http://forumfiles.ru/styles/0019/64/4c/style.1513438851.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/92/f0/style.1522497235.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Гарем рад тебе (1 августа 1660 года)


Гарем рад тебе (1 августа 1660 года)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Название эпизода
Гарем рад тебе

Время и место действия
1 августа 1660 года.
Стамбул. Дворец Топкапы - хамам.

Суть
Гюфтар-хатун, находящаяся во дворце Топкапы только первый день, вечером идёт в хамам. Всё бы хорошо, вот только Нериман-калфа, новая знакомая в гареме, находит девушку, чтобы поговорить посерьёзнее, не то, что днём.

Участвуют
Гюфтар-хатун, Нериман-калфа.

0

2

Разговор с Рефиёй-хатун был недолгим. Узнав, что Шехназ-султан вернулась из Кандилли не одна, без лишних колебаний внесла новую девушку в список наложниц из свиты юной госпожи. Между прочим, казначей заметила, что эта хатун очень мила и скромна, как и её новая хозяйка. Нериман в ответ только цокнула языком, как бы сомневаясь в последнем (в смысле, в скромности самой служанки, а уж никак не султанши). Так или иначе, а Гюфтар нужно навестить ещё раз, рассказать, что её приняли в гарем и внесли в общую книгу. Положив не медлить ни минуты, Нериман смело направилась к покоям Шехназ-султан, справедливо думая, что новая служанка, наверняка, сейчас там.
- Госпожа отдыхает. - вполголоса сообщила девушка, стоявшая у дверей, когда верная приспешница Махиэнвер-султан самовольно переступила порог комнаты.
- Я ищу её новую служанку. Как, бишь, её? Гюфтар-хатун, кажется. - ответила калфа, смутившись. Ей совсем не улыбалось потревожить сон юной султанши. Между тем, наложницы переглянулись, после чего та же хатун, что предостерегла Нериман, сказала:
- Она в хамаме, там ищи её.
Больше калфа ни о чём не спрашивала. Она тихонечко выбралась из покоев, притворила за собой дверь и пошла в то крыло гарема, где находились бани. Войдя, женщина почувствовала, как ноздри уже щекочут мыльные пузырьки. Тихий плеск воды доказывал, что здесь кто-то есть. Нериман прошла дальше и увидела ту, кого искала. Гюфтар-хатун сидела на мраморном выступе длиной во всю стену и упоённо мылила точёную шейку, что-то мурлыча под нос. Калфа прищурилась, а потом изобразила почтительный поклон, словно перед нею сидела не простая джарийе*, а хасеки-султан.
- Что-нибудь угодно, Гюфтар-султан? - медоточиво произнесла Нериман. В её голосе слышалась дьявольская издёвка. Пение прервалось, девушка уставилась на незваную гостью, как баран на новые ворота (другого сравнения, Аллах свидетель, не подберёшь).
- О чём замечталась, красавица? - не дожидаясь ответа на предыдущий вопрос, продолжила Нериман. - Видно, и вправду стать госпожой надеешься. Только вот не думай об этом понапрасну. Наш повелитель таких, как ты, не жалует. Кожа да кости!
Наблюдать за тем, как смущаются неопытные новички - одно удовольствие. А уж если говорить о девушках, то их смущение и вовсе не сравнимо ни с чем. Нериман со злорадным наслаждением смотрела, как Гюфтар стыдливо пунцовеет на глазах.

Отредактировано Нериман-калфа (2018-03-14 18:15:12)

