http://forumfiles.ru/styles/0019/64/4c/style.1513438851.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/92/f0/style.1522497235.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Когда под сердцем рождается жизнь (10 июня 1660 года)


Когда под сердцем рождается жизнь (10 июня 1660 года)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода
Когда под сердцем рождается жизнь.

Время и место действия
10 июня 1660 года. Дворец Гевхерхан-султан - супружеские покои.

Суть
Эркин-ага, вернувшийся из корпуса, сталкивается с неожиданным, но приятным фактом: его супруга Гевхерхан - беременна.

Участвуют
Эркин-ага, Гевхерхан-султан.

0

2

Гевхерхан-султан стояла перед зеркалом, одетая в тёмно-зелёное платье с изысканной вышивкой. Чёрные пышные волосы рассыпались по плечам змеистыми кудрями. Верная Элиф стояла позади и беззвучно жестикулировала, давая указания девушкам-рабыням. На лице красавицы отражалось мучительное раздумье. Казалось, радость сражалась с печалью и отвращением. Старшая калфа хорошо видела это, поэтому с лишними вопросами не лезла, была тиха, стройна и скромна, как тополь среди открытого простора. Девушки тоже вели себя крайне тактично, делали своё дело аккуратно и молчаливо, поэтому тишина в покоях стояла практически звенящая. Ничто не нарушало размышлений султанши, которая явно терялась перед предстоящим разговором с мужем.
Началось всё ещё с утра. Девушка проснулась уже тогда, когда Эркин уже давно ушёл в янычарский корпус  В животе что-то крутило, к горлу подступала противная муть, перед глазами стояла лёгкая дымка. Первая попытка встать с постели оказалась неудачной: ноги почти совсем не держали хрупкую Гевхерхан, пришлось звать служанок. Первая половина дня прошла в слабости и мути, так что госпожа отрядила Элиф в Топкапы за повитухой. Когда та приехала и провела осмотр, выяснилось, что Гевхер уже на второй неделе.
Сейчас на дворе стояла практически ночь. Султанша могла бы преспокойно лечь спать а о беременности сообщить супругу по утру. Но во-первых, не спалось, а во-вторых, в мозгу сновали нехорошие мысли. С одной стороны ей, как любой женщине, хотелось познать счастье материнства, с другой же - родить от нелюбимого, можно сказать, ненавистного человека... одним словом, девушка чувствовала себя меж двух огней.
В комнату вошла служанка и с поклоном объявила, что Эркин-ага поднимается в опочивальню. Гевхер поднялась с места и встала навстречу мужу. Её изящные пальцы сцепились в замок, в глазах проступила небрежная приветливость.
  - Доброго вечера, Эркин. Я ждала тебя. - такими словами встретила янычара красавица-султанша.

+2

3

Тяжелый день остался позади. Эркин возвращался домой, к жене. Эму было уже всё равно, как она его встретит - в последнее время, увы, она была холодна, пыталась отстраниться, закрыться в своей раковине. Янычар понимал, почему это происходило: не любит она его, лишь смиренно терпит. Чтож, когда-нибудь ее мучения закончатся - либо он умрёт, сделав её свободной, либо она уйдёт на небеса.
Служанки, завидев господина, шарахались в стороны, кланялись и спешили исчезнуть из его поля зрения. Они не знали, в каком настроении пришёл Эркин сегодня, а значит, рисковать не стоило. Такое поведение раздражало янычара, но он старался сдерживаться. Ведь в противном случае предстоит сцена с женой, а ругаться на ночь глядя ему совершенно не хотелось.
Ещё несколько ступенек, и он стоит перед опочивальней Гевхерхан. Дверь была не заперта, что немного удивило янычара, в последнее время ему всё чаще приходилось стучать, почти срывая дверь с петель. Эркин вошёл в комнату. Жена поднялась ему навстречу. Непривычно приветливая, она, слегка улыбаясь, поприветствовала мужа.
"Задумала что-то против меня?" - мелькнуло в мозгу янычара. "Или узнала какую-нибудь тайну?"
Эти мысли заставили Эркина нахмуриться. Подойдя к Гевхерхан, он сказал:
- Ждала? Неужели ты сменила гнев на милость? Или есть другая причина?

+2

4

Султанша, уловив нотку подозрения и издёвки в голосе благоверного, предпочла просто не обращать на это внимания и перейти сразу к делу. Разумеется, сообщить главное ей удастся не сию минуту - духу не хватит. Гевхерхан внутренне готовила себя к тому, что придётся рано или поздно произнести эти два слова - "я - беременна". Поэтому она оттягивала этот момент, держа супруга в некотором напряжении. Наконец, почувствовав, что чересчур затянувшееся молчание слишком чревато, султанша начала, взяв янычара за руку.
  - Пока Хайринисса гостила у нас, я во всём покорялась тебе. - два тёмных глаза глянули на агу в упор. Тонкая и мянкая ладонь девушки чувствовала его сильную руку, огрубевшую от ежедневных упражнений с ятаганом. - Здесь, - свободная рука указала на двуспальную кровать под балдахином, - на этой постели, ты не получил отказа ни в чём. Семь ночей мне приходилось забывать, кто я, чтобы исполнить любую твою прихоть. Правда?
Всё сказанное было чистой правдой. Что Гевхерхан вытерпела за эту неделю, ведомо лишь ей, Эркину и, конечно же, Всевышнему. Девушка, происходящая из величайшей династии мира, принуждена была сносить всё, что происходило здесь, под этим пологом. Но что поделать, если у неё не было иного выхода? Когда приехала сестра, и "сделка" вступила в силу, Гевхер заперлась в комнате, вынула Коран и попыталась отыскать утешения в его священных строках, особенно там, где говорилось о союзе мужчины и женщины. Султанша утешалась мыслью, что эти семь дней она будет вести себя, как образцовая жена. Но чего это будет ей стоить, в то время, как Эркину для соблюдения условий достаточно всего лишь вернуться из корпуса - и всё!!! Где справедливость?

