http://forumstatic.ru/styles/0019/64/4c/style.1513438851.css
http://forumstatic.ru/styles/0019/92/f0/style.1522497235.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Новая невестка (16 ноября 1660 года)


Новая невестка (16 ноября 1660 года)

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Номер сюжета
Сюжет №3

Название эпизода
Новая невестка

Время и место действия
16 ноября 1660 года
Стамбул. Дворец Топкапы. Покои Шехназ-султан.

Суть
Шехназ-султан возвращается из покоев Орхана и застаёт у себя нежданную гостью. Махиэнвер-султан пришла для очень важного разговора. После того, как повелитель узнал о никяхе, мать шехзаде решила наладить отношения с новоиспечённой невесткой. Однако для того, чтобы сделать первый шаг к примирению, у султанши есть несколько условий, которые Шехназ не может не принять.

Участвуют
Шехназ-султан, Махиэнвер-султан.

0

2

Все недомолвки между Орханом и Шехназ-султан завершились. Стосковавшиеся друг по другу после почти трёхмесячной разлуки, супруги не могли наглядеться друг на друга, насытиться объятьями и поцелуями. Шехназ не помнила себя от захлестнувшей её радости, её сердце билось, словно хотело прорвать грудную клетку, тонкую ткань и выпорхнуть в небо. Орхан тоже был счастлив. Узнав всю подноготную того, что сталось в его отсутствие, шехзаде, наконец-то, оттаял душой. Теперь для воссоединения влюблённых не было никких преград.
Султанша возвращалась в свою комнату, окрылённая, зардевшаяся, радостная. Девушки не поспевали за нею, потому что их хозяйка не шла, а прямо-таки летела. Шехназ очень хотелось поделиться с кем-нибудь своей радостью, да никого не было подходящего. Гюфтар, наверняка, ждала султаншу в комнате, а доверять Нериман такие сердечные дела девушке и вовсе не хотелось. Да, конечно, калфа ей здорово помогла тогда, в день смерти Эфшан-хатун, но Шехназ всё равно опасалась её.
- Госпожа, Вы просто сияете. - заметила одна из девушек, поравнявшись с султаншей.
- Сияет не человек, а его душа. - коротко и просто отозвалась Шехназ, не сбавляя шага.
Вот, наконец, и комната. Шехназ знаком велела евнухам открыть двери, те повиновались. В покоях, как оказалось, кто-то был. Девушка даже не сразу поняла, кто именно. Статная и величавая, в роскошном платье, на тахте сидела... Махиэнвер-султан. У Шехназ от неожиданности язык прирос к гортани. Мать Орхана - здесь?
"О, Всевышний, защити мою голову... Она, наверное, что-то узнала... Нериман донесла. Ну, конечно, кому же ещё и доносить, как не ей!" - со страхом подумала юная султанша. Хотя о чём могла узнать Махиэнвер? О том, кто лишил жизни несчастную Эфшан, все знают и так. Кроме того, от султанши Шехназ и так в своё время получила очень суровое предупреждение. Что же на этот раз?
Хасеки, увидев вошедшую, благосклонно улыбнулась. Шехназ, памятуя о том, как следует вести себя в присутствии старших членов династии, поклонилась.
- Госпожа? Вы... но как? Я не ожидала Вас у себя. - произнесла девушка, искренне недоумевая. Махиэнвер ухмыльнулась.
- Махиэнвер-султан хотела дождаться Вас тут, - робко вставила Гюфтар, - видно, у госпожи какое-то важное дело. С Вашего позволения.
И девушка, поклонившись обеим султаншам, быстренько покинула комнату, оставив Шехназ и Махиэнвер с глазу на глаз.

