http://forumfiles.ru/styles/0019/64/4c/style.1513438851.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/92/f0/style.1522497235.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Завеса будущего » Служба и дружба (17 июня 1647 года)


Служба и дружба (17 июня 1647 года)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Номер сюжета
Сюжет №1

Название эпизода
Служба и дружба

Время и место действия
17 июня 1647 года.
Дворец Фатьмы-султан - терраса

Суть
Беяз-ага пытается смириться с тем, что в свите его госпожи появилось новое лицо - рыжеволосая бестия Кюбра. Евнух уже неделю наблюдает за этой хатун и, честно говоря, не доверяет ей. Пока Фатьма-султан изволит отдыхать в своих покоях, слуги решают расставить все точки над "и".

Участвуют
Беяз-ага, Кюбра-калфа.

0

2

Немногие знают, что такое преданность человеку, который помог тебе выкарабкаться из ужасной топи под названием "уныние". Фатьма-султан в своё время протянула руку несчастному аге, потерявшему свою семью и совершившему над собой то, что под силу единицам. Сменив имя и войдя в свиту госпожи, ага почувствовал себя значительно лучше. Теперь он понимал, что живёт не зря, что он нужен, да не абы-кому, а такой женщине, которой не найдётся равных во всей империи (Кёсем-султан хазретлери в счёт не шла, ибо её и вовсе нельзя ни с кем сравнить). Беяз был предан Фатьме-султан от чистого сердца, видел в ней своё спасение и смысл существования. Не станет её - не станет и Беяза.
Сейчас в жизни у госпожи начался новый завиток, словно у горной тропы, которая змеится, обвивает, опутывает и стремится к вершине. Новый дворец, новый супруг, новые надежды и планы на будущее - всё это видел Беяз-ага, ловил не то что каждое слово, каждую мысль султанши. Её гнев по поводу никяха и невозможности увидеться с будущим мужем сменился счастьем, когда она поняла, что Кёзбекчи Юсуф-паша - человек, которого она может и должна полюбить. Евнуху доводилось разок видеть пашу до свадебных торжеств. Всего с одного-единственного взгляда ага определил, что Кёзбекчи относится к тем людям, которых либо пламенно любят, либо искренне ненавидят. Слуга не пытался предсказать, каков будет брак его госпожи - несчастен или удачен - но отчего-то был уверен, что между супругами вспыхнут сильные чувства. Всё равно, какие, положительные или отрицательные, важно то, что вместе им будет никогда не скучно. И Беяз не ошибся. Паша в первые же дни покорил сердце надменной женщины из правящего рода, да чем! Свадебным подарком! Ага и раньше знал, что госпожа очень ценит людей с тонким вкусом, особенно тех, кто умеет красиво преподнести подарок. Юсуф-паша, по всей видимости, угодил в цель и пришёлся ко дворе.
Обо всём об этом ага размышлял, находясь на террасе, соединённой с опочивальней Фатьмы-султан. Строго говоря, это была "супружеская" комната, но в каждом османском дворце таких спален несколько - на случай ссоры мужа и жены или же на случай приезда гостей. Сама Фатьма-султан сейчас отдыхала, полулёжа на излюбленной оттоманке и слушая тихий наигрыш на уде. Беяз тоже прислушивался к тихим мелодиям и отдыхал душой. Заглядывать в комнату лишний раз он не решался - к чему попусту тревожить госпожу? - да и на террасе ему дышалось как-то легче, вольготнее, чем в покоях.
Тихо ступая, вошла Кюбра. В её руках был поднос с шербетом и фруктами. Беяз приложил палец к губам, уж слишком громкими показались аге шаги калфы. Хатун молча поставила поднос на столик и встала рядом с Беязом.
"Ох уж мне эта Кюбра-хатун... - невесело подумал евнух. - Крутится тут почём зря, мешается под ногами... И откуда она только взялась на мою голову? Неужто, когда возводили этот дворец, тебя служить приставили?"
Ничего из этого ага однако вслух не произнёс, просто одарил женщину косым взглядом. С минуту помялся, пожевал губами, словно вспоминая нужные слова, а потом тихо начал:
- Чего явилась в неурочный час? Фатьма-султан отдыхает, а ты топаешь, как сто янычар!
Кюбра оставила выпад евнуха без всякого внимания, только рыжими всполохами кудрей тряхнула, вскидывая голову.
- Иди себе, иди. И без тебя всё сделаю. - вновь зашипел Беяз. Только тут Кюбра повернула к нему голову.

