http://epoxabezumca.forum-top.ru/styles/0018/a9/cd/style.1499333480.css
http://forumstatic.ru/styles/0018/a9/ce/style.1499333611.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Из Дворца Слёз в гарем шехзаде (4 апреля 1661 года)


Из Дворца Слёз в гарем шехзаде (4 апреля 1661 года)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Номер сюжета
Третий

Название эпизода
Из Дворца Слёз в гарем шехзаде

Время и место действия
4 апреля 1661 года
Стамбул - Старый дворец.

Суть
Стало известно, что скоро шехзаде Орхан один из первых отправится в санджак. Неизвестно пока, в какой именно, но подготовки и сборы уже ведутся. По поручению Махиэнвер-султан, Нериман-хатун наведывается в Старый Дворец, откуда в своё время сама была вызволена доброй госпожой, чтобы найти там умную, ловкую и проворную калфу - нужен же, в конце концов, гарему шехзаде, управитель. Случай сводит её с Бихруз, к которой здесь все относятся с почтительным страхом.

Участвуют
Бихруз-калфа, Нериман-калфа.

0

2

Каждое утро в Старом Дворце начиналось с резких хлопков в ладоши и окриков Бихруз-хатун. Эта калфа, поселившись во Дворце плача, не дала скучать ни единому его обитателю. Изгнанная из свиты Эсмы-султан за серьёзный проступок, Бихруз не опустила рук и продолжала следить за порядком на новом месте, да так, чтоб комар носа не подточил. Аги и наложницы называли эту женщину шайтаном в юбке. Правильно, пусть боятся, пусть слушаются. Мало ли, кто нагрянет сюда с визитом?
Вот и сегодня во дворец пожаловал гость из Топкапы. А точнее - гостья. Бихруз сообщила об этом одна из девушек, когда калфа распоряжалась по поводу всеобщей трапезы.
- Бихруз-хатун, во дворец пришла какая-то калфа, говорит, из самого дворца Топкапы...
Бихруз обернулась, смерила вестницу подозрительным взглядом, про себя отметила, что хорошо бы ей задать трёпку за крохотное пятнышко на подоле, коротко и резко вздохнула и проговорила.
- И ты ещё здесь, непутёвая? Пригласи её!
Девушку как ветром сдуло.
Бихруз же, отдав последние распоряжения агам, проследовала в общую комнату. Наложницы мигом прекратили шушукаться, воцарилась такая тишина, что пролети сейчас даже самая малая мошка, её тихое жужжание достигло бы ушей каждого, кто находится в этой комнате.
- Слушайте все! К нам пожаловали гости из дворца самого повелителя. Замечу хоть малейшее неуважение - посажу на хлеб и воду и лишу содержания. Вам ясно?
Девушки, думая, что сейчас к ним пожалует кто-нибудь из султанш, встали, построились, чинно сложили ручки и приготовились присесть в почтительном поклоне. Но в ташлык вошла не султанша и даже не фаворитка падишаха или шехзаде. Медленно, внимательно осматриваясь, в комнату вступала хорошо одетая калфа с ехидцей в улыбке и лисьим азартом в глазах. Возможно, Бихруз просто это почудилось, но среди наложниц пронёсся разочарованный вздох.
- Нериман-хатун! - улыбнулась Бихруз гостье. Сейчас в Старом дворце не было никого из представителей султанской семьи, и калфа считала себя первым лицом здесь.  - Сам Всевышний направил твои стопы сюда. Чем обязаны?

