http://epoxabezumca.forum-top.ru/styles/0018/a9/cd/style.1499333480.css
http://forumstatic.ru/styles/0018/a9/ce/style.1499333611.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Знай своё место (18 апреля 1658 года)


Знай своё место (18 апреля 1658 года)

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Номер сюжета
2-й сюжет

Название эпизода
Знай своё место

Время и место действия
18 апреля 1658 года
Дворец Гевхерхан-султан - главная зала.

Суть
Вечер. После долгих разговоров с Гевхерхан, Айшехан-султан собирается вернуться в Топкапы. В это же самое время Эркин-ага приходит из корпуса и встречает госпожу. Султанша считает себя вправе предостеречь агу и указать его истинное место, но и Эркин не остаётся в долгу.

Участвуют
Айшехан-султан, Эркин-ага.

0

2

День прошёл просто чудесно. Визит Айшехан пошёл племяннице на пользу. Стоило ей сначала излить душу, как потом всё наладилось. Гевхер стала улыбаться, её глаза оживились, а на щёчках заиграл румянец. Она вновь стала похожа на только-только расцветшую весну. Айшехан любовалась её красотой и вспоминала себя в её годы. Тогда она уже была замужем за Насухом-пашой, но их брак был фиктивным, и паша не смел и взглянуть на госпожу неправедными глазами. С Гевхерхан ситуация другая, и она попросту пугала султаншу.
К середине дня обе госпожи вышли в сад. День обещал быть прохладным, и султанши воспользовались этим, чтобы найти утешение и отдохновение среди цветов, кустарников и деревьев. В беседку принесли столик с книжками, а также подставку с подносом, на котором своего часа дожидались шербет, фрукты и сладости. Всё шло чудесно. Айшехан пересказывала дворцовые новости, говорила о том, что повелитель вчера изволил посетить янычарский корпус и условился о следующей раздаче жалования. Церемониальный бакшиш должен состояться в июле, и, дай Аллах, воины примут его без ропота и жалоб, ибо в противном случае случится беда. Одним словом, беседа шла своим чередом.
Госпожи даже не заметили, как на прекрасный сад начала наползать вечерняя пелена. Первые сумерки окутали его лёгкой вуалью, сделалось зябко, и султанши решили вернуться во дворец. Там они скоротали ещё часа два за приятными разговорами, кофе и лукумом. И всё было бы просто чудесно, если бы не вошедшая Элиф-калфа. Нет, в самой Элиф Айшехан ничего дурного не видела, но вот то, что она сообщила, предварительно поклонившись обеим султаншам, было не слишком приятным:
- Эркин-ага уже вернулся, госпожа.
Гевхер спрятала своё личико в ладонях, словно закрываясь от жестокости этого мира. Но Айшехан успокаивающе погладила племянницу по плечу.
В это время послышались тяжёлые шаги янычара.  Обе женщины - и хозяйка дворца, и её гостья - поднялись со своих мест. Кем бы ни был муж Гевхерхан, однако о приличиях тоже не следовало забывать. В залу вошёл Эркин. Его глаза светились каким-то особенным блеском. Айшехан сразу поняла его значение - нехитрое, но пугающее своей жестокостью. Как старшая из всех присутствующих, она первой решила нарушить тишину.
- Мир дому твоему, Эркин-эфенди. - произнесла Айшехан благосклонно, но не без горькой иронии, сквозившей в её голосе. - Как видишь, я приехала навестить племянницу. А ты был в корпусе, не так ли? Что слышно о церемонии жалования?
Султанша не решилась заговаривать прямо, но закинула удочку издалека.
Эркин молчал. Его взгляд посерьёзнел. Янычар словно был недоволен визитом госпожи.
- Может, Вы заночуете у нас, тётушка? - вмешалась Гевхерхан и умоляюще посмотрела на свою гостью. Но султанша лишь наклонилась к ней и прошептала:
- Помни, что я тебе говорила. Не забывай о своём величии, девочка моя.
Потом повернулась и выжидающе скрестила руки на груди, видя, что Эркин всё ещё безмолвствует.
- Я слушаю, Эркин-ага. Вижу, ты не торопишься отвечать...

