http://forumstatic.ru/styles/0019/64/4c/style.1513438851.css
http://forumstatic.ru/styles/0019/64/4b/style.1513513387.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Будь моей наперсницей! (6 июня 1661 года)


Будь моей наперсницей! (6 июня 1661 года)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Номер сюжета
Сюжет №3

Название эпизода
Будь моей наперсницей!

Время и место действия
6 июня 1661 года.
Маниса / Дворец шехзаде Орхана / покои Шехназ-султан

Суть
Шехназ-султан отправилась в хамам, а Гюфтар-хатун осталась ждать госпожу в её покоях. Неожиданное появление Бихруз-калфы застаёт девушку врасплох и неожиданно заставляет кое в чём признаться. Бихруз, будучи умной и очень прозорливой женщиной, готова помочь Гюфтар. Тем более, что это как нельзя кстати.

Участвуют
Гюфтар-хатун, Бихруз-калфа.

0

2

Стоял душный полдень. С гор веяло лёгкой прохладой, но её оказалось недостаточно, чтобы спастить от жары. Шехназ-султан, утомлённая духотой, велела подготовить для себя хамам и с несколькими служанками отправилась переждать пик солнцепёка в чистоте и прохладе. Гюфтар с госпожой не пошла. Она осталась в покоях султанши, бесцельно расхаживая по комнате и ни о чём определённом не думая. Вернее, одна назойливая мысль всё же терзала прелестную головку девушки, но Гюфтар отгоняла её всеми силами. Это ведь не дозволено - любить шехзаде, который связан узами никяха с другой, и эта другая - твоя хозяйка и владелица. Словом, круг замкнулся, и Гюфтар буквально задыхалась в этом круге. Обстоятельства, чувство долга, любовь и преданность - всё завило её, душило, впивалось в лёгкие. Но любовь отчего-то была сильнее и особенно болезненно давила на сердце. Девушка не находила себе места. Она ходила по комнате, досадовала на каждую отвлекающую мелочь. Перед глазами в лёгком мареве стоял образ шехзаде Орхана, в ушах звучал его мужественный властный голос. Всякий раз, когда Гюфтар видела шехзаде - хоть издали, хоть вблизи, её сердечко подпрыгивало в груди, трепыхалось, как пойманный голубь, силясь вырваться на волю и бессильно упасть в Орхановы ладони. Конечно, мечты мечтами, а правда нависала свинцовой тучкой над головами всех обитательниц гарема: когда есть Шехназ-султан, никому не будет разрешено входить в покои наследника ни под каким видом. Султанша слишком любит Орхана и не потерпит даже тени посторонней женщины рядом с супругом. Это очевидно, и с этим приходится смириться. Но смиряться ох, как не хотелось.
От нечего делать, Гюфтар присела на тахту, пододвинула к себе забытую госпожой на столике шкатулку с украшениями, вынула из неё драгоценное колье, унизанное рубинами, и приложила его к своей молочно-мраморной шейке. Холодный металл коснулся кожи, но тут же по телу разлилось необъяснимое тепло, словно это не шехназ была здесь госпожой, а Гюфтар, и что шехзаде, подаривший эти украшения, принадлежит ей одной. Так просидела девушка долгое время, стараясь запомнить каждое мгновение отсутствия Шехназ, насладиться уединением и своими грешными мечтами. И тут дверь отворилась. Гюфтар отскочила от ларца, как ошпаренная, кинула колье в шкатулку и даже отошла от тахты. В комнату вошла Бихруз-калфа - как всегда приветливая, с хитринкой в глазах, с брошью на головном уборе, лукавая и проницательная сплетница.
- Бихруз-хатун? Шехназ-султан здесь нет, она с девушками ушла в хамам. - пролепетала Гюфтар, боязливо косясь на вошедшую. Калфа снисходительно улыбнулась. - Госпожа велела мне разобрать её украшения, я вот...
И девушка запнулась, чувствуя, что слова звучат до крайности фальшиво.