+2

3

В это утро на голову Махиэнвер обрушилась новость, которую женщина не смогла принять должным образом. Повелитель призвал султаншу к себе и объявил ей, что её Орхан заключил никях. Да не с кем-нибудь, а с двоюродной сестрой Шехназ. Повелитель отменил решение о браке сестры с Пашазаде Джафером и уже разослал вести о грядущем празднестве в честь свадьбы брата. Махиэнвер пришлось тяжко. Улыбаться перед повелителем, выслушивать всё это, утаивая внутреннее негодование и гнев = это великое испытание. У хасеки-султан просто в голове не укладывалось, как её единственный сын пошёл на такое? Когда она попробовала заикнуться о том, что Орхан не мог бы такого совершить, Мехмед возразил, сказав, что его брат-шехзаде поступил очень дерзко, но памятуя его заслуги в походе, падишах не только утверждает его выбор, но в течение нескольких месяцев выберет достойный его санджак. К тому же, по словам повелителя, не Орхан, а именно Шехназ рассказала обо всём. Словом, тот час, проведённый в султанских покоях за разговорами и разъяснениями, показался Махиэнвер самым тяжким в жизни. Выйдя из опочивальни, хасеки просто тряслась от бешенства.
"Ну, Шехназ... Как ты посмела опозорить моего сына! Обманула, окрутила его, заставила в жёны себя взять... Теперь султан его ещё и трусом считает, раз не он, а ты в содеянном призналась."
Женщина просто лютовала. Верная Нериман, ожидавшая госпожу, увидела её в таком состоянии и встревожилась.
- Султаным, с Вами всё в порядке? Что повелитель Вам сказал? - спрашивала она взволнованно. Махиэнвер только досадливо отмахнулась от неё и направилась не в свои покои, а в комнате Шехназ.
В покоях новоиспечённой невестки хасеки была встречена помощницей Шехназ - Гюфтар-хатун. Та вежливо извинилась и сообщила, что султанши нет, но она скоро вернётся.
- Нужды нет. Я её здесь подожду. - ровно произнесла мать шехзаде, и её глаза недобро блеснули. Гюфтар не нужно было повторять дважды, она быстро скользнула в смежную комнату, оставив султаншу наедине со своими мыслями. Шехназ вернулась почти через полчаса. Радостная, зарумянившаяся, взволнованная. Не от Орхана ли?
- Явилась, наконец. - ровно произнесла Махиэнвер, когда девушка учтиво поклонилась ей. - Откуда идёшь, милая? Не от сына ли?
Голос Махиэнвер посуровел, а взгляд сделался совсем нехорошим.

+2

4

Услышав голос султанши, ровный, с лёгкой насмешкой, Шехназ смутилась и потупилась. Махиэнвер-султан словно в воду глядела: откуда ей было знать, что Орхан принимал Шехназ у себя? Разве что, кто-нибудь из слуг проговорился. Взгляд султанши искал Гюфтар. Та, как оказалось, спокойно сидела в смежной комнате. Страха в её лице не было, значит, она ничего не говорила. Султанша хотела, было, успокоиться, но мысль о том, что хасеки оказалась настолько прозорливой, что сама обо всём догадалась, мучила её всё больше и больше. Если госпожа и вправду поняла всё без посторонней помощи, то её ум нужно уважать. И бояться его.
Сначала вместо ответа Шехназ только опускала и поднимала глаза на старшую собеседницу. Так продолжалось полминуты. девушка стояла перед Махиэнвер и чувствовала, как резвые ноги наливаются свинцом, а в стопы вонзаются тысячи раскалённых иголок. Так бы и упала на месте от страха и стыда.
- Шехзаде позвал меня, госпожа. - наконец несмело выговорила юная султанша. - Хотел поговорить со мной.
Хотя Шехназ и говорила чистейшую правду, ей не становилось от этого легче. Напротив, делалось хуже и хуже с каждой секундой. Кровь кинулась в лицо, стыд залил его багрянцем, девушка чувствовала себя хуже последней грешницы на всём белом свете. Она припомнила разговор с повелителем, чистосердечное признание перед ним. Мехмед тогда сказал, что она, его двоюродная сестра, проявила большую смелость, рассказав всё, как на духу. Даже большую смелость, нежели брат Орхан. Он-то, мол, не удосужился признаться во всём, хотя у него было столько возможностей. Все эти слова до сих пор стояли в ушах красавицы. Мехмед обещал подумать, как быть с ними обоими. Шехназ вся трепетала при мысли о том, что их никях перестанет иметь силу, и их разлучат.
"Ах, повелитель, Вы так милостивы, так благородны, столько смертей избегли, столько гор и чащоб преодолели... Ваша доброта и щедрость не имеет границ. Будьте же снисходительны к моему любимому, не лишайте нас друг друга..." - мысленно взывала Шехназ к своему царственному брату, думая, что таким образом он услышит её через десятки стен и смилуется над Орханом. Но разум говорил обратное: совершённый ими проступок будет порицаться, а с виновников строго взыщут.
Воцарилась тягостная тишина. Махихнвер поднялась со своего места и угрожающе стала надвигаться на девушку. Шехназ внутренне сжалась, чувствуя, что на неё сейчас обрушатся все громы небесные. Хасеки долго стояла и глядела на девушку почти с ненавистью.
"Вот и всё." - подумала Шехназ. - "Нужно либо с моим Орханом проститься, либо сразу с жизнью. Нет, лучше с жизнью, чем с ним."