Отредактировано Айшехан-султан (2017-08-26 20:42:00)

+3

3

Поздно вечером Эркин возвращался домой из янычарского корпуса. Настроение у него, надо сказать, было не слишком хорошим. И это продолжалось далеко не первый день. Кто в этом был виноват? Много кто. И в самом корпусе всё шло не так, как хотелось главному аге, и валиде в последнее время казалась не слишком благосклонной. Но самое, наверное, основное находилось дома. Гевхерхан-султан. Её угрозы, пусть и пустые, совершенно не пугающие янычара, однако, были не слишком приятны ему. Из-за них он начинал злоупотреблять своей силой, делая всё наперекор словам жены. Вряд ли он после сожалел о содеянном, не таким человеком был Эркин. Но неприятный осадок оставался. Возможно, в глубине души он мечтал, что хотя бы раз Гевхерхан станет его по собственной воле, перестанет проклинать мужа всеми известными проклятиями, вырываться из его сильных рук и рыдать так, словно хочет выплакать свои глаза.
Эркин стоял перед дверьми собственного дома. Случайному прохожему могло показаться, что янычар колеблется, не решаясь войти. Или собирается с духом, чтобы отворить дверь. Но ага лишь прислушивался. Его чутье подсказывало, что у жены гости. Интересно, кто? Ага не припоминал, чтобы Гевхерхан что-то подобное упоминала.
Эркин вошёл. Тут же, как по волшебству, перед ним появилась Элиф. Поклонившись, она произнесла:
- Приветствую вас, господин.
Янычар лишь коротко кивнул. Теперь он слышал приглушенные женские голоса, один из которых принадлежал его жене. А вот второй...
- У Гевхерхан гости? - спросил он калфу.
Женщина кивнула.
- Айшехан-султан почтила нас своим приездом, - холодно произнесла она и, развернувшись, ушла.
Значит, дочь великой валиде.  Интересно, зачем она приехала? Просто навестить племянницу, или у неё было какое-то дело к самому Эркину? Появившиеся в дверях султанши прервали его мысли.
Айшехан вежливо, но сдержанно поприветствовала агу. Тот не спешил отвечать. Ему важно было знать, какую цель преследует султанша. Но пока что султанша никак не выдала свои планы.
- Церемония жалования состоится в ближайшее время, - осторожно начал Эркин. - А что привело Вас к нам?  [AVA]http://s8.uploads.ru/FaLAT.jpg[/AVA]

+3

4

Султанша поджала губы. Вмешиваться в дела своего царственного племянника, особенно касающиеся янычарского корпуса, она не привыкла. Но любовь к Мехмеду заставила отреагировать на услышанное.
Раздача церемониального бакшиша - важная государственная процедура, все представители династии, а так же и вельможи, их окружающие, знают это, и Айшехан не была позорным исключением.
- Прекрасно. - сухо произнесла госпожа, почти не глядя на благоверного Гевхерхан. За окном уже было темным-темно, и настала пора покидать это "уютное семейное гнёздышко". Айшехан подошла к Гевхер и заключила её в объятия.
- Мне пора, дорогая моя. - произнесла она. - Мы все очень скучаем по тебе, Гевхерхан. Приезжай к нам. Валиде вся извелась, и сёстры тоже. Храни тебя Всевышний.
Объятия разжались. Гевхерхан проводила тётушку почтительным поклоном и огорчённым взглядом. В коридорах царил полумрак. На искусно расписанных стенах потрескивали факелы. Султанша шла, всё больше и больше погружаясь в невесёлые мысли. Бедная племянница... За что ей такое испытание? Нет, это даже не испытание, а кара, причём, без всякого основания. Айшехан дошла уже до дверей, собиралась выйти в сад, а оттуда - к воротам, чтобы сесть в карету, как вдруг остановилась: за нею следовал Эркин-ага. Очевидно, любезный зять почёл приличествующем проводить госпожу самому. Не сказать, чтобы Айшехан была в восторге от такой любезности, однако у неё появилась идея: кто знает, когда ещё доведётся приехать, так что предостеречь Эркина следует прямо сейчас. Султанша медленно обернулась в сторону своего провожатого. Её лицо, не миновавшее насмешек времени, но по-прежнему красивое и благородное, выражало крайнюю серьёзность.
- При Гевхерхан я не хотела говорить об этом, Эркин-ага, - начала Айшехан, придав своему голосу как можно более строгий колорит. Для неё это было совсем не просто, но она уповала на своё умение убеждать, а так же на свою безупречную репутацию, так как на жестокое янычарское сердце слова такой султанши, как она, должны подействовать благотворно, - Но то, в каком состоянии я увидела свою племянницу, частичку моей души, очень смутило и огорчило меня. И спрашивать за это нужно только с тебя.
Айшехан смолкла. Ей было любопытно услышать, что скажет янычарский ага в своё оправдание. Как известно, Эркин славится не только силой рук и остротою зрения, но и недюжинной хитростью и рассудком. Но что бы он сейчас ни сказал, Айшехан была уверена, что большая часть его речей будет ложью.