+2

3

Уже несколько дней Бихруз не знала покоя, забыла о сне и еде. Под глазами намечались тёмно-синие круги, лицо осунулось, даже губы стали темнее. Калфа ходила, чувствуя слабость в ногах, словно невидимый чернокнижник сделал их ватными. Тревожиться и беспокоиться было о чём: весь гарем волновался, словно море. Девушки роптали на то, что им не позволено видеть и приближаться к шехзаде. Бихруз за эти дни выслушала десятки слезливых жалоб и сетований. Кое-кто из девушек отделался жёстким выговором, менее же удачливые получили куда более суровые наказания. Троих особенно недовольных хазнедар велела посадить на хлеб и воду в темницу. К великому сожалению, эти меры ни к чему не привели. Девушки по-прежнему роптали и плакали, так что Бихруз уже готова была сорвать на ком-нибудь свой гнев. Однако она не удостоилась бы чести управлять гаремом наследника, если бы не была умна. И вот сегодня разум подсказал ей пойти к Шехназ-султан хазретлери, чтобы она лично объявила девушкам свою волю и приструнила особо дерзких.
"Впрочем, всё идёт так, как я и предполагала. Рано или поздно, о волнениях в гареме и сам шехзаде узнает. Вот тогда он, возможно, обратит свой светлый взор на кого-нибудь другого. Прошёл уже месяц, а я не написала Махиэнвер-султан ни строчки... ну, разумеется, первое письмо из Манисы не в счёт. Пора бы мне уже предпринять что-нибудь."
С такими мыслями Бихруз подходила к покоям султанши. Против Шехназ она ничего не имела против, эта девушка была ей даже чем-то симпатична, но преданность и обещание, данное Махиэвер-султан, были для Бихруз стократ дороже всего и всех. Войдя в комнату, Бихруз с удивлением обнаружила в покоях не госпожу, а её помощницу, Гюфтар-хатун. Увидев гостью, та отпрыгнула от шкатулки, из которой выпала часть драгоценностей. Бихруз ухмыльнулась. Ей были понятны тайные чувства бедной служанки - какая из девушек не желает иметь такие драгоценности? К тому же байки о том, что Шехназ будто бы поручила Гюфтар разобрать украшения, показались Бихруз чистейшей воды вымыслом. Значит, взяла без разрешения...
- Сомневаюсь, что госпожа доверила бы тебе такое дело. Посмотри, как ты обращаешься с вещами. Вот вернётся Шехназ-султан, гневаться на тебя будет. Ну, да ладно. Я к ней по делу пришла. Как же не вовремя она в хамам отправилась, ей-богу, я уже места себе не нахожу, гарем скоро закипит, как смола в адских котлах. Когда султанша вернётся, не знаешь?
Бихруз говорила взволнованно и напряжённо. Настроение у неё было не самым хорошим. Во время разговора калфа посматривала на Гюфтар и отметила, что девушка очень красива. Рыжеватые волосы, нежное лицо, приятный взгляд и алые губки - не хатун, а мечта. Такую и самому падишаху показать не стыдно. Вот если бы у шехзаде была именно такая фаворитка...

+2

4

Гюфтар смешалась, поняв, что Бихруз фактически раскусила её. А если и не раскусила, то наверняка осудила за небрежение к вещам хозяйки. Девушка потупилась и долго не решалась поднять глаза на вышестоящую по чину собеседницу. Услышав о том, что Бихруз пришла по делу, Гюфтар насторожилась. Неужто госпожа вместе с хазнедар будут обсуждать неприятности в гареме, о которых девушка знала не понаслышке. Однако Гюфтар была не до конца уверена в том, что разговор пойдём именно об этом, поэтому девушка на всякий случай сказала:
- Шехназ-султан ушла не так давно, Бихруз-калфа, не знаю, когда вернётся. Думаю, что скоро. Но что за дело у Вас, скажите мне - а я передам госпоже.
Хатун молчала. В какую-нибудь долю секунды она сделалась мрачнее тучи, и только тут Гюфтар разглядела, в каком состоянии была Бихруз. Видно, ей порядком надоели треволнения в гареме - лицо похудело и осунулось, глаза ввалились, а нижние веки потемнели. Значит, предположение оказалось правильным. Речь пойдёт о недовольстве девушек. Эта тема оставалась животрепещущей уже порядка двух недель. Гюфтар это дело тоже очень интересовало. Во-первых, потому, что она была правой рукой жены шехзаде, а значит и той, кому по праву принадлежит право заправлять во дворце всем. Во-вторых же, потому что сердце тянулось к Орхану. Девушка ещё сама не понимала, какая связь между этими двумя обстоятельствами, но чувствовала, что она есть.
- Гарем гудит, как улей. Девушки того и гляди придут в ярость, и тогда нам всем придётся несладко. Не об этом ли Вы хотите поговорить с султаншей? Не лучше ли всё рассказать шехзаде?
Произнеся последнее слово, Гюфтар с надеждой посмотрела на Бихруз. В глазах девушки плясали искорки волнения, слишком красноречивого, чтобы истолковывать его вслух. Калфа, по всей видимости, тоже заметила эти огоньки. Гюфтар вновь смутилась и прикрыла глаза. Перед глазами стоял Орхан, высокий и статный, с благородным взглядом, с правой рукой на рукояти кинжала. Всё такой же, как в первый день, когда Гюфтар посчастливилось его увидеть.
- К чему огорчать мою госпожу? В конце концов, она тут тоже ничем не сможет помочь... К тому же, я вполне понимаю этих девушек, потому что... - она, было, хотела выпалить "тоже люблю его", но прикусила нижнюю губу и замолчала. Впрочем, тут и говорить-то не нужно было. Ума у Бихруз было предостаточно, чтобы самой всё правильно понять. Калфа медленно приблизилась к девушке и внимательно на неё поглядела. От этого взгляда у Гюфтар слёзы сами хлынули по щекам. Ей было стыдно и страшно одновременно. А что, если она донесёт на неё Шехназ-султан? Это будет хуже всего...