+6

3

Нериман заходила в Старый Дворец, как к себе домой. В своё время она жестоко поплатилась за верность Турхан-султан. Вероломная хасеки, вместо того, чтобы отблагодарить калфу за расправу над Ирум, выслала её сюда и не удосужилась отменить наказание. Зато это сделала Махиэнвер-султан, выказав тем самым своё великодушие. С очей Нериман словно спала непроницаемая повязка, и с этих пор она стала безоговорочно повиноваться матери шехзаде Орхана и Атике-султан во всём, что бы та ни приказала. Вот и сейчас, по повелению султанши, Нериман переступала порог злополучного Дворца Слёз, чтобы разыскать здесь надёжного человека, которому можно будет доверить управление гаремом шехзаде. Уже стало известно, что Орхан отправляется в санджак. Повелитель пока не говорил, в какой именно, но готовиться надо уже сейчас.
Входя в общую комнату наложниц, Нериман вспомнила, как сама коротала здесь дни и недели в ожидании доброй весточки от Турхан-султан, как похаживала до покрикивала на евнухов и невольниц, как на неё нападала смертная тоска, как досада разъедала душу и сердце. Слава Аллаху, всё это осталось далеко позади. Дворец Плача наполнился новыми опальными слугами, которые стали неугодны.
Навстречу Нериман выступила статная, очень хорошо одетая, с брошью на головном уборе, хатун. В лице этой женщины было что-то надменное, своенравное. Видно было, что она умна, любит командовать и не терпит непослушания. Нериман где-то уже видела её, тем более, что и эта калфа, как оказалось, знает гостью по имени... Ну-ка, ну-ка... Да ведь это же Бихруз из свиты Эсмы-султан! Вот тебе и на... Столько времени служила госпоже, и вдруг - Дворец Слёз. Чем же она так не угодила султанше, какой грех на себя взяла?
"Доигралась, сердечная. Служила-служила, и на-поди. Куковать тебе, Бихруз, в Старом Дворце вовеки веков. За что ж тебя, а? Надо бы обмозговать это дело на досуге".
- Бихруз? Каким ветром тебя аж сюда занесло? Жила у Эсмы-султан, как птичка в раю... Что натворила, признавайся? - Нериман улыбнулась старой знакомой.
"Нарядная какая, словно не здесь, а всё ещё у госпожи живёт. И гарем в ежовых рукавицах держит, ишь, как девушки притихли. Что, если...?"

+6

4

Улыбка исчезла с лица Бихруз. Ей было неприятно вспоминать о той провинности перед Эсмой-султан. Калфа всем сердцем хотела вернуться к госпоже, которую знала давно, но понимала, что за такой проступок ей остаётся одно - прозябать в этой дыре до конца дней своих. Впрочем, на Нериман-калфу не стоит сердиться. Все знают её колючий нрав. Да и не со зла она - просто шутит по старой дружбе.
- А тебе-то какая с этого корысть? Много будешь знать - скоро состаришься.
В это мгновение за спиной Бихруз послышался тихий, едва различимый девичий смешок. Калфа резко обернлась и так шикнула на негодницу, что та сразу опустила очи долу и стояла, как вкопанная.
Поймав уважительный взгляд Нериман, женщина только руками развела и произнесла:
- Не обращай внимания. За этими пигалицами глаз да глаз нужен. Меня здесь, честно говоря, не жалуют - шайтаном в юбке называют. Ну, уж пусть лучше так, зато везде порядок. Так что ты хотела? - и она, взяв Нериман под руку, увела её из ташлыка в коридор. Было очевидно, что у Неримана какое-то важное дело, и при девушках его нельзя обсуждать.
"А что, если Эсма-султан простила меня и позволит вернуться? Может, Нериман и приехала сюда,
чтобы вытащить меня отсюда? Хотя... постойте, она ведь Махиэнвер-султан, кажется, прислуживает,
Эсма-султан прислала бы кого-нибудь другого. Неужели, у хасеки до меня есть какая-то нужда? Да быть того не может. Что ж, пусть рассказывает, любопытно, что за дело у Махиэнвер-султан."

В коридоре показалась мужская фигура. Бихруз краем глаза заметила приближение евнуха. В руках у аги что-то белело. Письмо. О, Всевышний, неужели, Исмет передал сюда послание?
- Бихруз-калфа! - одними губами прошелестел евнух. Женщина так на него глянула, повернувшись, что ага тут же испарился. Потом передаст, что хотел.
- Ну, так я слушаю тебя, хатун. Ты же не просто так сюда приехала. Махиэнвер-султан нездоровится, может? Не допусти Аллах! Я пришлю нашу лекарку, она очень опытная.
Нериман стояла в замешательстве. Бихруз поняла, что с госпожой всё в порядке.
- Тогда не тяни, рассказывай. - произнесла калфа, подпустив в голос нотки раздражения.