Отредактировано Шехназ-султан (2017-12-30 19:02:09)

+2

5

Голос Шехназ подействовал на Махиэнвер, как палка на собаку. Султанша медленно и властно поднялась с тахты, приблизилась к провинившейся девчонке и нависла над ней, словно грозовая туча. Долгую минуту она стояла так, не говоря ни слова, не делая ни одного движения, а затем с размаху влепила негоднице звонкую затрещину. Звуки хлёсткого удара оглушили девушку на мгновение, она поглядела на Махиэнвер умоляюще. Но хасеки гневалась слишком сильно.
- Поговорить? Нет, вы слышали её! Да ведь ты же осрамила моего сына, опозорила его перед падишахом! Кто же ты после этого, а?
Бедная девочка стояла, полумёртвая от страха. Личико побледнело, черты его словно сделались тоньше и болезненнее, она замерла, словно готовилась к ещё одному удару. Правой рукой заслоняя левую щёку, султанша смотрела на мать Орхана так, словно её только что не ударили, а избили до полусмерти. Правду сказать, Махиэнвер с удовольствием дала бы рукам волю, ей так хотелось расправиться с этой змейкой, раздавить, уничтожить её, чтобы и следа не осталось... Но после решения повелителя это сделалось невозможным, поэтому хасеки только сверлила Шехназ злобным взглядом.
- Смотри мне в глаза. - приказала Махиэнвер чеканно. - В глаза!...
Женщина задыхалась от раздирающего её гнева, грудь вздымалась, из ноздрей словно вырывалось незримое пламя. В эту минуту перед Шехназ был не человек, а подобие огнедышащего дракона, желающего испепелить виновницу всех бед дотла.
- Нечестивая... Обманом завлекла моего шехзаде в свои сети, заставила в жёны себя взять... Только одно теперь у тебя и спрошу: кто тебя надоумил? Может, Турхан-султан? Или Хюма Шах?
Махиэнвер едва ли не подскочила к девушке, схватила её за плечи и сильно встряхнула. Бедняжка испугалась и растерялась ещё пуще, она уже не смела открыто глядеть на пышущую гневом хасеки.
- Говори! - в последний раз выкрикнула госпожа, после чего отпустила Шехназ и неверными шагами дойдя до тахты, тяжело опустилась на неё. Ни просить, ни угрожать уже не было сил. Ей просто не хотелось верить в то, что всё это происходит наяву. Такой срам - тайный никях с двоюродной сестрой... это было просто немыслимо. Махиэнвер отказывалась понимать и принимать случившееся. Только одно и было на уме: раз сам повелитель дал добро, то теперь уже поздно что-то делать. Задумалась бы раньше - не случилось бы такого греха. Хасеки подняла на Шехназ глаза. В них стояли слёзы бессилия.

