пытаясь выведать у него ту сокровенную тайну, которую он уже много месяцев хранит в своём сердце, а он ничего не может сказать ей в ответ, потому что не знает, как и с чего ему нужно начать. Язык словно прилип к нёбу, горло пересохло и слова застряли в нём, как будто не желая, чтобы он поведал султанше свою тайну.
- Госпожа моя, - наконец, смог выдавить из себя Фехми-ага, - мои посещения Мейханы старика Ставро - это правда, и я не буду этого отрицать. Вы оказались правы и на счёт того, что в моих посещениях этого ужасного заведения я пытаюсь скрыть мою печаль, но я не могу открыть вам эту тайну, так как мне кажется, что эта девушка... Ах, вот я уже и сам проговорился... Одним словом, вам уже наверняка известно, кто она, но я думаю, что она совсем не будет счастлива со мной и не захочет провести всю свою жизнь рядом с таким грубым и холодным человеком, как я. Она кажется мне такой далёкой, что даже самая далёкая звезда, когда я смотрю на неё, находится ко мне ближе, чем это прекрасное, неземное создание. И я...
Он больше не мог говорить, горло будто сдавило что-то тяжёлое, ему стало трудно дышать, но это продолжалось не долго. Он взглянул на султаншу и увидел в её глазах искреннее сострадание и сочувствие. Было видно, что его слова тронули сердце госпожи и она сама пришла в волнение. Он замолчал, ожидая её ответа.

Отредактировано Фехми-ага (2016-07-31 23:56:20)

0

7

Хасеки едва уловима улыбнулась своими перламутрово-розовыми губами. Оказывается, под нелюдимой и сдержанной оболочкой хранителя покоев скрывается страстно любящая натура. Турхан поняла, что грешно будет остаться безучастной к сердечным делам столь преданного слуги. К тому же, зная имя девушки, султанша мысленно потирала руки: предстоящим никяхом можно убить двух зайцев - осчастливить Фехми-агу и избавиться от Ирум, которая вертелась в гареме и изрядно опостылела госпоже. Единственной припоной являлась Хюма Шах-султан, которая таким образом лишиться верной помощницы. Хм... А ведь никях - это не повод бросать службу в гареме. Вот и прекрасно - и волки сыты, и овцы целы. Все довольны, а уж остальное дело за гибким и непредсказуемым умом Турхан.
  - Будь спокоен, Фехми-бей. Иншалла, недосягаемая звезда однажды сама упадёт тебе в ладонь. Если ты искренне этого желаешь, значит, твоя мечта осуществится.
Султанша вновь изысканно улыбнулась и удалилась, шурша струящимся нарядом.
Вернувшись в гарем, хасеки позвала к себе Афру-хатун. Когда хазнедар явилась, султанша велела принести ей гаремную книгу. Необходимо было пересмотреть записи, сделанные в деле Ирум-хатун. Её репутация, жалование и прочие сведения - важно было всё.
  - Но, госпожа, я не могу сделать это без ведома Кёсем-султан. Простите мою дерзость.
Турхан доверительно взглянула в глаза старой казначейши.
  - Не беспокойся, Афра. Я сама поговорю с валиде, а ты делай то, что я сказала.
Через пять минут в руках хасеки была толстенная книга, в которой были все записи о служащих гарема. Турхан засела за изучения бумаг, относящихся к яирум-калфе, вычисляя, какое приданное можно будет отпустить. Если, конечно, валиде даст согласие...

0

8

Фехми-ага просто не мог поверить в то, что только что услышал. Он уже давно понял, что султанша знает, кто покорил его сердце, но он ещё не мог поверить собственному счастью, а точнее, тому, что это счастье скоро само упадёт ему в руки. Однако мысленно он всё ещё сомневался: "Здесь, верно, кроется какая-то хитрость, ведь если госпоже известно всё об Ирум-хатун, скорее всего, этим браком она хочет не только осчастливить меня. Но что это я думаю об этом, не всё ли мне теперь равно, ведь скоро Ирум будет моей, и уже никто и ничто не сможет нас разлучить". Но потом возникла другая мысль: "А что, если сама Ирум будет против этого брака? Ведь наверняка для неё та случайная наша встреча в саду не значила ровным счётом ничего. О, бедная хатун! Мне её так жаль"! Однако последние слова Турхан-султан разбивали все сомнения хранителя покоев, он был счастлив, впервые за много месяцев. Он с благоговейным трепетом поклонился султанше и прошептал:
- О, госпожа моя! Вы даже не представляете себе, какую радость и счастье вы подарили мне сейчас. Вы знаете, что для меня нет большей награды, чем служить вам и нашему великому повелителю, но вы подарили мне надежду, надежду на моё будущее счастье, и я вам за это бесконечно благодарен!
Султанша ещё раз улыбнулась хранителю покоев и вышла, шурша одеждами. А Фехми-ага ещё долго стоял на том же месте, не в силах прийти в себя после всего, что только что произошло. Но потом постепенно к нему начала возвращаться его былая сдержанность и ясность мысли, он перевёл дух и вышел из своей комнаты, приступая к обычным повседневным обязанностям.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

0


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Верность требует награды (12 апреля 1647 года)