http://epoxabezumca.forum-top.ru/styles/0018/a9/cd/style.1499333480.css
http://forumstatic.ru/styles/0018/a9/ce/style.1499333611.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Добро пожаловать в рай (1 августа 1660 года)


Добро пожаловать в рай (1 августа 1660 года)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода
Добро пожаловать в рай

Время и место действия
1 августа 1660 года.
Дворец Топкапы - покои Шехназ-султан.

Суть
Гюфтар-хатун, прибыв в Топкапы, становится служанкой и главной помощницей Шехназ-султан. С новенькой сводит знакомство Нериман-калфа. В ходе разговора калфа пытается выяснить, не видела ли Гюфтар что-то необычного, пока госпожа отдыхала в Кандилли, заодно предупреждает девушко об ответственности.

Участвуют
Гюфтар-хатун, Нериман-калфа.

0

2

Гюфтар сидела в комнате, смежной с покоями Шехназ-султан. В Кандилли она занимала покои старшей калфы, но они не шли в какое сравнение с этими. Здесь, в Топкапы, даже у самых простых евнухов были хорошо обставленные комнаты, не говоря уже про общие покои девушек, калф, фавориток и гаремных аг... Одним словом, Гюфтар рада была, что покинула Ускюдарский дворец.
"Да сохранит для нас Всевышний Шехна-султан. У неё доброе сердце." - думала девушка, расчёсывая свои медно-рыжие кудри. - "Надо бы зайти к госпоже, узнать, не нужно ли чего."
Подумав это, хатун отложила гребень и зеркальце в сторону, встала и скользнула в комнату султаншу, благо из одних покоев в другие вела дверь.
Покои Шехназ превосходили всё прежде виденное. Оно и понятно: представительницам правящего рода по праву достаётся всё самое лучшее и нарядное. Гюфтар просто не могла отвести глаз от дорогого убранства, от нарядной обивки, от настенных узоров, светильников, курильниц, подушек и прочей роскоши. Девушку обуяла нешуточная зависть, но этот порыв, впрочем, скоро пропал. Завистливые искорки плясали в очах наложницы всего минуту, после чего девушка вспомнила, что негоже себя равнять с внучкой самой Кёсем-султан.
Шехназ не было в покоях, и служанка позволила себе пройтись по комнате - ей надоело созерцать всё, стоя на одном месте. Она несколько раз обошла покои, разглядела каждый завиток орнамента на тканях и стенах, вдоволь надышалась ароматами роз и померанца. Наконец, Гюфтар остановилась напротив большого зеркала, стоящего у стены. Длинное, в узорчатой серебряной раме, вышиной в человеческий рост, оно приковывало внимание. Гюфтар приблизилась и устремила взгляд на гладкое стекло. На девушку смотрела весёлая красавица в красных одеждах, с приятными, но несколько лукавыми глазами, точёным носиком и капризными пухлыми губками. Кудри её, цвета тёмной меди, спадали на грудь и доходили до самого пояса.
- Дорогу! Гюфтар-султан хазретлери! - шутливо выкрикнула девушка, поворачиваясь перед зеркалом. Глаза хатун полыхнули гордостью. Она хотела ещё что-то сказать, как вдруг дверь тихо скрипнула, и в комнату вошла женщина. Гюфтар отскочила от зеркала и изобразила учтивый поклон.
Незнакомка, судя по головному убору, была дворцовой калфой, причём не самой обычной. Чёрные волосы, брови, глаза, змеиная улыбка, широчайшие рукава, массивный пояс... Гюфтар обуял невольный трепет. Неизвестно, с чем пришла эта хатун - с добром или с худом...

+3

3

В этот день Нериман не особенно была обременена делами гарема. Во всяком случае, в гареме шехзаде Орхана всё было спокойно и тихо. Эфшан-хатун, правда, который день безутешно плачет в своей комнате: Орхан уже долгое время не зовёт её к себе без всякой причины. Нериман утешила девушку... по своему, правда, как умела, и хандра сразу прошла. После разговора с Эфшан, женщина решила наведать Шехназ-султан, только вчера приехавшую из Ускюдара, и направилась к покоям госпожи. Дорогой женщина размышляла о том, почему юная султанша так взъелась на молодую фаворитку шехзаде. Должно быть, это неспроста. Единственное объяснение, которое тогда пришло в голову калфы, заключалось в том, что Эфшан имела довольно склочный нрав, за что частенько оставалась в одиночестве среди сверстниц.
Вот и двери покоев госпожи. Девушки, завидев Нериман, инстинктивно дёрнули за ручки, и створки тяжело, поскрипывая, отворились. Калфа прошла в комнату, но, к своему немалому удивлению, не застала госпожу. Вместо неё перед зеркалом красовалась незнакомая хатун. Платье на ней было до того яркого пурпурного оттенка, что Нериман с непривычки зажмурила глаза. Волосы неизвестной хатун отливали медью, чудесно очерченные месяцеобразные губки улыбались чему-то.
- Дорогу! Гюфтар-султан хазретлери! - сама себе крикнула девушка, разглядывая своё отражение и явно гордясь красотой, которая ей так щедро была отпущена Всевышним. Нериман неслышно подошла к девушке и насмешливо поклонилась ей.
- Что прикажете, Гюфтар-султан? - почти нараспев спросила Нериман. Хатун в испуге отскочила от зеркала. Калфа сдержала рвущийся на волю смешок.
- Что, душа вон? - уже строго спросила калфа, заложив руки за спину и презрительно окидывая взглядом гордячку. - Благодари Аллаха, что кроме меня этого никто не слышал. Теперь к делу: где Шехназ-султан?
"Значит, тебя звать-величать Гюфтар... Так-так. И почему это я тебя раньше в гареме не видела? Я, кажется, всех девушек наперечёт знаю. Откуда ж тебя шайтан принёс?"