+6

5

Видя, как смолкла пересмешница, Нериман невольно прониклась к собеседнице уважением. Она точно имеет влияние на наложниц... Вот бы такую хазнедар для гарема шехзаде Орхана, и в его дворце царила бы тишь, да гладь, да Божья благодать. Калфа улыбнулась своим мыслям, а в следующую секунду её уже взяли под руку и вывели в коридор.
"Так-то лучше. Тут сподручнее разговаривать - в ташлыке полно лишних ушей и глаз, к чему это?
- Типун тебе на язык, бесстыдница! С госпожой всё хорошо. Дело совсем в другом. Ты слышала новость?... Хотя, до ваших палестин вести из дворца редко долетают. - и Нериман презрительно хмыкнула. Сейчас, правда, не лучшее время для насмешек, но она не могла себе отказать в удовольствии выразить презрение к этому забытому Всевышним месту.
- Так вот: повелитель решил назначить шехзаде Орхана в большой санджак. Сборы уже ведутся. Гарему шехзаде нужен управитель, да такой, чтобы и муха не пролетела без его ведома. В нашем дворце полно женщин, у которых есть красота, да ума и на пол-золотника не наберётся. А тебя вон как девушки слушаются. Подумай хорошенько - что тебе торчать в этой дыре, когда счастье само в руки идёт!
Женщина говорила тихо, но сильно и убедительно. Бихруз слушала со всем вниманием, и с каждым словом Нериман глазки собеседницы вспыхивали азартным огоньком. Было видно, что Дворец Слёз осточертел ей хуже пекла. Нериман чувствовала, что ещё несколько усилий - и добыча попадёт на крючок, да так, что уже не сорвётся с него. Ведь и в самом деле, что за житьё в Старом Дворце, в ожидании новостей и возможного суженного, который, скорее всего, окажется горьким пьяницей, самодуром и сквернавцем, каких свет не видывал? К иблису такого жениха и такую жизнь, если на то пошло.
- Эсма-султан тебя отправила с глаз долой, - продолжала Нериман. Она знала, что эта тема неприятна Бихруз, но на этом-то как раз и можно сыграть лучше всего, - нравная она у нас. А Махиэнвер-султан не такая, она всякого по заслугам жалует - милостивее госпожи тебе не найти. Будешь в золоте и шелках ходить, если согласишься. Так что скажешь, разумница?
И Нериман хитро ухмыльнулась.

+6

6

"Так вот отчего всё это... Значит, хазнедар в гареме шехзаде. О, Всевышний, благодарю тебя, благода... Но, может, это ловушка Махиэнвер-султан? Она хитрая и очень умная, кто знает, что у неё за цель? Может, это вовсе и не она, а Эсма-султан всё же подослала Нериман испытать меня? Отвечу-ка я "нет" для первого раза. Посмотрим, что будет. Только надо это сделать так, чтобы было и не обидно, и доходчиво." - лихорадочно размышляла Бихруз. Правду сказать, у неё аж в глазах помутилось от слов гости. Подумать только - сама хасеки-султан, мать наследника, доверяет опальной помощнице Эсмы-султан гарем своего сына. В такое поверить трудно, но промысел Всевышнего - великая тайна, и пути Его неисповедимы. А что, если всё правда? Но для приличия помяться и посомневаться, всё-таки, стоит. Что Бихруз и сделала. Она подошла к Нериман поближе и взялась за краешек её длинного летучего рукава. Материя тяжёлая, с вышивкой, на ощупь очень приятная и удобная. Калфа оценивающе повертела конец рукава, поразглядывала, цокнула языком и молвила:
- Хорошая ткань. Крепкая, носить - не сносить. Только ведь это не шёлк, да и вышивка не из золота. Может, Махиэнвер-султан тебя не очень-то жалует дарами. А ведь ты ей столько лет служишь верой и правдой, да ещё и меня к ней зовёшь. Нет уж, я ещё чуток погожу - может, Эсма-султан перестанет гневаться и вернёт меня в свиту. А ты ступай с миром, хатун, некогда мне.
Говоря всё это, Бихруз внимательно следила за реакцией Нериман. Та, казалось, не ожидала такой отповеди, и калфа была довольна собой. Предварительный отказ получился и не грубым, и внятным - красиво говорить Бихруз умела. Главное, чтобы гостья не обиделась, хотя, похоже, Нериман и не думала обижаться.
- Ты уж не взыщи, Нериман, но ветра в поле ждать я не привыкла. - и хатун повернулась, было, к гостье спиной, чтобы уйти, но та зяла калфу за руку. Видимо, ещё слишком рано, чтобы оканчивать разговор. Бихруз скрестила руки на груди. Интересно, что Нериман собирается сказать ещё, чтобы убедить собеседницу присягнуть на верность Махиэнвер-султан.

