http://epoxabezumca.forum-top.ru/styles/0018/a9/cd/style.1499333480.css
http://forumstatic.ru/styles/0018/a9/ce/style.1499333611.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Не оступись, Ирум (22 апреля 1642 года)


Не оступись, Ирум (22 апреля 1642 года)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода
Не оступись, Ирум.

Время и место действия
22 апреля 1642 года.
Стамбул. Галата. Дом Арники-хатун.

Суть
Проведя бессонную ночь в объятиях Эркина-аги, Ирум-хатун, наконец-то, собирается покинуть дом Арники. Хозяйка дома и постоялица сталкиваются на лестнице. Арника считает своим долгом предложить Ирум неплохую сделку.

Участвуют
Арника-хатун, Ирум-хатун.

0

2

Ночью Арнике не спалось. С тех пор, как хитроумная венгерка решила отдавать в наём две комнаты на верхнем ярусе, с покоем пришлось распрощаться. Не то, чтобы не было отбоя от постояльцев, но Эркин-ага, в надежде на "укромный уголок" платил хозяйке втридорога. Арнике ничего не оставалось делать, как уступать настойчивому янычару. В мошне копилось золото, а с верхнего яруса доносились звуки, услышав которые, всякий благопристойный человек заткнёт уши. Арника себя не считала, но и ей они порядком докучали. Может... может, она слишком отвыкла от всего этого? Кто знает...
Проснулась женщина в скверном настроении, ей удалось задремать только к середине ночи, а с первыми звуками утреннего азана, сон как рукой сняло. Арника села на постели, тряхнула пышными медно-рыжими волосами, провела рукой по глазам, словно прогоняя остатки дремоты. Одевшись она, было, хотела подниматься наверх, разбудить заспавшихся постояльцев, как сверху спустился Эркин-ага. Он уже был одет, на голове красовался ускюф, при боку в дорогих ножнах покоился ятаган. Властным жестом янычар протянул женщине увесистый мешочек. Арника одобрительно кивнула, а затем глазами показала на верхний этаж. Эркин только головой мотнул - спит, мол, не стоит её будить. Хозяйка и жилец попрощались, и ага покинул дом через задний ход, как у них было условлено.
Прошло не более получаса с момента ухода Эркина, как на верхнем этаже послышалась возня и дверной лязг. Верно, зазноба Эркина-аги уже соизволила продрать глаза. Арника-хатун хмыкнула, взбила волосы тремя сильными движениями, с минуту полюбовалась на себя в зеркальце, затем подошла к лестнице, чтобы встретить гостью, как подобает. Через минуту наверху показалась Ирум. Даже снизу хозяйка разглядела бессонные тёмные круги под глазами девушки, вчера ещё опрятно лежащие волосы сегодня выглядели чуть более неряшливо. Ещё один короткий хмык.
- Сладко ли спалось, хатун? На моих перинах можно обо всём забыть, не так ли? - пряно пошутила Арника. Если перед янычарским агой она трепетала, то перед этой девкой не стоило притворяться.
- А твой янычар щедр. Отпустил мне сто пятьдесят акче чистоганом. Эх, была б я помоложе... -  на секунду в глазах Арники загорелись мечтательные огни...

+3

3

Бессонная ночь, проведённая в объятиях Эркина, оставила на лице Ирум неприятный отпечаток. Девушка проснулась после мучительного предутреннего сна, смуглая рука не ощутила присутствия могучего мужского тела. Калфа долго сидела на постели, запустив пальцы в волосы, словно пыталась изгнать воспоминания о минувшей ночи. Это уже далеко не первое свидание в укромном уголке Стамбула, не первый властный рывок за руку, не первый рокочущий шёпот, поцелуи и огневые взгляды. Ирум уже давно поняла, что всё это и не в последний раз. Всякая встреча с Эркином-агой происходила против её воли, Ирум ужасно стыдилась самоё себя, под покровом ночи выскальзывая из гарема, поправляя полупрозрачный яшмак на лице, стараясь остаться не узнанной. Дом Арники-хатун она посещала тоже не в первый раз, а наверное в пятый или в шестой. До этого калфа видела ростовщицу только в другом месте, когда они сидели и беседовали.
Настала пора одеваться. Утро только-только проникло в город, но Эркина уже и след простыл. Что поделаешь, торопится в корпус, чтобы его не хватились. Ирум досадливо скрипнула зубами, оделась, застегнула свой тяжелый пояс и принялась спускаться по лестнице. Внизу её уже ждали. Арника встретила постоялицу язвительно, с ноткой пренебрежения. Ирум покоробило от такого обращения. Раньше эта рыжая лисица так себя не вела.
Замечание о том, что Эркин не поскупился, мечтательные искорки в чёрных глазах ростовщицы, её полуулыбка, всё это ужасно раздражало. Ирум криво усмехнулась.
"На кого позарилась, а! Уже четвёртый десяток разменяла, а всё туда же, с янычарами путаться норовишь. Не один десяток приласкала, наверное, пока в богачки выбилась."
Дружественное отношение к Арнике делось куда-то в единый миг. Прежде Ирум жалела эту преждевременно увядшую, но, впрочем, сохранившую часть былой привлекательности, женщину. Теперь перед ней стояла желчная, завистливая, хитрая и сварливая баба.
- Да забирай, ради Аллаха. - нарочито непринуждённо бросила калфа. - Мне его за пазуху не класть, а вот тебе в самый раз будет.
За этими словами последовал короткий едкий смешок. Арника насупилась и скрестила руки на груди.

