http://epoxabezumca.forum-top.ru/styles/0018/a9/cd/style.1499333480.css
http://forumstatic.ru/styles/0018/a9/ce/style.1499333611.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Угроза? Скорее, предупреждение (2 августа 1660 года)


Угроза? Скорее, предупреждение (2 августа 1660 года)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Название эпизода
Угроза? Скорее, предупреждение..

Время и место действия
2 августа 1660 года.
Дворец Топкапы - общая комната наложниц.

Суть
Гюфтар-хатун, зайдя в общую комнату наложниц доя знакомства с её обитательницами, слышит дерзновенные речи незнакомой хатун. Это Эфшан, фаворитка шехзаде Орхана. Между девушками завязывается очень напряженный разговор, свидетелем которого стал весь гарем.

Участвуют
Эфшан-хатун, Гюфтар-хатун.

0

2

День начался для Эфшан не слишком хорошо. Узнав, что шехзаде яорхан, вернувшись в Топкапы, только зашёл к матери, получил её благословение и двинулся в поход вместе с повелителем, девушка очень расстроилась. Её снедала невёмная зависть: со своей двоюродной сестрой, этой надменной Шехназ, Орхан провёл три дня. Целых три дня! А к своей фаворитке даже не заглянул... Что за тнесправедливость? Нериман-калфа, заставшая Эфшан в слезах, привела несколько веских доводов (два в словах, третий - в виде воспитательного поздатыльника), так что хатун вытерла слёзы и спустилась к девушкам. Всё шло более или менее хорошо, пока в гарем не заглянул августовский вечер. Все наложницы собрались вокруг круглых столиков с различными яствами. Комната наполнилась весёлыми разговорами, сплетнями, перешёптываниями.
- Эфшан-хатун, - весело позвала одна из девушек, пригожая, со светлыми волосами и голубыми глазами, как говорится, в пол-лица, - нам тут сказали, что ты всёутро проплакала. Неужели шехзаде тебя отверг и больше не хочет видеть?
За всеми столиками глухо рассмеялись. Эфшан стиснула зубы, но потом решила: ни за что она не даст этим глупым гусыням повода для насмешек. Девушка отставила в сторонку кружку с солёным айраном и надменно окинула взглядом всех присутствующих. Её кофейного цвета волосы каштановой волной метнулисьна правое плечо, глаза загорелись каким-то тайным злорадством. Спустя несколько секунд она заговорила:
- Не советую вам так говорить со мной, девушки. Шехзаде вернётся из похода с победой и положит целый мир к моим ногам. Однажды я стану госпожой в этом дворце, и вам сем придётся чклонить головы. И тебя, Ширин-хатун, тебя это касается прежде всего. Мне никто не будет указом.
- Машалла, машалла, - вздёрнула плечами ещё одна девушка. На сей раз это была Гюльфидан-хатун. - Ты у нас такая смелая, Эфшан. Молись, чтобы шехзаде после похода не охладел к тебе.
- И тебе не мешало бы помолиться. - огрызнулась Эфшан. - Пусть Всевышний хранит тебя, а то тсама знаешь, в гареме ттысяча опасностей повсем углам.
Ширин и Гюльфидан поджали ушки, как маленькие боязливые котята. Фаворитка Орхана торжествоваоа.

Отредактировано Эфшан-хатун (2017-09-25 13:56:52)

+1

3

Управившись с некоторыми мелкими поручениями госпожи, Гюфтар слонялась по гарему без всякого дела. Ей было любопытно посмотреть на дворцовую жизнь, стать частичкой этого огромного улья, где живут десятки, сотни пчёлок. Правда, большинство собирает не мёд, а яд. К середине дня Гюфтар удалось сдружиться кое с кем из девушек, смотрительниц и евнухов, так что можно с уверенностью сказать, что у прекрасной Шехназ-султан появились в гареме зоркие глазки и чуткие ушки. С чем можно поздравить и госпожу, и Гюфтар-хатун, её преданную помощницу.
Вечер зыркнул на Стамбул своим чёрным оком, и небо в одночасье потемнело. Настала пора ужина. Гюфтар отправилась в общую комнату, чтобы присоединиться к своим новым знакомым, но стоило ей подойти к ташлыку, как до её слуха донеслись чьи-то очень дерзновенные слова. Причём если бы только слова были неподобающими... тон, каким они были произнесены, тоже был очень самоуверенным. Тихо, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, Гюфтар подошла к гордячке и аккуратно положила ей руку на плечо. Вздрогнула не только она, но и несколько её собеседниц, которые тоже не ожидали появления ещё одной слушательницы. Хатун, что минуту назад вовсю хвалилась перед подругами, обернулась.
- Значит, ты у нас фаворитка шехзаде Орхана, да? - медленно, с расстановкой, буравя глазами дерзкую, начала Гюфтар. Из-под платка выглянула вьющаяся рыжеватая прядь, отчего служанка стала похожа на молодую ведьму. - Что, сердце в пятки? И ведь не боишься, что я прямо сейчас пойду к валиде-султан и расскажу про твои речи... Ещё раз услышу, что ты здесь себя за госпожу выдаёшь, жива не буду, пока хорошенько не проучу тебя.
Обычно мягкий и приятный голос Гюфтар сделался похож на змеиное шипение. Эфшан занервничала ещё сильнее. Остальные тоже сидели, словно воды в рот набрав. Наконец, видимо устав сидеть и выслушивать всё это, Эфшан встала с места. В гареме все окончательно притихли. Запахло ссорой.

