http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/cd/style.1546886450.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/c1/style.1546892299.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Добрая ссора или худой мир (18 сентября 1660 года)


Добрая ссора или худой мир (18 сентября 1660 года)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Название эпизода
Добрая ссора или худой мир?

Время и место действия
18 сентября 1660 года
Дворец Топкапы - общие покои наложниц.

Суть
Два дня тому назад в покоях Шехназ-султан хазретлери случилась большая неприятность, и виновницу Гюфтар-хатун быстро вычислила, и не просто вычислила, а решила предупредить по-своему. Если бы не вовремя подоспевшая госпожа, гаремные рабыни лицезрели бы весьма неприятную сцену драки.

Участвуют
Гюфтар-хатун, Эфшан-хатун, Шехназ-султан.

+1

2

Минувшей ночью Гюфтар снились паучьи лапы. Она видела их так, словно они были не во сне, а наяву - чёрные, мохнатые, они смотрятся ужасающе на небесно-голубом одеяле постели Шехназ-султан, скользят по нежному шёлку, прямо к тонкой лебяжьей шее госпожи... Хорошо, что привезённая из дворца Кандилли девушка поспела как раз вовремя. Что-то словно толкнуло под бок сонную Гюфтар, она проснулась и услышала короткий вскрик султанши. Короткое движение - и одеяло скинуто, проклятая тварь растоптана, а жизнь госпожи спасена. Гюфтар и сама боялась мохноногих до смерти, но в тот миг готова была претерпеть страшную кончину, лишь бы султанше не угрожала опасность. С той жуткой ночи прошло уже двое суток, но Гюфтар всё никак не могла успокоиться, её мучили кошмары. Она тенью ходила по гарему, пытаясь вызнать, кто же мог такое сотворить. Наконец одна калфа проговорилась, что видела в саду Эфшан-хатун. Та будто бы подняла что-то земли, завернула в платок и вернулась в гарем. Хатун ещё примолвила, что видела, как платок шевелился. У Гюфтар словно пелена спала с глаз. Ну, конечно же, кто же ещё мог сделать такую пакость?
Дождавшись удобного момента, то есть, часа, когда все наложницы вернулись с занятий и уселись за обеденные столы, Гюфтар вошла в ташлык и стала прислушиваться. Эфшан о чём-то с воодушевлением рассказывала сотрапезницам. О пауке - ни слова. Но Гюфтар почему-то больше ни секунды не сомневалась: виновница того ночного кошмара именно она.
- Приятного аппетита, Эфшан-хатун. - громко позвала Гюфтар. Та сразу обернулась. - Подойди ко мне.
Девушки за столами заинтересованно повернули головы. Эфшан медленно поднялась и подошла к Гюфтар с таким видом, будто она не простая наложница, а уже хасеки-султан, четырежды разрешившаяся от бремени мальчиками. Гюфтар ласково взяла её под руку и отвела к дверям. Заговорила она лишь тогда, когда поняла, что рабыни вновь отвернулись и заняты трапезой.
- Твоих рук дело, да? Паука в комнату моей госпожи ты подбросила, я знаю. Побледнела, я смотрю, с лица спала - знаешь ведь, что валиде-султан казнит тебя.
Гюфтар говорила уверенно, каждое слово весило так, словно было не чем-то лёгким и незримым, а представляло собой золотую трёхпудовую гирю. Эфшан стояла бледная, но глаз не отводила.