+3

4

Сказать, что Гюфтар испугалась, - значит не сказать ничего. Чтобы описать то, что творилось в душе девушки, которую застали врасплох, да ещё и услышали её речи, нужно обладать редким даром слова. Гюфтар чувствовала себя так, словно на неё из ушата вылили холодную воду. Сердце забилось неровно, глаза забегали, а ладони похолодели. Она не смела глянуть на вошедшую калфу без боязни. Та между тем, вволю насмеявшись над бедной девушкой, осведомилась, где Шехназ-султан.
- Я... Вы... - начала, было, Гюфтар, чувствуя, что её несчастный язык намертво прилип к гортани от ужаса и стыда. - Шехназ-султан здесь нет. Она вышла, а куда - не сказала. Если угодно, я передам, что Вы заходили... как, кстати, Вас зовут, хатун?
Гюфтар еле-еле сумела произнести последнее слово. Что-то недоброе посверкивало в глазах насмешницы, и девушка чувствовала себя беззащитной. Да, в Кандилли люди были добрее, покладистее, а здесь, в султанском дворце, все глядят с неприязнью, недоверием и подозрением. Неужели, чтобы здесь добиться уважения, нужно отказаться от улыбки, искренности и правды?
- Однако, как бы Вас ни звали, умоляю: не выдайте меня! Так не хочется умирать из-за глупой шутки!
Гюфтар готова была упасть в ноги незнакомой калфе, но от неслыханного страха (нет, не перед гостьей, а перед самой ситуацией) конечности не слушались. Что, если эта женщина знает Шехна-султан и захочет ей всё расказать - вот-де, кого она принимает на службу...
- Так Вы не расскажете госпоже, что я тут говорила? - совсем жалким голосом произнесла Гюфтар. Её редкая красота словно померкла, черты лица были искажены стыдом. - Ради Всевышнего, не говорите никому! Меня ведь казнят...

+3

5

Калфа зло улыбнулась. Девчонка хорошенько напугалась, от страху не знает, куда глаза деть, язык и тот не слушается. Нериман только этого и надо было: пусть знает, куда попала и отныне следит за каждым своим словом, шагом, помыслом.
- Быть по-твоему. Никто ничего не узнает. И впредь держи язык за зубами, не то как раз отрежут.
По своему всегдашнему обыкновению, Нериман несколько раз обошла девушку, пристально её рассматривая. Хатун, в самом деле, очень красива. Рост высокий, стан крепкий, волосы пышные, с искрой, губки что твои ягодки. Такую на любом невольничьем рынке, что называется, с руками оторвут. А ведь как повезло пигалице! Служила сначала в одном дворце, а потом и вовсе в султанском гареме очутилась. Везучая.
- И откуда ты только взялась на наши головы, а? - проговорила женщина, сменяя гнев на милость. Слишком запугивать новеньких тоже не годится. - Что молчишь, Гюфтар-султан, язык проглотила?
Девушка по-прежнему стояла, борясь со страхом. Нериман забеспокоилась: а что, если она перегнула палку, и теперь хатун лишилась дара речи? Нет, чего-чего, а только немых... точнее, онемевших нам тут не доставало! Но извиняться перед наложницей, которая и недели не прожила в Топкапы и, наверное, не знает правил, она не собиралась. Пусть думает, что хочет, так ей и надо. Слишком много мечтает, вместо того, чтобы делом заниматься.
- Учти, хатун, я ведь могу и передумать. Вот придёт Шехназ-султан, я всё ей расскажу, кем ты себя мнишь в её отсутствии. Хочешь этого? Или может быть, наконец-то, заговоришь?
"То ли я её взаправду испугала до полусмерти, то ли она что-то на уме держит. Ишь, как смотрит! От этой девицы добра не жди, она ещё себя покажет. Интересно, откуда она во дворце взялась? Не наша султанша ли её нашла где-то?"