Отредактировано Айшехан-султан (2017-09-02 20:56:53)

+3

5

Когда Айшехан-султан направилась к двери, Эркин бросил быстрый взгляд на жену. Гевхерхан стояла, бледная, чуть дрожащая, и с мольбой смотрела вслед уходящей тетушке. К госпоже подошла верная Элиф. Она осторожно, но уверенно взяла султаншу под руку и, что-то шепнув ей, повела обратно в комнату. Затем она оглянулась и с ненавистью глянула на Эркина, словно говоря "Только посмей последовать за нами". Янычар и не собирался этого делать. Во всяком случае пока. Вместо этого он вышел на улицу.
Айшехан-султан ещё не уехала. Она только подходила к своей карете, но заметив идущего за ней Эркина, остановилась. Янычар подошёл к ней и тоже замер, ожидая, когда женщина заговорит.
Султанша не спешила начинать разговор, словно обдумывала свои слова. Ага ждал, пытаясь угадать, о чём же сейчас пойдёт речь. Хотя, одна идея у него была. Он знал, что Айшехан очень волнуется за свою племянницу, а значит, скорее всего, будет говорить что-то про неё.
И предчувствие не обмануло Эркина. Как только они остались одни, Айшехан-султан сразу же обозначили свою позицию. Пускай ни в её словах, ни в тоне, которыми они были произнесены, не было никакой угрозы, янычар сразу почувствовал холодную неприязнь в её голосе. Султанша ясно и чётко давала понять, что Гевхерхан за ней, как за каменной стеной, что она защитит свою дорогую племянницу. Но Эркин не собирался так просто сдавать позиции. Пускай перед ним представительница династии Османов, он не позволит ей вмешиваться в свои личные дела.
- Поверьте, султаным, я не желаю зла своей дорогой жене, - начал ага. - То, что Гевхерхан-султан несчастна здесь, не моя вина. Конечно, ее насильно выдали замуж, но в этом нет ничего дурного. Таково было пожелание валиде-султан. Я лишь исполняю свой супружеский долг и надеюсь, что и она будет исполнять свой. [AVA]http://s8.uploads.ru/FaLAT.jpg[/AVA]

+2

6

Айшехан усмехнулась. Уголки гвб султанши, тронутые почти незаметными морщинками, изобразили презрительную полуулыбку. Значит, нет вины... Конечно, проще всего свалить всю вину на Турхан, чтобы самому выйти сухим из воды. Для такого человека, как Эркин-ага, это было удивительно не по-мужски. Впрочем, янычарам большинство законов не писано, только закон ислама и их корпуса в цене, остальное - тщета, которую можно со спокойной совестью попрать ногами. Султанша не понимала и не принимала такого отношения, но ей не хотелось никого осуждать. На свете есть один судья. Всевышний.
- А в том, что моя Гевхерхан чахнет на глазах, тоже нет твоей вины? - сурово спросила Айшехан. - Видно, довести бедную девушку до этого - и есть супружеский долг? Что ж, тогда ты его исполнил. Однако ты всё время забываешь, кто она. Ты ей не ровня.
Дочь покойной Кёсем-султан нахмурилась. Точёный нос женщины словно сузился от негодования. Что-то злое на мгновение мелькнула в лице госпожи, но этотбыло всего на четверть мгновения. Глаза Айшехвн-султан глядели беззлобно, но с укором и строгостью.
- Учти, Эркин-эфенди. - начала султанша, делая к янычару два решительных шага. - Если я хоть краем уха услышу, что ты переходишь грань дозволенного, тебе не избежать наказания.
Слова эти произнесены ровно, спокойно, но каждое слово весило очень много. В этот момент в облике, голосе и взгляде Айшехвн отразилась её покойная мать - Махпейкер Кёсем-султан. Однако, похоже, Эркин оказался крепче духом. Угрозы госпожи совсем не страшили его. Султанша и не стремилась запугать янычара, но ей хотелось внушить этому жестокому человеку хоть тнемного уважения к супруге.