+4

3

Шутка удалась, надо признать. Уже второй день Эфшан находилась в лёгкой эйфории от содеянного. Паук был велик, но не ядовит, и вреда он бы никому не причинил, но девушке хотелось хоть этим способом выместить свою досаду из-за того, что шехзаде Орхан теперь больше никогда не прикоснётся к ней. Как она об этом узнала? Да очень просто. Стоило всего несколько минут постоять у дверей, ведущих в покои Шехназ-султан, послушать её разговор с новой наперсницей - и вот уже у Эфшан в руках бесценные сведения, от которых, расскажи она их кому-нибудь при первом удобном случае, земля содрогнётся. Госпожа разговаривала с Гюфтар о том, как изменился для неё мир после никяха с шехзаде... эти слова поразили Эфшан в самое сердце, что-то убили внутри неё. Если прежде она держалась со всеми довольно почтительно, то теперь ей хотелось быть дерзкой, смелой, хотелось любой ценой отвоевать шехзаде у высокородной соперницы, но сделать это не было никакой возможности. Остаётся просто предупредить её, пусть и не самым приятным способом.
Эфшан сидела за обедом, но к блюдам даже не притронулась. Те из девушек, что были отряжены калфами на какое-нибудь дело, уплетали всё, а фаворитка Орхана сидела и рассматривала аппетитные яства без всякого интереса. К чему ей вообще поддерживать жизненные силы, когда шехзаде сейчас нет рядом?
- Эфшан, ты так заболеть можешь... Подкрепись хоть немного... - увещевала её добрая Наз-хатун.
- Вот навязалась... - буркнула Эфшан, делая глоток подслащённой воды. - Какое тебе дело до меня?
- На тебя жалко взглянуть. Ты со вчерашнего дня сама не своя. - проговорила наз, подливая в чашку Эфшан воды.
- Вздор говоришь, со мной всё хорошо. Те, кто пытаются отнять у меня шехзаде, поплатятся.
В этот самый момент сзади раздался громкий окрик. Эфшан обернулась и увидела Гюфтар. Девушка поднялась и подошла к ней, дерзко взглянула в лицо хатун. Та уже, конечно, обо всём догадалась, всё разведала.
- Да ты сама как паук, Гюфтар. Ходишь, вынюхиваешь, ищешь жертву. Шехназ-султан не пострадала, хвала Аллаху. Надеюсь, тот, кто сотворил такое, понесёт наказание. И это буду не я.

+3

4

Недавние события всё ещё стояли перед глазами Шехназ. Паук, ползущий по простыне, не шёл из головы у девушки. Даже когда султанша закрывала глаза, надеясь вытравить из мыслей эту мерзость, чудовище вновь вставало перед ней, как живое. Великого труда стоило служанкам вернуть госпоже малую толику покоя, Шехназ забылась сном, едва первый страх схлынул. Прошли уже целые сутки, но остатки испуга, свившего гнездо в сердце тайной возлюбленной шехзаде Орхана, не торопились покидать своё жилище. Султанша ходила, как оглушённая. Лицо побледнело, веки потяжелели, она срывалась на всех по пустякам и всё о чём-то беззвучно молилась. Может, паук - это всего лишь видение, которое что-то предвещает. И это что-то явно не доброе, а скорее, наоборот, дурное. Что, если это знамение связано с шехзаде и с его дальнейшей участью? Нет, о, Всевышний, только не это, пусть Орхан останется цел и невредим...
- Госпожа моя, Вы с самого утра сама не своя... - подала голос одна из рабынь, ставя перед своей хозяйкой графин с гранатовым шербетом. Шехназ утомлённо прикрыла глаза.
- Пустое. Лучше скажи, где Гюфтар, её с самого утра не видно.
Хатун замялась, но лишь на секунду. Ей не хотелось раздражать свою султаншу слишком долгим раздумьем.
- Гюфтар-хатун спустилась вниз, в гарем. Очевидно, по какому-то делу. Приказала нам не отходить от Вас.
Шехназ удивлённо взглянула на свою прислужницу. Что бы такое понадобилось Гюфтар в гареме? Сколько Шехназ её знала (а знала она её сравнительно недавно), за нею такого не водилось - разгуливать по ташлыку... Вряд ли у неё были там какие-то дела, разве что послушать сплетни, чтоб потом вернуться и позабавить хозяйку незатейливыми девичьими пересудами. Чтобы окончательно избавиться от пережитого потрясения, Шехназ решила не сидеть в покоях, боясь неведомо чего (опасность-то уже позади!), а прогуляться. Пойти вниз, например. Ей и самой иногда любопытство ударяло в голову. Двое девушек, составлявших всегдашнюю свиту госпожи, последовали за хозяйкой.
- Ко мне писем не было? - спросила она у одной из сопровождающих. Та ответила, что не осведомлена об этом. Шехназ только удручённо вздохнула. Орхан не написал ей ни строчки, хотя клялся, что будет писать ей. Ещё там, в Кандилли, он дал обещание не оставлять возлюбленную, писать ей при каждом удобном случае, и что же... Не доходя шагов двадцать до ташлыка, султанша прислушалась. Из общей комнаты доносился какой-то говор, причём, судя по злобной интонации, недружелюбный.
"Ничего не меняется в этом дворце..." - улыбнувшись, подумала про себя Шехназ.