+3

4

"А, взяло-таки за живое..." - с ехидцей подумала Арника, глядя, как Ирум спускается по лестнице. На одной из ступеней хатун сделала неверный шаг и в следующий миг бы, наверняка, полетела кубарем, если бы не Арника. Она поддержала Ирум вовремя, иначе та непременно сломала бы что-нибудь.
- Осторожнее, хатун. Лестницы у меня крутые. Как и твой путь. Один неверный шаг - и полетишь вниз головой.
Ирум стояла, как оплёванная. Арника ухмыльнулась правым уголком губ, в её глазах заплясали бесенята. Ещё бы, ей случалось и не таких отбривать  - не каждый мужчина выдерживал отборную брань, а тут и вовсе работы на один палец. Однако и издёвка Ирум сделала своё дело - Арника ощутило, как к горлу подступает спазм. Ей припомнилось доброе лицо Нумана, пышные усы и по-кошачьи блудливые глаза красавца Бейхака, вспомнилось и то, что ей уже не восемнадцать лет... и так захотелось разрыдаться в голос. Эта ядовитая гадюка таскается по Стамбулу, вешается янчарам на шею и ещё смеет упрекать её? Её, женщину, которая прошла через столько напастей, чтоб заслужить себе доброе имя!
- Не строй из себя благочестивую недотрогу. Я таких, как ты, за версту чую. Ты, наверно, из тех, что поджидают на улице. Вот и Эркин-ага не устоял перед тобой, хотя ты и одного акче не стоишь...
Арника поднялась на одну ступеньку, поближе к Ирум. Теперь она могла получше рассмотреть её. Красивая, что и говорить. Личико смуглое, стан словно умелым резчиком из оливкового дерева выточен, губки розовые, как нежный средиземноморский коралл... Не похожа на простую фахише. Может, она жила в доме какого-нибудь важного бея, была утехой его душе и телу, а потом была изгнана. Жалко, такие, как она, на дороге не валяются.
- А знаешь, что? Такой красивой девушке, как ты, грех шататься по улицам в поисках комнаты.
Оставайся у меня. Жалованье положу тебе, в нужде не будешь, обещаю. Как сыр в масле кататься станешь... если, конечно, исправно потрудишься. Ты для здешних турок лакомый кусочек, за который и раскошелиться не грех. Ну, что скажешь?
- Арника несколько раз провела рукой по смуглой щёчке девушки. Та стояла в смятении. Хозяйка хищно ухмыльнулась.

+3

5

Ирум слушала молча, стиснув зубы и посверкивая глазами. Глядела на супостатку злобно, из-под точёных бровей, удерживала на языке острую, жгучую, отдающую перцем, брань. Сама не заметила, как правая рука стиснула запястье обидчицы, а левая из-за пояса вытащила короткий кривой ножик. Узорчатое лезвие резануло воздух и смирнёхонько встало у горло Арники. Калфа зыркнула на неё так, словно хотела убить взглядом, а потом по капле выцедила сквозь зубы:
- С огнём играешь. Ещё одно слово - горло перережу. За кого меня держишь, а?
Рыжеволосая женщина задрожала, её распутные глаза потускнели, подёрнулись страхом, губы побледнели. Но Ирум не спешила отнять нож от горла Арники. Та судорожно сглотнула, засопела и хотела что-то сказать, но калфа разжала правую руку и приставила ладонь к губам венгерки. Та глядела затравленно.
"Гнилая ростовщичья душонка..." - подумала Ирум, смаргивая. Ей было тошно смотреть на сжавшуюся в комок Арнику. - "И это тебе-то я всю душу излила в своё время? Тьфу!"
- Как ты могла подумать, что я - из этих? - по-змеиному зашипела калфа, по-прежнему не убирая ножа. - Тебя же удар хватит на месте, если я скажу, кто я такая. Моя госпожа - Кёсем-султан хазретлери. Я - её правая рука. И убереги тебя Аллах трезвонить об этом на каждом шагу. Из-под земли достану.
Ирум говорила сильно, каждое слово, тихое, но весомое, судя по всему, отдавалось в ушах клеветницы Арники тяжёлым набатом или чем-то вроде этого. Хозяйка округлила глаза и попробовала замотать головой в знак того, что ни слова не скажет.
Нож вернулся на своё место. Калфа отстранилась от Арники с видом брезгливого равнодушия. Та всё ещё стояла в одной и той же позе, потом медленно приложила руку к сердцу, словно удерживая его в груди. Ирум её понимала - не каждому доводится натерпеться такого страху. Несколько месяцев тому назад, когда промозглым январским вечером Ирум возвращалась от ростовщицы, когда они ещё были добрыми приятельницами, ей довелось испытать такое потрясение, которое кровавым отпечатком вдавилось в ум и в душу. И что же теперь? Теперь этот злодей, этот шайтан, этот янычар, сделал Ирум своей любовницей... Позор.