+2

3

День подошёл к концу. Шехназ-султан, неоправданно взволнованная, долго глядела в окно, думая о чём-то своём. Гюфтар не решалась заговаривать с госпожой. Во-первых, она ещё слишком мало знала султаншу, во-вторых, боялась навлечь на себя её гнев глупыми расспросами. Наконец, ей надоело тосковать, и красавица Шехназ легла спать. Поняв, что на сегодня дел не предвидится, Гюфтар решила передохнуть в хамаме, вымыться и восстановить силы. Да, в Топкапы ей не приходилось выполнять чёрную (да и вообще какую-либо тяжёлую) работу, но сама обстановка действовала на бывшую обитательницу дворца Кандилли немного угнетающе. На новенькую устремлены десятки глаз, за спиной всё время слышались толки и пересуды. Пару раз рыжеволосая даже слышала сплетни, будто ей суждено стать фавориткой повелителя. Славно, конечно, но Гюфтар мечтала совсем не о том. Уже несколько суток сердце девушки сжигала любовь, но не к султану, а к его брату Орхану. Да-да, к тому самому шехзаде, что сопровождал Шехназ-султан и с которой проводил всё время.
Когда Гюфтар пришла в хамам, там не было ни одной живой души. Этого только она и ждала. Усевшись у стены и пододвинув миску с тёплой водой, Гюфтар намылила пушистую мочалку и принялась растирать руки, плечи, шею, напевая себе под нос что-то невнятное. Мысли красавицы витали вокруг молодого наследника. Как властно он говорил, когда собирался отбыть в Стамбул, как строго приказывал не будить султаншу, как... как пылко разгорался его взгляд... Гюфтар улыбнулась незримому образу юноши. Он стоял перед её глазами, как живой. Девушка плеснула себе в лицо, чтобы отогнать неподобающие мысли. Ей вспомнилось, с какой лаской смотрел он на госпожу, когда они прохаживались по саду, а она, Гюфтар, тенью шла за ними. Рука в руке, размеренные шаги, ласковые взгляды Орхана и Шехназ не укрылись от той, что следовала по пятам. В какой-то момент гуляющие ускорили шаг, и хатун осталась позади, что, впрочем, не мешало ей наблюдать за шехзаде и его спутницей. Орхан привёл султаншу в дальний уголок сада, где рос огромный куст жасмина. Гюфтар оставалась невидимой для них, но сама-то она отлично видела и султанского брата, и его прекрасную собеседницу, видела, как шехзаде вновь взял девушку за руку, как привлёк к себе и жарко-жарко поцеловал. Эти двое даже представить не могли, что за ними следят. Впрочем, разве это была взаправдашняя слежка? Гюфтар вело девичье любопытство и зависть.
"Когда я вновь его увижу? Шехзаде отправился в поход, и неизвестно, вернётся ли он живым. Представляю, что творится в сердце моей госпожи... Но что бы там ни происходило, моя душа терзается от тоски в сто раз сильнее. Орхан, мой гордый игид, вернись невредимым, заклинаю тебя...! - думала Гюфтар, продолжая водить мочалкой по коже и не замечая, что растёрла плечо уже до красноты. Она настолько увлеклась мыслями о шехзаде, что не заметила, как в баню пришёл ещё кто-то. И лишь когда раздался знакомый насмешливый голос, хатун узнала Нериман-калфу, которая ещё днём успела подловить её, стоящую у зеркала.
- Напугала ты меня... - пристыженно буркнула девушка. - И вовсе ни о чём таком я не думаю, напрасно ты так. Что ты хотела от меня, Нериман-калфа?
Мочало и миска с водой были отодвинуты в сторону. Гюфтар воззрилась на новую знакомую с некоторым раздражением - ей было досадно, что калфа прервала её мысли, пусть и не самые пристойные.