+3

5

Злая у мешка тронул розовые губки Гюфтар. Пробыв с госпржой самую малость, девушка из Кандилли уже начала разбираться в людях, которые населяют гарем. Большинство из них кажутся спокойными и благонравными, но за этими личинами скрываются такие пороки... Своевольниц, корыстниц, завистливых и злоязыких девушек - пруд пруди. По-настоящему добрых единицы. Эфшан не из их числа, и Гюфтар не питала иллюзий по поводу этой хатун. С ней надо держать ухо востро.
- Не ты... Хм, а кто, кроме тебя, имеет зуб на Шехназ-султан? Кто смеет равнять себя с ней? Не притворяйся, Эфшан, у тебя это всё равно скверно выходит. Моя бы воля, казнила бы тебя на месте.
При этих словах, пальцы Гюфтар вцепиоись в предплечье гладкой лгуньи. Эфшан не в крикнула, но поморщилась. Глаза у Гюфтар из насмешливых стали злыми, уголки прелестно го рта опустились. Девушка хотела ещё что-то сказать, как вдруг заметила, что в коридоре стоит госпожа. Не валиде-султан, нет, но и не кто другой, как Шехназ-султан. У служанки засосало под ложечкой. Султана с изумление смотрела на девушек, переводила взгляд с одной на другую. Несколько мгновений, пунцовая от смущения, Гюфтар собиралась с мыслями и искала нужные слова, затем взяла Эфшан под локоть и грубо дёрнул вперёд, словно выпихивала навстречу судьбе, злой и немилостивой.
- Госпожа, - бесстрашно, даже с каким-то торжество в голосе, начала хатун, словно предупреждал расспросы хозяйки, - эта гадюка жестоко пошутила над Вами. Паук в постели - дело её рук.
Реплика достигла ушей наложницу, которые до сего мгновения мирно подкреплялись в ташлыке. Поняв, что у дверей стоит госпожа, девушки засветились, встали в два ряда и склонили головы. Какая-то из хатун, видимо, самая любопытная, на секунду подняла глаза и застала весьма интересную сцену.
  - Так вот, кто кричал той ночью... - зашелестело вокруг. - Храни Аллах нашу господу и нас вместе с нею... Паук! Какая гадость!
Вопреки ожиданиям, Эфшан держалась самоуверенно и дерзко. Признавать вину она не собиралась.

+4

6

Эфшан слушала обвинения с презрительной улыбкой, хотя у самой на душе скребли кошки. Как Гюфтар, эта маленькая гюрза, узнала? Где Эфшан промахнулась, где оплошала? То, что оплошность была, вне всяких сомнений. Однако сейчас надо, во что бы то ни стало, держаться уверенно и нагло, делать вид, что никакого отношения она к истории с пауком не имеет.
- Ты ничего не докажешь, глупая. - бросила хатун, меряя подлую супостатку снисходительным взглядом. - Твоих перепелиных мозгов не хватит, чтобы разузнать всё, как следует. А будешь распускать язык, поплатишься.
Говорила она дерзко, ни секунды не смущаясь, слова сыпались мелкими стеклянными бисеринками. Пальцы покалывало от желания выцарапать лиходейке глаза, но делать это тут, в нескольких шагах от девушек, в высшей степени неразумно. Внезапно предплечье неприятно кольнуло, словно в него впились десятки иголок. Фаворитка Орхана покосилась на руку... её крепко держала Гюфтар. Ещё один короткий взгляд в поиске поддержки, и... Эфшан округлила глаза. Шехназ-султан стояла совсем рядом и с немым вопросом смотрела на девушек. Хатун сразу стушевалась, но всего на секунду. Перед ней сейчас не просто султанша, но и серьёзная соперница. Не стоило давать ей преимущество собственными руками, напротив, следовало бы держаться ещё увереннее и самонадеяннее. Эфшан так и поступила. Пока Гюфтар говорила, девушка смотрела на султаншу со сдержанным возмущением. Такой взгляд бывает у всех, кто застигнут врасплох во время перепалки. Воспитание не позволяет этим людям продолжить ссору, но в глазах всё читается предельно ясно.
- Не верьте, султаным. Она - клеветница, бесстыдница. Как бы я посмела совершить такое?
Слова звучали убедительно, но внутри у Эфшан всё оборвалось. Гюфтар права: паука в покои Шехназ пронесла она, Эфшан, оскорблённая и обиженная фаворитка, от которой отвернулся возлюбленный. Хорошо, что доказательств пока не нашли. А вдруг нашли? Вдруг кто-то заметил, подсмотрел, донёс?... Уф, не думать, не думать об этом сейчас. Важно скорее отделаться от султанши, которая уже впилась в хатун острым взглядом.