+2

5

Всё, что говорила Гюфтар, не было для Бихруз новостью. Калфа даже не была удивлена, что служанка Шехназ с ходу догадалась о причине визита хазнедар к султанше. Вопрос, действительно, стоял ребром и был серьёзен. Но последние слова Гюфтар заставили женщину прищуриться. Потому что, что? Хатун явно что-то недоговаривала -  то ли потому что смущалась, то ли потому что просто-напросто потеряла нить собственных мыслей. Впрочем, это навряд ли. Бихруз знала Гюфтар как здравомыслящую девушку, от которой путанных речей никогда не услышишь. Что же сейчас на неё нашло? Не впала же она в одночасье в столбняк. Тут что-то другое, знать бы, что именно.
Калфа сделала пару шагов к Гюфтар и пристально поглядела на неё. Девушка стояла сама не своя, побледнела даже от испуга. И тут Бихруз заметила такое, что сразу всё поняла. В глазах у хатун плясали такие яркие искры, какие могут быть только у влюблённого человека.
"Вот так же и Исмет на меня глядел..." - вздохнув подумала Бихруз. - "Как же всё хорошо устроилось! Шехзаде взял его с собой в Манису, устроил в корпусе. Лучше просто и быть не может. А Гюфтар-то недоговаривает. Ишь, с лица спала, бедненькая. Да уж пусть лучше молчит, я и сама обо всём догадаюсь. Гляньте-ка на неё - смирная, а туда же, по шехзаде сохнет.
И женщина вновь оглядела верную служанку Шехназ-султан сверху донизу, в который раз убеждаясь, что из неё вышла настоящая любимица Орхана.
"Ведь как нарочно, всё при ней - и ум, и красота, и голосок соловьиный, и говорит складно. Чем не фаворитка? А что если... Да нет, как это можно? Она нашей султанше верная помощница. Впрочем, что же, что верная? Понадобится - другую найдём, в свиту определим. Ох, не ко времени ты, хатун, в шехзаде влюбилась..."
Так подумывала Бихруз, глядя на собеседницу. Молчание затянулось, в комнате стало душно. Калфа почувствовала, что тишина стала тяготить и её, и Гюфтар, так что пришло время, в конце концов, кому-нибудь взять слово.
- Бесстыдница... Хорошо, ума хватило вовремя замолчать. И как тебя угораздило, ума не приложу.
У Гюфтар на глаза навернулись слёзы. Бихруз сделала ещё шажок, потрепала девушку по плечу и доверительно сказала:
- Ну, вот уж и глазки на мокром месте. Тише, тебе говорят. В конце концов, ты здесь, как и все, чтобы осчастливливать нашего шехзаде. Если с умом за это дело взяться, то я, глядишь, и сведу тебя с ним. Только пообещай, что будешь делать всё, что ни скажу. Идёт?

