http://forumstatic.ru/styles/0019/64/4c/style.1513438851.css
http://forumstatic.ru/styles/0019/92/f0/style.1522497235.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Сюжет №3. Эпоха Охотника » Правда раскрыта (16 ноября 1660 года)


Правда раскрыта (16 ноября 1660 года)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Название эпизода
Правда раскрыта

Время и место действия
16 ноября 1660 года.
Дворец Топкапы, покои Мехмеда IV.

Суть
Проведя мучительную ночь и приняв решение, повелитель зовёт к себе Махиэнвер-султан. Будучи матерью шехзаде Орхана, она должна узнать обо всём первой.

Участвуют
Махиэнвер-султан, Мехмед IV.

0

2

Минувшая ночь далась Мехмеду тяжело. Он провёл её без сна. Разговор с собственной совестью оказался значительно неприятнее, нежели можно было подумать. Повелитель так и встретил утро, одетым, бледным и осунувшимся. Внешне это был совсем другой человек, не тот крепкий и статный любитель долгой охоты, каким Мехмеда знала вся семья - даже вошедшие бостанджи несколько растерялись, увидев повелителя таким поникшим. Однако султан, несмотря на свой нездоровый вид, чувствовал себя вполне бодро, потому что совесть была спокойна и он нисколько не жалел о принятом решении.
- Немедленно позовите Махиэнвер-султан. - приказал государь, садясь на постель, которая со вчерашнего дня осталась нетронутой. Ему даже в голову не пришло сначала позавтракать и набраться сил.
Ожидание прошло в размышлениях. Вопрос Орхана, который всю ночь звучал в ушах повелителя, наконец, обрёл достойный ответ. Сложно ли простить? Нет. Более того, это одно из самых отрадных дел. Недаром блаженной памяти Али-эфенди говорил: "Не уставайте прощать." Эти слова всплыли в уме очень вовремя, и едва они отзвучали в голове султана, тот окончательно укрепился в своём намерении. Умение прощать - вот добродетель, достойная истинного правителя. Славный Ахмед I прослыл справедливым и милосердным падишахом именно благодаря своему великому умению отгонять гнев от души. Теперь на османском престоле его внук, который сделает всё, чтобы снискать столь же добрую славу.
- Повелитель... - голос ичоглана, тихо вошедшего в опочивальню, вывел Мехмеда из задумчивости. - Хасеки Махиэнвер-султан уже здесь.
- Впусти. - ответствовал Мехмед, глядя на дверь. Служка с поклоном встретил госпожу, которая была неописуема прекрасна, хоть и несколько взволновано. По лицу хасеки было заметно, что она ни о чём не догадывается. Что ж, то, что её предстоит выслушать, может дурно подействовать на неё, но Мехмед не собирался отступать.
- Добро пожаловать. - начал правитель, кивком отвечая на учтивый поклон матери провинившегося, но уже прощённого брата.

Отредактировано Мехмед IV (2018-04-09 11:34:32)

+1

3

Солнечный свет, заглянувший в покои Махиэнвер-султан, показался ей зловещим. Может, это оттого, что на дворе самый разгар ноября, а может, и по какой-либо другой причине. Как бы там ни было, но с первого мгновения, когда очи хасеки увидели солнечные лучи, в её сердце закралось беспокойство. Во время утренней трапезы кусок не лез в горло, а мысли витали вокруг чего-то неясного, но мрачного. Махиэнвер буквально не находила себе места. Материнское сердце подсказывало, что над Орханом нависла серьёзная опасность, и его нужно спасти ценой собственной жизни.
Опасения подтвердились, когда после завтрака в комноту прошла Нериман, лицо у которой было встревоженным.
- Госпожа, повелитель желает Вас видеть.
Хасеки тоже забеспокоилась.
- Не сказал, зачем? - спросила она свою калфу, но та только опустила глаза, показывая, что ей более ни о чём не известно. Делать было нечего, приходилось прийти по первому же зову. Сердце чуяло недоброе, но разум твердил, что если не покориться сейчас, потом будет поздно. Оглядев себя перед зеркалом, Махиэнвер вместе с двумя девушками покинула свою комнату и направилась к Золотому Пути, в конце которого находилась султанская опочивальня. Стража, увидев, что пришла та, кого повелитель звал, сразу же пропустила женщину внутрь.
Повелителя хасеки поприветствовала учтивым поклоном.
- Мой султан, для меня честь предстать перед Вами. Иншалла, ничего дурного не случилось.
Лицо султана Мехмеда было суровым и осунувшимся. Госпожу поразил его вид, особенно глаза. В них появились искорки пламя, которое называют праведным огнём. Стоять перед падишахом, который, казалось, одним взглядом может уничтожить человека, было боязно, но хасеки держалась с достоинством и не отводила глаз от повелителя.

+1

4

Долгую минуту после взаимных приветствий Мехмед сидел и молча смотрел на свою гостью. Эта аудиенция должна была стать тяжёлым испытанием для Махиэнвер, и султан именно поэтому хранил молчание, оттягивая тот момент, когда откроет султанше причину, по которой позвал её сюда. Он ни на миг не сомневался в своём решении, но хотел, чтоб хасеки нервничала и терялась в догадках. Известие о самовольном поступке Орхана станет для неё ударом, но мудрый вердикт принесёт скорое исцеление.
- Случилось, Махиэнвер-султан. И за это я должен спрашивать именно с тебя. Как ты воспитала своего шехзаде?
Голос повелителя делался твёрже с каждым словом, а к концу стал грозным. Хасеки стояла и не могла понять, что падишах имеет в виду. Мехмед не торопился пояснять свои слова, ему хотелось ещё подержать госпожу в неведении, чтобы потом она лучше поняла, какой страшной беды избежала. После похода, который завершился удачно, хотя стоил жизни многим сотням воинов, а Эркин-ага был тяжко ранен, Мехмед ощутил в своих руках настоящую силу правителя - такого, который не просто подписывает указы, сидя в своих покоях, а сражается вместе со своими верными янычарами на поле брани. А ещё он чувствовал поддержку своих предков - доблестного Фатиха, мудрого Сулеймана, справедливого и милостивого Ахмеда. Прошлой ночью Фатих сказал: "Ни за что не прощай. Не для того я издал свой закон, чтобы мятежный шехзаде бросал тень на твою власть". Сулейман возразил: "Твой брат - частичка твоей души. Не совершай тех ошибок, что совершил я, карая своих сыновей." Но голос султана Ахмеда перекрыл все остальные голоса: "Твоё наибольшее сокровище - милосердие. Слушайся его и иди за ним. Убив брата, ты убьёшь свою душу."
- Как султан этой великой державы, я несу ответственность за весь османский народ. Я в ответе и за моих братьев. Как Орхан мог совершить такое?
Нужды в крике не было. Достаточно было задавать вопрос за вопросом спокойным и ровным голосом, чтобы у хасеки округлились глаза. Иной реакции Мехмед и не ждал.

+1


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Сюжет №3. Эпоха Охотника » Правда раскрыта (16 ноября 1660 года)