+3

7

Остановившись в дверях, Шехназ слушала, как двое девушек разговаривают. Нет, говорили они не на повышенных тонах, но по напряжению, по недружелюбным интонациям, было понятно: очередная ссора. Сначала госпожа хотела пройти мимо и занять место среди девушек. Ей хотелось побыть в обществе таких беззаботных и говорливых красавиц, как те хатун, что сидят за трапезой. Однако, стоило ей приглядеться, как она узнала Гюфтар. Медная прядь выбилась из-под платка, да и наряд... Да, да, без сомнения, это она. Стоит, выговаривает что-то другой наложнице. Шехназ видела и её. Эфшан, кто же ещё... Дерзкая, самонадеянная девчонка, которая отчего-то невзлюбила госпожу. Что между ними?
- Что происходит? - строго спросила Шехназ. Гюфтар тут же поклонилась и толкнула вперёд свою "жертву".
Сказанное в следующую секунду поразило султаншу так, что она буквально приросла к тому месту, на котором стояла. Гюфтар подозревает Эфшан в причастности к истории с пауком. Да нет, не подозревает, она всецело убеждена в этом... Эфшан отпирается, дерзит, оскорбляет Гюфтар... Этого нельзя допустить.
- Довольно. - голос спокойный, но строгий, глаза горят. - Прекратите это непотребство. Как вы можете вести себя так в моём присутствии и без зазрения совести обвинять друг друга? Гюфтар, - Шехназ обратила на помощницу свой горящий, слегка раздражённый взгляд, - рассказывай, как ты узнала, что это Эфшан сделала?
"Вот, что она делала в гареме с утра... Молодец, хатун, даром времени не теряешь. Главное, чтобы твои слова оказались правдой, а не пустым вымыслом. Узнаю, что обвинила девушку из-за личной злобы - прогоню, и больше ни меня, ни дворца ты не увидишь".

+3

8

Гюфтар хотелось облить бесстыжую Эфшан грязными словами, обдать кипятком ненависти и проклятий, но в присутствии Шехназ-султан это было невозможно. Взяв себя в руки, хатун произнесла:
- Это не клевета, госпожа. Несрин-калфа рассказала мне, что видела Эфшан-хатун в саду. Эта негодница подбирала что-то с земли и заворачивала в платок. Калфа ещё говорила, что платок шевелился у неё в руках. Что это, если не паук?
Последние слова сделали своё дело: Эфшан-хатун заметно спала с лица, и без того большие глаза округлились, губы побелели, а пальцы сжались. Шехназ-султан тоже заметила эти перемены и сделала правильный вывод. Она недобро повела глазами в сторону фаворитки шехзаде Орхана, безмолвно спрашивая ту, правда ли то, о чём рассказывает Гюфтар. Ответа не требовалось, по той всё было видно и так. О том, что слова Несрин-калфы пришли на память только сейчас, девушка решила помалкивать, иначе обвинения покажутся госпоже несправедливыми, а значит, шанс поймать преступницу на горячем ускользнёт из рук.
- Хатун уже давно забыла своё место, дерзит всем вокруг. - продолжала Гюфтар, вдохновение захлестнуло её с головой. - Я не раз слышала, как она хвасталась, что скоро станет главной в гареме, когда султаном станет шехзаде Орхан. Валиде давно должна бы про всё узнать.
Надо было видеть вытянувшееся лицо Эфшан. Она окончательно оторопела и стояла посреди коридора, ведущего в ташлык, дышала через приоткрытый рот и выглядела очень растерянной. Сразу было понятно, что Гюфтар попала в яблочко. На воре шапка не просто загорелась, а заполыхала оранжевым пламенем.