+2

4

Как и когда в гареме появилась новенькая, Эфшан не заметила, так как была очень увлечена собой и собственными мечтами. Но когда на её плечо легла чья-то рука, девушка ощутимо вздрогнула. Затем над ухом Эфшан раздался голос, такой насмешливо-злобный... Краем глаза девушка разглядела длинный волнистый локон, судя по всему, нагло выбившийся из-под платка. Выслушав всё, Эфшан медленно встала. Все оцепенели. Воздух словно накалился, и в ташлыке сделалось трудно дышать.
Теперь Эфшан могла внимательно разглядеть обидчицу. Красивая, между прочим - волосы как медь, личико белое, губки словно вишенки. Но в глазах разливается такая темень...
"Интересно, откуда эта ведьма взялась на наши головы? Ещё совсем недавно её не было во дворце..." - подумала Эфшан. - "Её стоит опасаться."
Опасаться-то, может быть, и стоило, но неуёмный характер побудил Эфшан сделать ответный шаг.
- Интересно-интересно... Значит, появилась неизвестно откуда, словно из-под земли выросла, и думаешь, что можешь мне угрожать? Да кто ты вообще такая? Такая же рабыня, как и все, без роду-племени. Может быть, ты служишь Турхан-султан? Что ж, моё почтение. Однако кем бы ты ни была, знай: ещё раз заговоришь со мной вот так, горло перережу, мерзавка.
И Эфшан так зыркнула на дерзкую, что, казалось, та должна згореть заживо у всех на глазах. Но этого не произошло. Более того, наглая обидчица даже бровью не повела. Только взгляд её стал ещё злее и холоднее.
И вдруг её осенило. Ну, конечно же, как она сразу не догадалась? Шехзаде Орхан привёз её во дворец и велел поселить в гареме, не иначе. И теперь эта ядовитая гюрза метит на место главной фаворитки. Эфшан картинно вздёрнула плечами и повернулась к девушкам.
- Вы только посмотрите на неё! Она, видимо, хочет завлечь шехзаде в свои сети. Что ж, попробуй, если жизнь не дорога. Я вот этими руками тебя убью!
При последнем слове хатун размахнулась и влепила супостатке такую звонкую затрещину, что некоторые из особо впечатлительных девушек зажали уши.

+1

5

Удар был сильный. К тому же, звонкий. Все стояли, как оглушённые. Гюфтар стояла, безмолвная, держась за щёку, которая всё ещё полыхала. Она не собиралась наносить ответный удар - просто стояла и жгла Эфшан (так вот, как её зовут!) глазами. Затем, когда первое оцепенение схлынуло, девушка подняла голову, отняла руку от лица и в следующий миг мёртвой хваткой взяла фаворитку шехзаде под локоть.
- Выйдем на несколько слов, хатун. Девушки достаточно повеселилось, довольно.
И она рывком повела Эфшан за собой. Уже через несколько мгновений обе девушки стояли в коридоре. Поблизости никого не было, и Гюфтар могла говорить не шёпотом... но и не слишком громко.
- Теперь послушай-ка меня: ты подняла руку на доверенное лицо Шехназ-султан хазретлери. Я Гюфтар, её главная в её свите. Никто не смеет мнить себя выше представителей династии, тем паче ты. Для первого раза я тебя прощу, но впредь ходи оглядываясь. В гареме так много тёмных закутков и потайных комнат. Тебя никто не хватится - ни Шехзаде Орхан, ни кто-либо другой. Так-то, Эфшан-хатун. Ты всё поняла?
С этими словами Гюфтар воззрилась на наложницу, словно говорила: "Только попробуй не понять - сгною заживо!".
Эфшан ничего не говорила. Вероятно, слова Гюфтар возымели на неё должное действие. Гюфтар отпустила локоть девушки и скрестила руки на груди в ожидании.
- Онемела? Отвечай!

+1

6

Длинная тирада Гюфтар была выслушана терпеливо. Но Эфшан могла дать руку на отсечение, что её зубовный скрежет был слышен на весь коридор. Значит, эта самоуверенная нахалка теперь в свите Шехназ-султан... Для Эфшан всё стало ясно в одно мгновение. Султанша давно была на подозрении: не положила ли она глаз на шехзаде Орхана? А что, разве такое невозможно? Любовь - чувство непредсказуемое.
- Поняла. - глухо произнесла фаворитка, глядя на Гюфтар прямо и зло. - Даже лучше, чем ты думаешь. И я тебе советую лишний раз не выползать из своей норы, змея. Ты и твоя хозяйка с огнём играете - так Шехназ-султан хазретлери и передай.
Девушка дерзко тряхнула кудрями и подчёркнуто почтительно поклонилась. После этого она резко повернулась и зашагала в общую комнату. Эфшан тут же окружил с десяток наложниц. Ширин взяла слово первой.
- Ну, что, Эфшан, получила своё? А как кичилась перед нами! Султаншей она стать захотела, видите ли... Да ты Всевышнего благодари, что шехзаде нравишься. А то, неровен час, другая твоё место займёт.
Эфшан была и так разозлена до крайности. Она схватила Ширин за волосы и осыпала бранью. Девушки кинулись разнимать их. Пёстрые одежды, гул голосов ярким цветовым и звуковым пятном всё это всполошило гарем. Наложницы бранились аж до прихода хазнедар. Опытная Рефия-хатун положила конец драке и брани, пообещав наказать всех поголовно и оставить без содержания на месяц. Все замолкли мгновенно. Что ж, появление этой Гюфтар в гареме было зрелищным и запомнится всем надолго.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

0


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Угроза? Скорее, предупреждение (2 августа 1660 года)