+2

5

Да, Гевхерхан сказала правду. В ту неделю, когда ее сестра приезжала к ним, она ни в чем не отказывала мужу, исполняя любую его прихоть. Тогда, Эркин впервые почувствовал что-то к этой женщине, которую до этого считал лишь платой за верность Турхан-султан. Но что Гевхерхан отела от него сейчас? Быть может, она решила объявить о своей непокорности, что не намерена больше терпеть его выходки. Янычар готов был признать, что его отношение к жене было жестоким. Но менять что-то... Нет, этого он делать не собирался. Но всё же хотел послушать, что скажет ему Гевхер.
- Да, в те семь дней ты наконец-то поняла, что значит быть настоящей женой, - начал он. - И что, теперь хочешь сказать, что этого было достаточно?
Он замолчал, вглядываясь в чёрные глаза женщины. Эркин не привык пытаться читать чужие взгляды, предпочитая, чтобы люди сами высказывали свои мысли. Но сейчас он готов был поклясться, что в глаза Гевхерхан была горькая обида. Её оскорбили его слова? Или причина была глубже? Быть может, он ошибся, и её чувства были совсем другими? Что она отела ему сказать, когда он вошел в её покои?
Эркин задумался. Что сказать ей? Наверное, это был первый раз, когда янычар пытался понять чувства женщины.
- Ты что-то хотела мне рассказать, - уже более мягко сказал он. - Быть может, у тебя есть какие-то новости?

+1

6

Гевхерхан молчала. Разумеется, новости у неё были, да такие, что она сама не могла поверить в случившееся. С того момента, как из дворца уехала лекарша, султанская сестра только и думала о том, как объясниться с мужем. И вот теперь, когда они стоят посреди этой комнаты, друг против друга, она не может говорить. Временами Гевъерхан чувствует, как её душат слёзы, как что-то незнакомое царапает грудь, словно хочет достать оттуда все эмоции сразу.
  - Есть, Эркин. - доверительным полушёпотом произнесла девушка. - Есть и очень важные.
И вновь тишина. В воздухе витают нотки благовоний - амбра, мускус, померанец и прочие изысканные ароматы. В углах дымят курильницы, в лампах пляшут огоньки. Где-то за окном, в глянцевито-сырой ночной гуще слышится соловьиная песнь. Сад. Вот откуда несётся извечная жалоба маленького, невзрачного серенького поэта. Он поёт о своей любви к розе. Гевхерхан завидовала этой розе. Её любят чисто и искренне, не то что женщин. Любит ли её Эркин? Возможно. И если любит, то это, пожалуй самая жестокая любовь. Одно она знала наверняка: своего мужа она не полюбит никогда. У неё не было даже уважения к нему. И вот сейчас, зная, что под её сердцем будет расти его дитя, султанша мучалась от двух чувств - она и не чаяла души в этом ребёнке, и боялась его.
  Эти семь дней подарят нам девять месяцев ожидания. В это время ты не посмеешь прикоснуться ко мне. За эти месяцы я постараюсь сделаться более покорной, но не обещаю, что мне это удастся.
Она взяла янычара за руку. О, Аллах, какие грубые и жёсткие ладони... Не этим бы рукам держать новорождённого, не им бы обнимать супругу... Гевхерхан поднесла Эркинову ладонь к своему упругому животу.
- Вот. Здесь подрастает наш сын. Или девочка... Кого Всевышний пошлёт.

+1

7

Новость действительно была неожиданной. Конечно, Эркин догадывался, что такой исход семи ночей был вполне логичным, но ему не верилось. У него будет ребёнок. Сын. Или дочь. Конечно, хотелось сына, но сейчас янычару было всё равно.
Гевхерхан приложила его руку к своему животу. Вроде, ничего необычного, и всё равно, Эркину была приятна мысль, что там ребёнок. Его ребёнок. Да, жена была права. Теперь он не сможет притронуться к ней. Он посмотрел ей в глаза. Женщина стояла чуть опустив голову. Похоже, ей не очень нравилось прикосновение Эркина, но она была счастлива.
- Значит, ребёнок? - янычар отнял руку от живота жены. - Что ж, тогда отдыхай.
Он повернулся к дверям. Уже в проёме Эркин оглянулся.
- Надеюсь, что всё-таки будет сын, - сказал он и вышел из покоев жены.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+1


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Когда под сердцем рождается жизнь (10 июня 1660 года)