Отредактировано Бихруз-калфа (2017-12-04 14:36:40)

+6

7

Нериман улыбнулась левым уголком губ. Ай да Бихруз, на всё-то у неё ответ найдётся. Иметь дело с такой умной женщиной, как она, одно удовольствие... разумеется, если бы она согласилась. Но она ответила отказом, да ещё каким! Умудрилась и ответить "нет", и здорово уколоть свою гостью и собеседницу. Нериман не собиралась оставить этого так просто. Либо она переубедит упрямицу, либо добровольно сложит с себя все полномочия.
- В тканях ты разбираешься, это видно. И сама щеголихой слывёшь. Интересно, кому же достанется такая писанная красавица? Не тому ли, кто тебе письма носит?
Нериман говорила и внимательно наблюдала, как Бихруз меняется в лице. Под конец та судорожно вдохнула, сморгнула и поджала губы.
"Ага, попалась птичка в силок... Я тебя сразу разгадала, скромница. Такие, как ты, умеют мужчинам нравиться. Один такой даже письмецо написать не постеснялся. Кто ж бы это такой?"
Помощница и сообщница Махиэнвер торжествовала. Бихруз чувствовала себя так, словно её только что окатили помоями из ведра, да ещё и при десятке свидетелей. Очевидно, домыслы Нериман о том, что письмо, во-первых, от постороннего мужчины, а во-вторых, любовное, не лишены истины. Тем лучше. Если у Бихруз не только голова на плечах, но и с разумом, то она будет согласна на любые условия, лишь бы замять этот позор. Но даже если в письме ничего такого нет - главное, заставить хатун понервничать, повыкручиваться. Пусть думает, что Нериман что-то приметила и о чём-то догадывается - скорее пойдёт на уступки.
Между тем, пришедшая в себя от потрясения, Бихруз хотела что-то сказать, но Нериман предусмотрительно приставила ладонь к губам женщины.
- Шшш, не отпирайся. Ага со страху не знал, куда глаза деть, я видела. И в руках у него был листок. Но не бойся, никто об этом не узнает. Особенно Эсма-султан. Ты ведь не хочешь окончательно упасть в её глазах. Я ведь тоже женщина и прекрасно тебя понимаю - у тебя кровь так и играет, это сразу видно. Если согласишься - о твоих интрижках ни одна живая душа не узнает. Откажешь - ославлю тебя на весь гарем.
Последнее прозвучало уже как угроза. Бихруз грубо выдернула руку. Нериман инстинктивно отошла на два шага назад.

Отредактировано Нериман-калфа (2017-12-04 15:28:08)