+3

6

Когда у самого горла оказался короткий кривой нож, Арника судорожно вздохнула, словно кто-то её лишает последнего воздуха, вся вжалась в стену и глядела на Ирум округлившимися глазами. Пока Ирум говорила, вернее, шипела, Арника молилась, чтобы её не зарезали тут, прямо на лестнице, как барашка. Наконец речь была закончена, а нож исчез, женщина перевела дух, хватаясь за сердце.
- Уф... гневливая какая... Хорошо-хорошо, я - могила. - дыхание, наконец-то, выровнялось, страх стал понемногу отступать. Арника облегчённо выдохнула, поняв, что опасность окончательно миновала. При всём том жизненном опыте, который в изобилии обрушился на неё, Арника не была готова к ножу у горла в своём собственном доме. Что ж - это не убило наповал, а только сделало сильнее. Поправив волосы и придвинувшись к Ирум, венгерка прошипела не хуже своей гостьи:
- А теперь вон с глаз моих. Ступай откуда пришла.
Хозяйке не хотелось ссориться с такой сердитой хатун, как Ирум. Она и подумать не могла, что в этой кроткой на вид девушке сидит такой шайтан. Впрочем, наверное, все обитатели дворца таковы (если, конечно, мерзавка не лжёт).
Ирум не торопилась уходить. Она по-прежнему стояла напротив Арники, скрестив руки на груди. Ростовщица стушевалась, поняв, что и в самом деле перешла границы, приняв прилично одетую гостью за торговку собственным телом. Это недоразумение надо было срочно исправить, не то, чего доброго, хатун вновь разозлиться, и тогда уж поножовщины не миновать.
- Прости, хатун, я сказала, не подумав. Иди с миром и не держи на меня зла. - миролюбиво проговорила Арника. - Кланяйся от меня Эркину-эфенди, пусть чаще навещает меня.
Дождавшись, когда Ирум, в конце концов, покинет дом, Арника громко выдохнула. Вот уж никак нельзя было подумать, что завяжется такой острый разговор. А ну, как она пожалуется Кёсем-султан... Это будет хуже худшего. Впрочем, ведь и Ирум не последняя дура, чтобы добровольно подставлять свою шею под топор. Арника ни на йоту не сомневалась: за грешную связь с янычаром госпожа по головке не погладит.

+1

7

У Ирум окончательно прошёл гнев, сердце успокоилось, в глазах потухла злость.
"К чему мне с ней ссориться? В конце концов, кто я и кто она..." - подумала калфа, глядя, как Арника оправляется от потрясения. На секунду ей даже стало жалко эту рыжую, распутную женщину, набившую карман нечестным путём. Ирум внимательно посмотрела Арнике в лицо и произнесла холодно и как-то чересчур отчуждённо.
- Бог с тобой, хатун. Я уйду. А ты помни о нашем уговоре. Не вздумай обо мне слухи распускать.
Последний раз взглянув на Арнику, Ирум переступила порог дома. Со всех сторон её обдал солнечный свет. В османских землях солнце встаёт рано и светит в полную силу уже утром. Город просыпался и начинал свою обычную жизнь. Из домов потихоньку выходили заспанные горожане. Одни направляли стопы свои в мечеть, другие - на базар, третьи уже с самого утра норовили засесть в какой-нибудь кофейне, чтобы как следует перемыть косточки соседу-скареду, вспомнить всю родню до двенадцатого колена или просто от души послать под хвост шайтану какого-нибудь мироеда. Женщины, одетые кто как, тоже заполняли улицы. Одни останавливались, кланялись друг другу и заводили пустой бабий разговор, молодые вдовушки с подведёнными глазами лукаво посматривали из-под полупрозрачных яшмаков. Встречные турки цокали языками, ловя эти взгляды. Ирум с минутку подождала на пороге, поглядела на проплывающую толпу. Ни одного янычара... Странно, но это и к лучшему. Не приведи Аллах сейчас попасться на глаза Эркину-аге - кто его знает, что у него в голове? Убедившись, что ни одного знакомого на улицах не видать, Ирум быстро-быстро пошла, почти побежала, проулками, в сторону, где должен был находиться Топкапы. Ей пришлось сделать преизрядный крюк, но поспела она вовремя. Гарем только собирался просыпаться, и Ирум ещё никто не хватился. Забежав к себе в комнату, женщина быстро переменила головной убор, сделала несколько больших глотков из кувшина с водой, что всегда стоял в комнате, поглядела в зеркало - вид в меру бодрый, так что никто ничего не заподозрит... Хотя... Круги под глазами! Как бы избавиться от них? Что ж, в крайнем случае можно сослаться на бессонницу, только и всего. Ну, стерпит она пару колкостей от Рукийе, - не страшно. Пусть. Правды этой змее не добиться. Как и никому в гареме. Даже Хюма Шах-султан не должна знать об этом.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

0


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Не оступись, Ирум (22 апреля 1642 года)