+2

3

Кюбра всю первую половину дня провела в дворцовых хлопотах. Ах, если бы эти хлопоты были связаны с дворцом Фатьмы-султан, но нет, женщине пришлось появиться в гареме Топкапы, чтобы отчитаться перед госпожой. Истинной её госпожой, той, которой Кюбра преданна по-настоящему - валиде Кёсем-султан. Калфа рассказала султанше обо всём, что происходит во дворце Фатьмы и Юсуфа-паши. Правду сказать, ничего необычного там не происходило, просто Махпейкер приказала рыжеволосой хатун слидить за всем и докладывать о каждом шаге обитателей дворца - и Кёзбекчи, и его царственной супруги. Выслушав отчёт, валиде отпустила калфу-соглядатая с миром, наказав и впредь быть такой же внимательной, всё замечать и ничего не утаивать, что Кюбра и поклялась делать.
В прекрасных чертогах Фатьмы-султан Кюбра вновь превратилась в "третье лицо" дворца после паши и Фатьмы-султан. Она распоряжалась, кричала, пару раз даже больно щёлкнула особо нерадивых наложниц в нос, чтоб не слонялись по дворцу, как сонные мухи, а потом ещё долго пробыла на кухне, где шекерджи трудился над любимым шербетом султанши. Поставив графин и блюдо с фруктами на поднос, калфа поспешила на террасу.
"О, и этот бирюк уже тут..." - неприязненно подумала она, завидев Беяза-агу, который уже был там. Стоит себе истуканом возле дверей, ведущих с террасы в покои, хоть бы один мускул на лице дрогнул, хоть бы одним пальцем пошевелил этот каменный идол... Кюбра была куда более подвижной, и её раздражали люди, которые слишком сдержаны даже в движениях. Беяз явно из таких - говорит мало, всё держит в себе, угрюм, суров... Волк волком, что и говорить. А ведь с этим агой надо ладить - правая рука Фатьмы-султан, как-никак. Но что-то до сегодняшнего дня общение с угрюмым евнухом у Кюбры так и не клеилось, его хоть горячим варом облей с ног до головы, слова не скажет, не поморщится... У, демон!
Поставив поднос на столик, хатун встала рядом с агой, но первой заговаривать не хотела. Пусть хоть малость потрудится, соизволит исторгнуть хоть слово из своих многомудрых уст... Он и исторгнул, только слово оказалось не слишком приветливым.
- Будет сердиться, ага, - Кюбра в один миг прикинулась ласковой лисой, - сам-то не тише меня ходишь.
Поступь у Беяза, человека сухопарого и жилистого, надо сказать, была тяжёлой. Наверное, на многострадального агу давил груз всяческих мыслей - даже по лицу было видно, как много и часто он думает. Наверное, если бы он меньше набивал голову всяким хламом, больше бы улыбался, а то, поди ж ты...
- Знала бы, что ты здесь, ни за что бы сюда не пришла. По глазам вижу, я тебе что кость в горле. Ничего, привыкнешь.
Да. Ага и калфа недолюбливали друг друга с самого первого дня их совместного служения в новом дворце, который повелитель выделил для новобрачных. Беяз постоянно в чём-то подозревал Кюбру, а та в свою очередь презирала евнуха за чрезмерно тяжёлый характер, хотя сама отнюдь не отличалась добротой нрава - в гареме девушкам частенько от неё доставалось, причём зачастую без всякого повода. Да и сейчас, когда она состоит на новой службе, ничто в характере хатун не изменилось. Она почувствовала свою значимость, стала прямее ходить, во взгляде появилось ещё больше дерзости. Это, кстати, бирюку Беязу тоже было ой как не по сердцу.

+2


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Завеса будущего » Служба и дружба (17 июня 1647 года)