+2

4

Нелепые оправдания и отговорки Гюфтар показались Нериман ещё более забавными. Калфа издала короткий злой смешок, а потом смерила девицу серьёзным взглядом с ног до головы. Хатун была хорошо сложена, именно такие девушки были по вкусу султану Мехмеду, но Нериман так хотелось позлить эту заносчивую красотку, что она не сдержалась и уколола Гюфтар. Только, видно, игла угодила мимо цели, так как девчонка даже не расстроилась. Напротив, она только повела плечами, мол, на всё воля Аллаха. На всё-то, может, и на всё, вот только калфа впервые видела девушку, которая не мечтает попасть в объятия повелителя мира.
- Да уж, хотела. - произнесла женщина уже более спокойно, без насмешек. - Я с Рефиёй-хатун говорила. Она внесла тебя в гаремную книгу. Отныне ты состоишь в свите Шехназ-султан хазретлери. Хотя... - и Нериман задумчиво приставила указательным палец к правому уголку губ, словно о чём-то всерьёз размышляла, - будь моя воля, я бы такую, как ты, и на порог не пустила. Та, которая в первый же день мнит себя госпожой, может натворить много бед.
Вот теперь шпилька попала куда надо. Гюфтар потупилась, губки задрожали, пальцы сжались в замок.
"Знаешь, кошечка, чьё мясо украла." - Нериман снова захлестнуло ехидство. - "За тобой, малютка, глаз да глаз нужен. А то вырастим вторую Гюльнюш на свою голову, а это нам совсем некстати."
- Теперь рассказывай, хатун. - начала Нериман, садясь рядом с девушкой. - Думаешь, я поверю, что ты ничего не заметила там, во дворце? Признавайся, шехзаде Орхан что-то говорил Шехназ-султан? Может, госпожа в чём-то ему открулась? Да говори же, негодница, или мне из тебя жилы вытягивать?! - сначала калфа расспрашивала Гюфтар мягко и миролюбиво, но скоро начала сердиться. Хатун сидела, красная, как свёкла, и не смела и словечка выговорить. Нериман только рукой махнула.
- Ну, на "нет" и суда нет, как говорится. Но учти: когда тебя будут тащить за волосы к крутому обрыву в Сарайбурну, ты ж совсем по-другому запоёшь. Так соловьём и зальёшься. Этого хочешь?
И Нериман, сложив руки на груди, принялась терпеливо ждать ответа. Она неспроста учинила этот допрос, да ещё и здесь, в хамаме. Калфе было прекрасно известно, что здесь вряд ли кто-то догадается подслушивать женские разговоры. Вот почему здесь и сейчас можно было поговорить начистоту. Нериман уже давным-давно заметила загадочные переглядывание Орхана и Шехназ, султанша ещё три года назад, как вернулась из Эдирне, изменила здешний спокойный быт. Шехзаде Орхан словно заново родился, постоянно проводил с двоюродной сестрой всё свободное время. Потом он резко начал загуливать в мейхане (хвала Аллаху, это уже в прошлом, ибо у него появилась красавица-фаворитка, грациозная и умная Эфшан-хатун). А сейчас эта поездка ни к селу, ни к городу... Что-то во всём этом было нечисто, и Нериман дала себе зарок, что если не дознается, в чём тут дело, сама наложит на себя руки. А сейчас, наконец-то, появился неплохой свидетель. Глаза Гюфтар выдавали в ней ум и наблюдательность, поэтому калфа и думала, что такая любознательная девица не упустит удобного случая подсмотреть что-нибудь.