+3

6

Гюфтар проглотила остатки страха, вдохнула, выдохнула, снова вдохнула... и снова почувствовала предательское сосание под ложечкой. Калфа расхаживала вокруг неё, словно учёный кенар в клетке. Девушка внутренне сжалась и ничего не хотела говорить. Но это треклятое "Я ведь могу и передумать!" вернуло Гюфтар к реальности. Хатун вздохнула и сказала:
- Меня Шехназ-султан из Кандилли привезла. Теперь я её служанка. - произнесла Гюфтар, стараясь лишний раз не встречаться взглядом с калфой, которая была слишком настойчива. И насмешлива.
Маленькая, неясная, бесформенная мыслишка постучалась в прелестную головку Гюфтар. Кандилли... в принципе, жизнь в нём была не так уж и плоха. Да, не столица, да, туда редко приезжали знатные гости вроде Шехназ-султан. Но зато там не было враждебности и приторности. А то ещё, не приведи Аллах, сделаешься такой же вот, как эта змея со злыми глазками и ехидной улыбкой. Будешь точно так же сыпать на всех насмешки, как из рога изобилия, злиться и злить, травить и стравливать... Тьфу!
Между тем женщина удовлетворённо хмыкнула. Видимо, она услышала то, что хотела. Гюфтар вновь передёрнуло. Эта калфа совершенно не внушала ей доверия, и это в первый день во дворце! Здесь просто необходимо заручиться чьей-нибудь поддержкой, иначе не выживешь. Съедят без соли и даже не подавятся. Вот эта самая хатун очень умная, не худо бы с ней завести дружбу. Тогда вопрос: как?
- Вот так... - как-то неловко произнесла Гюфтар, стараясь заполнить воцарившуюся тишину чем-нибудь, пусть даже и самым глупым. - А... позволите мне и Ваше имя узнать?
И девушка сделала как можно более доверительный взгляд. Неизвестно, насколько удачно это получилось, ну судя по тому, что калфа стала глядеть благосклоннее, физиономия, скроенная Гюфтар, оказалась подходящей. Что ж, тем лучше.

+3

7

Нериман скрестила руки на груди. Значит, из Кандилли... Можно было бы и самой догадаться. Шайтан побери! Хоть бы кто предупредил о том, что в гареме появится новенькая... Впрочем, появилась - это ещё не страшно, важно, чтобы служила кому надо. Но раз уж Шехназ-султан пожелала держать у себя в свите эту бездарность (впрочем, может это только так кажется!), кто вправе ей запретить? Вот именно - никто. Нериман тяжко вздохнула, как бы говоря: "О, Всевышний, и с кем только мне доводится иметь дело!" и проговорила более снисходительно, чувствуя, что умоляюще-заискивающий взгляд Гюфтар, всё-таки, сделал своё дело:
- Госпожа вернётся - скажешь, Нериман-калфа заходила. Кстати, в Кандилли ведь Шехназ-султан сопровождал шехзаде Орхан. Ты часто их видела вместе?
Девушка вновь обмерла. Нериман нахмурилась. Может быть, эта хатун что-то знает? Между тем допрашиваемая отрицательно помотала головой. Калфа вздохнула. То ли девушка всё ещё находилась под властью собственного испуга, то ли говорить не хочет. Ну, да ладно: рано или поздно правда всё равно откроется. Конечно, ничего предосудительного в том, что шехзаде сопровождал свою двоюродную сестру, нет и быть не могло, просто если об этом узнают в гареме, могут поползти различные кривотолки, в которых истины даже на золотник не наберётся. Нериман поджала губы.
- Ну, вот что: я замолвлю словечко Рефие-хатун, и тебя впишут в гаремную книгу, в свиту Шехназ-султан. Но помни, девочка: если что-то знаешь, да недоговариваешь, не миновать тебе фалаки.
И калфа оставила покои, бормоча себе под нос: "Гюфтар-султан, понимаете ли! Аллах-Аллах!".
Уже выйдя за двери, женщина рассудила, что не лишним будет рассказать обо всём Махиэнвер-султан. Она, конечно, не собиралась поднимать девушку на смех и пересказывать её кривляния перед зеркалом (хотя и очень хотелось), но намекнуть хасеки о том, что за новенькой служанкой Шехназ нужен пригляд, безусловно, стоило. Что она и сделает всенепременно. И если даже Махиэнвер-султан хазретлери не придаст словам калфы никакого значения, за этой Гюфтар будет негласный надзор - мало ли!
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

Отредактировано Нериман-калфа (2017-09-11 20:42:07)

+3


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Добро пожаловать в рай (1 августа 1660 года)