+2

6

Но, несмотря на увещевания и ободрения Бихруз-калфы, слёзы у Гюфтар сами собой так и текли, каждая с мелкую виноградинку. Плакала девушка не о том, что придётся ей, видно, оставить Шехназ-султан, а о том, что шехзаде её не полюбит и даже не заметит. А больше всего горевала она о своей незавидной участи, если госпожа обо всём доведается. Тогда не укрыться будет от её гнева, крепко помнила Гюфтар, что случилось с Эфшан-хатун ещё в столице. Навсегда засело в памяти у Гюфтар безжизненное лицо красавицы-фаворитки, лежащей на холодном мраморе в безлюдном коридоре. Не хотела себе девушка такой судьбы, но и выкорчевать из сердца любовь тоже не хватало ни охоты, ни смелости. Она слушала наставления хазнедар вполуха, но когда Бихруз сказала "Если с умом взяться, то я, глядишь, и сведу тебя с ним", сердце встрепенулось, трепыхнулось и сладко стихло. Так трепещет и затихает домашний кенар, чуя приближение весны. Пусть вокруг него только прутья золотой клетки, зато эта клетка стоит на окне, а за ним кипит жизнь. Ему хотя бы можно любоваться ею. Но Гюфтар не хотела просто любоваться Орханом издали, ей мечталось, как она войдёт к нему, поцелует полу его кафтана, припадёт к его ногам, принесёт всю себя. Ценный, заветный дан, не правда ли?
- Не могу, Бихруз-хатун, перестала бы, да не могу. Давно я его люблю, ещё в столице он у меня сердце украл. А только как с госпожой быть? Она меня под своё крыло взяла, Аллах свидетель, я ей и в мыслях зла не хочу. Как же я могу вот так с ней?... - речь девушки становилась всё более сбивчивой и путанной, Гюфтар утирала слёзы, последняя влага высыхала на щеках, глаза нездорово блестели.
- Научи ты меня лучше, как любовь эту из сердца вырвать. Где такого кузнеца сыскать, чтоб хоть клещами вытянул её из меня? Нет такого. А с такой любовью тяжко Шехназ-султан в глаза смотреть... - голос звучал тихо, надтреснуто, умоляюще. Бихруз глядела на хатун снисходительно, но в её красивых распутных глазах была дьявольская хитреца.
"Что это она? Что задумала... Нет, ни за что. Лучше заживо в могилу лягу, а госпожу не предам."
Гюфтар, видимо, и сама не заметила, что сказала последнюю фразу вслух, а ведь, должно быть, так и было, потому что калфа моментально вскинула голову и впилась в девушку своими по-змеиному умными глазами, словно душу из неё пила по капельке. Гюфтар даже дурно сделалась от такого пристального взгляда, но хазнедар и не думала отворачиваться.
- Что ж ты молчишь, а? Что мне делать? - в отчаянии вскрикнула девушка, подходя к Бихруз и беря её за руки. Калфа хитро улыбнулась.

Отредактировано Гюфтар-хатун (2017-12-29 19:51:24)

+2

7

Бихруз стояла и слушала, как бедная девочка изливала ей душу, не помня себя. То, что калфа только предполагала, подтвердилось. Значит, любит Орхана. Да и как же его не любить? Он - шехзаде, санджак-бей Манисы, любимец повелителя, каждая девушка мечтает о нём. К тому же, если на всём белом свете отыщется такая счастливица, что придётся по нраву шехзаде, то ей ни в чём не будет отказу. Драгоценные камни, украшения, золото, шелка - всё это рекой хлынет ей в руки. Чем не жизнь?
Проницательный ум Бихруз понимал все страхи Гюфтар - и прежние, и нынешние, и будущие. А их было предостаточно.
- Научить, говоришь? - Бихруз сцепила руки в замок, ухмыльнулась и продолжила. - Научу, не сомневайся. Сама потом благодарить меня станешь. К шехзаде нам просто так не подобраться. По своей воле Шехназ-султан никого к нему не отправит. А уж если это сделаю я, сохрани Всевышний, мне отрубят голову. Да и не только мне, а и тебе в придачу. Постарайся попадаться на глаза шехзаде, но так, чтобы никто ничего не заподозрил - мигом султанше донесут. Главное, не будем спешить. Это дело не одного дня. А шехзаде, как-никак, молод, кровь в нём так и играет. Даже красоты Шехназ-султан не достанет, чтобы утихомирить её. В этом можешь мне поверить.
Хатун слушала так внимательно, что боялась даже пошевелиться. Бихруз была довольна таким вниманием: ещё бы - славную наживку для шехзаде выбрала. Слушает во все уши, ни одного слова не пропускает. К тому же, опытная калфа не могла не заметить, что слёзы уже высохли, личико зарумянилось, а в глазах плескалось радостное предвкушение. Интересно знать, чего именно - встречи с любимым или же роскошной жизни?
"Чего бы ты ни ждала, всё тебе будет. И с возлюбленным повидаешься, и в золоте искупаешься. Только бы Шехназ не узнала, а дальше дело за малым. Шехзаде такой же человек, тоже из плоти и крови сделан. Отчего-то мне думается, что только ты, Гюфтар, ему и приглянешься. Так тем лучше." - и Бихруз улыбнулась своим мыслям, а затем произнесла, проводя кончиками пальцев по зардевшейся щёчке красавицы.
- Ну, вот уже и слёз как не бывало. То-то, смотри у меня, плакать больше не вздумай. Помни, что мы с тобой говорили, а мне уже пора. Как султанша вернётся, дай мне знать.
И Бихруз направилась к дверям. Настроение у неё было приподнятое. Наказ Махиэнвер-султан, полученный ещё до отъезда в санджак, может быть очень скоро исполнен.
"Уж не взыщите, Шехназ-султан..." - подумала хазнедар, посмеиваясь. - "Шехзаде точно не устоит."
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+1


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Будь моей наперсницей! (6 июня 1661 года)