+2

5

Когда Нериман начала заваливать Гюфтар расспросами, девушка сначала совершенно потерялась, не зная, что отвечать. Конечно, она кое-что видела, когда шехзаде и султанша гостили во дворце Кандилли, но рассказывать это девушка никому не собиралась. Даже если бы её, как выражается Нериман, тащили за волосы к обрыву. Верность Шехназ-султан, пусть даже Гюфтар и служила ей всего-то несколько дней, была крепкой. Впрочем, это не мечтало мечтать о шехзаде. Главное, не выдавать себя, думать о нём украдкой, скрывать свои чувства. И вообще, здесь не окраины Стамбула, здесь самое сердце столицы и всей империи. В этом дворце нужно держать ухо востро.
Хатун внимательно посмотрела в глаза калфе, хотя ещё несколько минут тому назад не могла глядеть на неё без смущения.
- Ничего я не видела и не слышала, Нериман-хатун. Мне незачем лгать тебе или кому-то другому. Шехзаде и госпожа вели себя, как брат и сестра.
И Гюфтар замолчала. Она не собиралась больше ничего рассказывать, хотя и догадывалась, что калфа просто так не отступится и найдёт какой-нибудь способ развязать новенькой наложнице язык. Вот только этому нипочём не бывать. Желая показать, что разговор закончен, девушка вновь взялась за мочалку и отвернулась от собеседницы.
"Эта женщина хочет, наверное, чтобы я за госпожой следила. Оттого так и расспрашивает меня. Намекает, что если я не повинуюсь, она вышвырнет меня из гарема, как негодный клочок шерсти. Н уж нет, этого не будет. Да, пусть мне, может быть, и не суждено быть с шехзаде, но я не откажусь от своей новой жизни, не вернусь в тот дворец. Пусть остальные прозябают в забвении, а я останусь при Шехназ-султан хазретлери и ни за что её не покину."
Мысли Гюфтар были сумбурными, раздражёнными, но ничто не отразилась на её лице - она, по-прежнему безучастная, продолжала мыться, словно рядом с нею никто не сидит и не докучает вопросами. Да. в Кандилли от зорких глаз рыжеволосой красавицы не ускользнули кое-какие знаки взаимной привязанности, но об этом ни за что нельзя разглашать. Даже если Гюфтар захочется выйти в сад, зайти в самый-самый отдалённый его уголок и выговориться какому-нибудь цветку, всё равно .того делать не следует. Топкапы наводнён соглядатаями и доносчиками, которые денно и нощно ищут хоть малейший повод оклеветать всех и вся. Кто бы ни втирался в доверие, кто бы ни пытался влезть в душу, нужно быть непробиваемой, как стены Едикуле. Нужно сделаться таким крепким камнем, чтобы тебя даже вода не смогла подточить. Разумеется, такой непроницаемой глыбой невозможно быть вечно. Пока шехзаде в походе, сердце можно запечатать хоть тридцать три раза, а что будет, когда он вернётся?... Тогда печатей должно быть сто или больше. Вот только где отыскать такой прочный и горячий сургуч, где найдётся кузнец, что сможет сковать самые прочные на свете цепи для любящего сердца? Нет их - ни сургуча, ни искусного мастера. Если чья-то душа по-настоящему любит, её не удержат никакие замки и засовы, она выпорхнет из груди и найдёт возлюбленного.

+2

6

Получив такую короткую и отчасти злую отповедь, Нериман поняла, что ей больше нечего здесь делать. Калфа, конечно, не совсем поверила Гюфтар, так как слышала в её словах деланное (именно деланное) равнодушие, а это, уж верно, не случайно, а намеренно. Женщина встала, на лице появилось раздражение.
- Ты, я вижу, умеешь хранить тайны. Шехназ-султан нужны такие служанки, как ты. Только ты забываешь вот о чём: если ты утаиваешь что-нибудь, что может навредить и шехзаде, и твоей госпоже, тебя заставят умыться кровью. - Нериман вновь приблизилась к тому месту, где сидела девушка. Ей было приятно видеть, что эта угроза произвела на неё впечатление. Видно, девочка боится остаться крайней. Помощница Махиэнвер-султан опустилась рядом с Гюфтар вторично. У той взор помутился от страха и тревоги.
"Прекрасно. - подумала калфа, хмыкнув, - вот теперь-то ты заговоришь. Кенаром запоёшь."
Девушка приоткрыла рот, словно собиралась что-то сказать, но осеклась и, поджав губы, опустила очи долу. Нериман поняла, что следует ещё немного припугнуть её. Она вытянула руку и ласково провела по щёчке красавицы.
- Какое славное личико... Жалко, когда эту нежную кожу будут жечь калёным железом. Только представь, что скажет Шехназ-султан, когда увидит тебя такой. Выгонит из дворца, как драную кошку. А всё почему? Потому что кое-кто в нужный момент не открыл всю правду. Так что лучше сознайся во всём сейчас, чтоб потом не раскаивается. Между шехзаде и султаншей что-то было, а?
Последние слова были произнесены удивительно мягко и незлобиво, словно Нериман не угрожала, а давала дружеское или даже материнское наставление. Вот это подействовало на Гюфтар ещё сильнее, чем слова о калёном железе и возможности остаться без крова над головой. В глазах хатун застыл ужас, а потом выкатились первые слёзы. Она не издала ни звука, но Нериман было понятно, что девчонку переполняют эмоции.
- Ну-ну, ягнёночек, не надо плакать. Всё это бывает с теми, кто лжёт. Подумай хорошенько и ответь. Может, шехзаде Орхан признался госпоже в любви, или же она ему душу открыла?
Ответа не последовала. Вместо этого Гюфтар только помотала головой. Намокшие волосы змейками разметались по плечам, плеснув на калфу двумя-тремя каплями воды, но та даже не поморщилась. Она так и продолжала сидеть рядом с девушкой, заглядывая ей в лицо.
"Значит, всё-таки, ничего не было. Другая бы на месте этой хатун уже в ногах валялась и рассказывала всё, что знает. Видно, я взвела напраслину на нашего Орхана и на Шехназ-султан. В самом деле, откуда взяться любви? Они - брат и сестра, пусть и двоюродные. А может, Гюфтар - просто крепкий орешек, раскалывать который надо умеючи. Если так, то рано или позно я сниму с этой скрытницы скорлупку, она сама нам всё расскажет. Ловчее бы только взяться за это дело."
- Что ж, - произнесла Нериман, ещё раз вставая, - видно, тебе и впрямь не в чем признаваться. Уж прости, что напугала до полусмерти. Приведи себя в порядок и возвращайся к султанше. Она ж недаром тебя в услужение взяла. - с этими словами Нериман покинула хамам, оставляя Гюфтар с глазу на глаз с её совестью и девичьей памятью.