Отредактировано Айшехан-султан (2017-09-09 08:36:33)

+2

7

Эркин нахмурился. В словах султанши сквозила скрытая угроза, тщательно завуалированная. Услышав про наказание, янычар не сдержал усмешку. Конечно, представительница Великой династии Османов имела власть, и власть весьма немалую, но чтобы причинить хоть какой-то, пусть даже небольшой, вред главному аге, надо как минимум быть мужчиной. Эркин никогда не прислушивался к угрозам женщин. Хотя, нет, это было неправдой. Лишь великая валиде Кёсем-султан могла, если не напугать, то хотя бы заставить его задуматься и быть осторожнее. Но её уже не было в живых, да хранит Аллах её душу.
Похоже, после, Эркину придётся поговорить с Гевхерхан, чтобы она в следующий раз не говорила другим того, чего не следует. А пока... пока надо было решить, что ответить Айшехан-султан. В чём-то она, конечно, была права. Янычар и его жена находились на разных ступенях, и дотянуться до неё ему было невозможно. Но в то же время у Эркина было право на неё, как у мужа.
- Султаным, - начал он, - я не знаю, что Гевхерхан-султан рассказала Вам, но я, Аллах мне свидетель, никогда не желал ей зла. Возможно, сказывается её усталость. Думаю, отдых пойдёт ей на пользу. Не волнуйтесь, с Вашей племянницей всё будет в порядке.
Янычар замолчал. [AVA]http://s8.uploads.ru/FaLAT.jpg[/AVA]

+3

8

Айшехан прищурилась. К словам Эркина-аги у неё не было никакого доверия. Всю свою жизнь старшая дочь Кёсем-султан была сговорчивой, покладистой и доброй, и ей очень редко приходилось напоминать кому-то, как следует обращаться с представителями династии Османов. Впервые Айшехан таким образом осаживала лихих людей, что перегородили путь к её дворцу во время бунта янычар - смелая султанша тогда была в ответе и за Хюму Шах, и за Мурада, и за Шивекар с её маленькой дочкой. Второй раз - этот. И на сей раз тот, кому приходится делать неприятное напоминание, гораздо твёрже и решительнее. От своего этот человек не отступится, и Гевхерхан будет принадлежать ему. Если не добром, то силой, а то и измором. Достаточно было подольше посмотреть в глаза янычара, чтобы осознать эту в общем-то несложную истину.
- Я день и ночь молю Всевышнего, чтобы твои слова оказались правдой, Эркин-ага. В противном случае ты даже не представляешь, что тебя ждёт. И это не мои угрозы, а неизбежная истина. Повелитель не потерпит, если с Гевхерхан хоть волосок с головы упадёт, ты сам это знаешь. А сейчас доброй ночи, настало время возвращаться во дворец.
Сказав всё это, Айшехан резко отвернулась и пошла к воротам. Ей даже не пришло в голову посмотреть на своего провожатого. Султанше было совершенно безразлично, какие чувства сейчас обуревают Эркина - куда важнее последствия этого не слишком приятного разговора.
Сев в карету и заперев за собою двери, Айшехан закрыла лицо руками. Ладони сразу сделались влажными от слёз. Эмоции, которые султанша тщательно скрывала весь день, вылились с неудержимой силой. Она всячески утешала Гевхерхан, пыталась подбодрить её, но внешний вид, упавший голос, усталый и измученный взгляд племянницы намертво врезались в память госпожи. Как это было всегда, Айшехан приняла всю боль и скорбь близкого человека на себя, чтобы избавить его от мучений. Теперь же, когда валиде уже почти семь лет как нет в живых, Айшехан с ужасом осознавала, что ей не к кому прийти, чтобы выплакать своё горе. Фатьму она любила всем сердцем, но знала, что она не тот человек, который умеет утешать. Ей это несвойственно. У Мюнире свои заботы.
В этом мире Айшехан осталась совершенно одна...
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+2


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Знай своё место (18 апреля 1658 года)