+6

8

Когда Нериман заикнулась о письме, у Бихруз пол стал постепенно уходить из под ног.
"Провидица она, что ли? Или может быть, сам шайтан ей нашёптывает это?" - недоумевала женщина. Она больше не хотела видеть Нериман-калфу, не желала глядеть ей в глаза. Она-то прекрасно знала, что письмо, действительно, от мужчины, более того - от молодого янычара Исмета, который, верно, стосковался по своей возлюбленной и не против хорошо провести время в её объятьях. Бихруз и сама извелась в ожидание весточки от Исмета. Она дорого бы дала, чтобы выскользнуть из дворца, чтобы увидеться с любимым.
- Передай Махиэнвер-султан, что я... что я согласна. - сухо произнесла Бихруз, слова срывались с её губ коротко и деловито. Женщина поняла, что так будет правильнее всего. И честь будет сохранена, и Старый Дворец останется в прошлом. Жалко было сознавать, что в прошлом осталась и верность Эсме-султан. Это печалило, но не настолько сильно, чтобы отказываться от своего решения.
- Если госпожа настолько милостива, что захочет видеть меня управительницей гарема её шехзаде, то я жизнь за неё отдам. - это прозвучало куда более решительно, и Нериман, очевидно, поверила. Путь назад был отрезан. К тому же было одно важное обстоятельство, которое подтолкнуло Бихруз забыть о сожалении: Исмет-ага был и остаётся верным другом шехзаде Орхана. Это значит, что теперь у них, как только она перейдёт в услужение Махиэнвер, будет возможность чаще видеться. Плохо одно: а что, если Исмет не отправится вместе со своим царственным приятелем в санджак, а останется в Стамбуле? это уж будет хуже всего. Но отступать уже слишком поздно, согласие дано. Осталось только, чтобы Махиэнвер-султан одобрила кандидатуру Бихруз.
"Во всяком случае, теперь не стоит опасаться, что Нериман растрезвонит об этом злосчастном письме всему свету. Да и у должности хазнедар есть свои преимущества. Хотя бы то, что не придётся чахнуть здесь. О богатстве, влиянии и прочих благах жизни я уж молчу. Что ж, долгих лет Махиэнвер-султан и шехзаде Орхану".
- А ты змея, Нериман. Знаешь, чем взять. Что же ты стоишь? Ступай к Махиэнвер-султан, скажи,
что я у тебя на примете... Ты мне сегодня так досадила, что видеть тебя не могу.

+6

9

Нериман поджала губы. Она и не сомневалась в том, что после такого натиска, Бихруз сдаст позиции и примет предложение. Иначе просто и быть не могло. На обзывательство калфа и внимания не обратила. Сколько раз ей говорили, что она змея - если за каждое произнесение этого ругательного слова Нериман получала дирхем, то у неё собралось бы несколько сундуков с золотом. К чему обижаться на то, что её сравнивают с умным, хитрым и изворотливым существом на свете? Напротив, это, скорее, комплимент, нежели оскорбление. Так что глупо дуться на Бихруз за правду.
- Придётся тебе ещё немножко меня потерпеть, Бихруз. Мы поедем во дворец, я представлю тебя госпоже. Даст Аллах, ты уедешь в санджак и отделаешься от меня. Идём.
На этот раз уже Нериман взяла собеседницу за руку, и обе женщины покинули дворец. Снаружи их ждала карета. Дорогой в Топкапы Нериман мысленно рассуждала, хорошо ли она поступила, завербовав именно Бихруз, а не кого-нибудь другого. Взвесив все "за" и "против", калфа решила, что поступила благоразумно. Стараниями Бихруз Старый Дворец пришёл в порядок, наложницы и евнухи послушны и расторопны. Если так же дела пойдут в будущем дворце шехзаде Орхана, то чего ещё желать. Главное, чтобы эта хитрая лиса не предала и не подставила свою новую хозяйку.
Карета двигалась умеренно, стук копыт приятно убаюкивал, хотя до Топкапы было не слишком далеко. Нериман косо взглянула на попутчицу. Будущая хазнедар, стало быть... Щеголиха и вертихвостка (разве порядочная женщина будет вести переписку с мужчинами?), но в гареме её боятся, сторонятся и безропотно подчиняются ей. Чем не хазнедар? Конечно, Нериман и сама могла бы справиться с этой ответственной работой - управлять гаремом наследника, но ей льстило то, что Махиэнвер желает видеть свою помощницу по-прежнему подле себя, это не может не греть душу.
- Учти, хатун, слово не воробей. Струсишь перед госпожой - и я так опозорю тебя, что сквозь землю провалишься. - ещё раз напомнила Нериман, сверкнув глазами. Можно было не сомневаться, что она сдержит обещание и голову заложит, чтобы дознаться, с кем водится Бихруз. А дознается - так непременно расскажет Эсме-султан. ну, да это в сторону.
Спустя менее получаса, женщины уже входили в гарем. У дверей в покои матери шехзаде Орхана, Нериман что-то коротко сказала евнуху, тот кивнул, скрылся за дверьми, а через несколько секунд появился и объявил:
- Махиэнвер-султан хазретлери ждёт Вас.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+6


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Из Дворца Слёз в гарем шехзаде (4 апреля 1661 года)