Отредактировано Махиэнвер-султан (2017-12-30 19:23:57)

+2

6

Громкий и резкий удар раздался в стенах комнаты, а затем щёку словно калёным железом обожгло. Шехназ закусила нижнюю губку, чтобы не вскрикнуть от боли. Пощёчина оказалась не только звонкой, но и очень болезненной. Несколько минут левая скула горела, словно в огне. От боли и страха Шехназ не смела сдвинуться с места, поднять глаза на разъярённую Махиэнвер, что-либо сказать в своё оправдание. Но куда болезненнее оказались слова госпожи, её упрёки не били по лицу, а резали грудь, доходили до сердца, словно хотели рассечь на части и его. Девушка почувствовала, как глаза резанули первые слёзы обиды, к горлу подкатился комок отчаяния.
"Что я ей ни скажи сейчас, не поверит..." - пронеслось в голове юной султанши. На мгновение она подняла глаза, встретилась со взглядом Махиэнвер и оторопела. Мать шехзаде Орхана глядела с такой ненавистью и злобой, с какой, наверное, можно смотреть только на лютейшего врага. А разве они враги? Конечно же, нет... От этого взора Шехназ стало совсем скверно, в голове помутилось, в мыслях разгулялся морок. Девушка даже нескоро сообразила, что султанша уже не стоит над ней, грозная и озлобленная, а сидит на прежнем месте. Последние укоры до сих пор стояли в ушах и в голове Шехназ.
"За что она так со мной, в самом деле? Словно я и вправду сделала что-то позорное. Месих-эфенди сказал, что всякая любовь священна, разве это ложь? Ни в жизнь не поверю."
- Разве мог меня кто-то надоумить, госпожа? - с обидой в голосе произнесла султанша, глядя на Махиэнвер с упрёком. - Наши сердца давно нашли друг друга. С первых дней, когда я вернулась в Стамбул, как переступила порог этого дворца, мы не знаем покоя. Но между нами ничего дурного не было. На этот никях мы решились перед самым походом. Я была у повелителя, я видела его глаза, он не судил меня. Так за что же Вы судите?
Шехназ говорила от всего сердце, каждое её слово поражало искренностью. Но лицо Махиэнвер по-прежнему было сердитым. Не смягчилось оно и под самый конец. Взгляд госпожи был такой, какой мог быть у мёртвого камня, если бы Всевышний наделил его способностью видеть. Девушка в отчаянии опустилась на колени перед хасеки и ещё раз умоляюще взглянула на неё. Такой преданности и готовности отдать жизнь за неё и её прекрасного сына (Шехназ могла в этом поручиться) не было ещё ни у кого и никогда. Да и мудрено ли? Когда девушка и юноша любят друг друга, они готовы на всё, лишь бы быть вместе.
Ещё одно затяжное молчание. Такая мёртвая, ужасающая тишина... Даже стены, кажется, прислушивались к прерывистому дыханию девушки.
- Вы ведь знали Ханзаде-султан, мою маму, не так ли? - начала Шехназ совершенно поникшим голосом. - Когда её не стало, я поклялась никогда не снимать траура в память о ней. И сюда я приехала в трауре. Если бы не Орхан, я бы никогда не узнала, что такое радость. Он вернул мне глаза, слух, речь и умение быть счастливой. Если угодно, Вы можете вновь отнять всё это. Я в Вашей власти. Только прошу Вас, не думайте, что я пошла на это по чьему-то указу. Всевышний и моя любовь к шехзаде - единственные указчики на этом свете.
И султанша коснулась губами самого краешка роскошного платья хасеки.

Отредактировано Шехназ-султан (2017-12-30 19:53:48)