Отредактировано Нериман-калфа (2018-03-15 19:49:36)

+2

7

Услышав, что Нериман грозит ей чуть ли не геенной огненной, Гюфтар испугалась не на шутку. Она уже хотела рассказать то, что видела в дворцовом саду, как вспомнила, что в этом случае она станет гнуснейшей из предательниц, и замолчала, не произнеся ни слова. Калфа глядела на неё с сочувствием, а перед глазами у девушки стояли раскалённые щипцы, ей даже почудилось, что в ноздри ударил запах палёной кожи. Бедняжке стало жутко.
- Клянусь тебе, калфа, мне ничего не известно. Шехзаде и госпожа держали себя пристойно.
Вроде бы, получилось убедительно, поскольку Нериман уже больше не расспрашивала и не грозила пытками. Вместо этого, она встала и, дав прощальные наставления, направилась к выходу. Наконец-то, Гюфтар снова осталась одна. Теперь ей никто не помешает мечтать на досуге. Да задержись она тут хоть до полуночи, никто и слова бы не сказал. Однако, калфа права. В самом деле, негоже долго оставлять госпожу одну. Девушка вытерлась и стала одеваться, когда поняла, что шаги Нериман уже не слышны ей. Одеваясь, она думала о том, кто сейчас, верно, движется к месту будущих битв, рядом с султаном, ни на миг не покидая седла. Вот бы его ещё раз увидеть...
Когда девушка вернулась в гарем, все уже стлали постели, собираясь в скором времени уснуть. Место Гюфтар было не здесь, но она задержалась, чтобы послушать, о чём будут говорить ложащиеся наложницы. Ей пришлось встать у притолоки, дабы остаться невидимой для сплетниц.
Послушать, как оказалось, было, что:
- Видели, девушки, новенькую? Шехназ-султан её из Ускюдара привезла. - доносилось из глубины ташлыка.
- Видели, видели. Красивая. А волосы - что твоя медь. Наверняка её скоро отправят к повелителю. - отозвалась ещё одна.
- Это уж вилами на воде писано. - возразила первая. - Нурбахар-султан её со свету сживёт. Как стала госпожой, так никому житья нет.
"Интересно, что это за Нурбахар-султан?" - подумала Гюфтар, слушая все эти толки.
Больше ни о чём содержательном девушки не говорили, и их тайная слушательница, почувствовав неодолимую дремоту, решила не задерживаться и вернуться к госпоже. Разговор с Нериман не выходил у Гюфтар из головы, особенно страшно ей делалось, когда она представляла, как её ведут в застенок на допрос. Впрочем, это ей не грозит. Калфа поверила, значит, можно вздохнуть спокойно. Доброе имя Шехназ-султан не пострадает, иншалла.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+2


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Гарем рад тебе (1 августа 1660 года)