+2

7

Речи Шехназ постепенно смягчали ожесточившееся сердце женщины. Махиэнвер чувствовала, что душа оттаивает. Несмотря на все сопротивления разума, она готова верить этой глупышке, её детским речам.
"В самом деле, что это я? Никто бы до такого не додумался, даже Турхан. О Хюме и говорить нечего, она всегда умела ладить с вышестоящими. Так что тут Шехназ, пожалуй, права. Но всё равно, как они могли? Без моего ведома и согласия... Уму непостижимо!"
Такая покорность тронула Махиэнвер, но сейчас было не время поддаваться слабостям. Поэтому султанша вновь построжела и знаком приказала Шехназ подняться. Та - ни с места.
- Вставай. - произнесла Махиэнвер деланно безучастным тоном. Только сейчас девушка поднялась с колен. Султанша указала ей на место подле себя. Шехназ робко подошла и села возле хасеки. Махиэнвер стала глядеть чуть-чуть ласковее, но всё равно в её глазах проскальзывала железная твёрдость. - В самом деле, на такие дела указчики не нужны. Но я не могу понять, как вы оба осмелились на такое? Вы же знаете, что это запрещено, харам! Да к тому же ты, не постеснявшись, всё открыла повелителю. Теперь он моего сына трусом будет считать, и это по твоей милости. Вот чего я простить не могу...
Сказав всё, что вертелось на языке, Махиэнвер устало приложила ладони к глазам. Ей было невыносимо смотреть на Шехназ, на стены этой комнаты, на весь белый свет. Добрую минуту она сидела, не двигаясь и ни на кого не глядя. Когда болезненная резь в глазах прошла, султанша молвила, одарив девушку строгим взглядом:
- Повелитель принял решение. Во все концы света разослана весть о вашей с Орханом помолвке. Будет пышная свадьба, в Стамбуле пройдут празднества и гулянья, а затем вы с шехзаде отправитесь в санджак. Ты своего добилась, поздравляю тебя.
Вновь молчание, вновь тягостная головная боль. Махиэнвер почувствовала, как в висках неприятно стучит, на языке сушь... Так, наверное и бывает, когда высказываешь всё, что накипело. Все слова улетели, оставив по себе только сухую пустоту.
- И если уж на то пошло, раз ты сделалась моей невесткой, то у тебя с этой минуты будет третий указчик. Я. - с последним словом султанша грациозно протянула руку для того, чтобы Шехназ приложилась к ней в знак вечной покорности и преданности. Несколько мгновений девушка колебалась, а затем порывисто взяла холёную руку госпожи и прикоснулась к ней лбом и устами, и тем, и другим трижды. Махиэнвер самодовольно улыбнулась.
"А может, и выйдет из тебя толк. Поживём - увидим".

Отредактировано Махиэнвер-султан (2017-12-30 20:25:50)

+2

8

Поняв, что гнев Махиэнвер-султан потихоньку отступает, Шехназ вздохнула с облегчением. Теперь перед ней сидела прежняя хасеки, властная, спокойная, благосклонная и вечно себе на уме. Такой девушка знала её всегда, так будет, наверное, и впредь.
"Союз с госпожой - это то, что нужно. Ради счастья и благополучия шехзаде, я готова быть с нею до конца. Она ведь наверняка ничего дурного не затеяла и против повелителя не пойдёт, так что почему бы и не согласиться... К тому же, разлука с Орханом избегнута, осталось только заслужить прощение его валиде, и тогда всё окончательно наладится." - так размышляла Шехназ, сидя подле султанши. Когда последняя властно вытянула руку для поцелуя, девушка без колебаний приложилась к ней.
- Можете не сомневаться, я готова на всё ради шехзаде, ради его счастья и спокойствие. И ради Вашего тоже. Верьте мне. - покорно произнесла юная султанша. Разумеется, она понимала, что так легко Махиэнвер не убедить, но в некоторых случаях и одного уверения достаточно. В известный час ко всякому человеку можно найти подход. Однако, судя по выражению лица хасеки, чаяния Шехназ не оправдались. Госпожа сидела с непроницаемым видом, лишь уголки губ выдавали её удовлетворение случившимся. Невестка покорилась, любая свекровь может быть довольна этим.
- Я знаю, после всего произошедшего, Вы мне не доверяете, госпожа, но я клянусь своей жизнью, что участь шехзаде для меня превыше всего. И если надо, я без колебания поступлюсь своим счастьем ради него. Я и так уже поступилась слишком многим, чтобы быть с ним. У нас с Вами один путь, разве не так?
Взгляд Махиэнвер как-то неуловимо изменился - стал более острым и пронзительным. На какое-то мгновение Шехназ снова стало скверно. Султанша словно читала её душу, чувствовала её метания и колебания, и это ей было явно не по душе. Но Шехназ уже всё решила: она положила идти с Орханом и его матерью до конца, быть его щитом, его стрелой, его опорой и покровом. Но этот взгляд его валиде... какой-то он нехороший, сулящий что-то недоброе. Может быть, у неё что-то на уме?
"Брось, Шехназ, не думай. Разве у госпожи может быть что-то худое на уме? А если и есть сейчас, то потом не будет. Помни о том, ради чего ты ей покорилась, ради чего выслушала проклятья, от громовых стрел спаслась. К чему сейчас пугаться ветерка только потому, что он принёс могильный хо...лод..."
И тут, совершенно внезапно, до Шехназ дошло, что путь рядом с Орханом - путь к смерти. От каждого шага будет веять могильным холодом, а травы и цветы будут стонать и плакать. Путь с Орханом - путь крови и интриг. Всё это совсем юная и неопытная девушка прочла в глазах матери шехзаде, матери самого любимого человека, свекрови, повелительницы, наставницы... Но слово уже сказано, отступаться от него - позор. Недаром же повелитель хвалил Шехназ за смелость...

+2

9

Горячие уверения не смогли убедить Махиэнвер в должной степени, но она оценила рвении такой девушки, как Шехназ. От покойной Ханзаде ей, как оказалось, достался решительный характер. Хасеки лелеяла мечту о том, что руками этой миловидной девушки она сможет устранить всех, кто загораживает Орхану путь к османскому престолу. Для этого нужны верные люди, и прежде всего - люди из самого близкого окружения шехзаде. А ближе всех к нему стоят мать, сестра и Шехназ. Вот с её-то помощью, очень возможно, и удастся осуществить задуманное.
"Славная девочка - храбрая, решительная, в мать нравом пошла, - думала Махиэнвер, поглядывая на невестку куда ласковее, - только бы на попятную не пошла, вот тогда цены б тебе не было. Иначе придётся тебя с моим шехзаде разлучить. А что поделаешь, милая, такова жизнь. Судьба сына мне гораздо важнее. Ну, да ничего, для начала и ты сгодишься, лишь бы слушалась меня во всём."
- Отрадно слышать. И впрямь, что тебе терять... Но чтобы заслужить моё доверие, ты должна будешь слушаться меня. Всё, что ни прикажу, исполнишь. Так ли?
Девушка безмолвно кивнула. Махиэнвер продолжила наставления.
- Шехзаде достоин большего, нежели находиться в тени старших братьев и повелителя. Тебе ведь ясно? Умница... - произнесла женщина, читая в глазах Шехназ полное понимание и осознание всего. Тем лучше, значит, девочка отдаёт себе отчёт в том, на что ей придётся пойти в скором времени. Султанша выдержала паузу, бросила на новую родственницу серьёзный и величавый взгляд, после чего продолжила, взвешивая каждое слово.
- Аллах прибрал Ханзаде-султан. Да пребудет она в раю. Но я могу заменить тебе мать, а ты будешь послушной дочерью, Шехназ. Послушной только мне. Ты ведь сама сказала, что путь у нас один. И идти ты будешь следом за мной, а не впереди. Иначе бед натворишь. А сейчас слушай: когда будет известен санджак, в который вы отправитесь, ты поедешь вместе с сыном. Без моего ведома и шагу ступить не моги, пиши обо всём. Вздумаешь что-то утаить, я тотчас узнаю, и тогда тебе придётся туго. Я в любой момент могу отлучить тебя от Орхана, вернуть в столицу, либо сослать тебя в самую глушь. Помни: отступишься - раскаешься... дочка.
Последнее слово было произнесено подчёркнуто ласково, с ноткой высокомерия и снисхождения, но так, чтобы Шехназ поняла, что свекровь её, в конце концов, готова простить. Махиэнвер поднялась и, удостоив невестку последним взглядом, величественно прошла к дверям. Кажется, её удалось направить заблудшую овечку на правильный путь. Если только Шехназ, конечно, не волчонок в овечьей шкуре. Впрочем, вряд ли...
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+1


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Новая невестка (16 ноября 1660 года)