+3

9

Эфшан слушала обвинения и еле сдерживалась, чтоб не кинуться на клеветницу и не раскроить ей лицо. В пальцах стоял такой немилосердный зуд, что побороть его не представлялось возможности. Однако хатун слушала и молчала, копя в душе злобу на Гюфтар, всё больше сердясь и разъяряясь .
Но вся злость осела на дне души, когда служанка Шехназ начала пересказывать слова Несрин-калфы. Эфшан осознала, что её прогулка в саду не прошла даром. Её заметили. Злоба начала перерастать в бессильное отчаяние, а когда стала им, вновь начала обретать прежний облик. Эфшан кое-как дослушала слова Гюфтар, потом не выдержала и выкрикнула:
- Не слушайте эту дрянь, госпожа! Она всё врёт! - а следующие слова уже адресовались напрямую к клеветнице. - Я тебе сейчас покажу, гадюка, моли Аллаха, чтоб сохранил твою змеиную жизнь!
При этих словах, Эфшан накинулась на наушницу и чуть не сбила её с ног, хатун должна была ответить за свои слова если не жизнью, так хотя бы красотой. Так хотелось впиться ей когтями в лицо, растерзать негодяйку, разнести по клочкам её пышные рыжие кудри, которые сам шайтан выкрасил в такой цвет, пометил свою пособницу огненным оттенком.
- Убью, проклятая, убью! - выкрикивала Эфшан, пытаясь вцепиться в волосы Гюфтар, и не миновать было уже позорной свары, если бы не Шехназ-султан. Одним словом она мгновенно поставила обеих драчуний. Гюфтар, которая даже не пыталась ударить противницу, а только закрывала лицо, защищаясь от ударов, опомнилась первой. Эфшан пришла в себя следом за нею.

+3

10

Султанша слушала обеих девушек, сопоставляя слова каждой из них. Плохо было только то, что эти двое позволяют себе затевать ссору в присутствии члена династии.
- Прекратите немедленно! - прикрикнула Шехназ. - Как вы смеете так себя вести? Гюфтар, говори ты.
Гюфтар рассказывала очень убедительно, и Шехназ была склонна ей верить. Окончательно сомнения развеялись, когда та рассказала про то, что довелись видеть Несрин-калфе. Новоиспечённая супруга шехзаде Орхана знала, кто эта хатун, знала её обязанности в гареме: эта женщина подготавливала наложниц к ночи с падишахом или одним из шехзаде. Знала Шехназ и то, как она выглядит. Невысокая, смуглолицая, приятная женщина с шёлковым тихим голоском. Ни разу никто не слышал, чтобы она с кем-нибудь ругалась. Неплохо бы услышать то же самоё из её незлобивых уст, ведь такие, как она, просто физически не склонны ко лжи.
"Несрин-калфа, значит... Обязательно велю привести её ко мне и лично обо всём расспрошу. Эта Эфшан, конечно, редкостная змея, но даже её я не имею права обвинять без доказательств. Хорошо, если эта калфа окажется и впрямь такой бесхитростной, как о ней все говорят... О, а вот и она! Аллах, ты добр!"
По коридору, ни на кого не глядя, опустив голову и смотря только себе под ноги, шла та самая калфа. Узнать ей было нетрудно - всегда ссутулившаяся, тонкая, хрупкая и молчаливая, Несрин ходила тихо, мелкими шажками, никогда ни с кем не заговаривала. Шехназ окликнула её, и хатун остановилась. Завидев госпожу, она поклонилась со всем почтением.
- Ты знаешь Эфшан-хатун, Несрин? - спросила Шехназ.
- Как не знать, госпожа. С тех пор, как она попала в милость к Махиэнвер-султан и стала фавориткой шехзаде Орхана, эта хатун и горя не знает.
- Правда ли, что ты видела её в саду с шевелящимся платком в руках? Ты ведь так рассказывала Гюфтар, моей служанке...
Несрин на четверть секунды замялась, быстро зыркнула в сторону девушек, после чего ответила:
- Видела, госпожа. Всё так и было.
Больше Шехназ не требовалось пояснений. Она знаком отпустила хатун с миром, и Несрин пошла по своим делам всё той же дробной походкой. Проводив калфу взглядом, султанша приблизилась к фаворитке Орхана и проговорила твёрдо и без единой нотки издевательства:
- Ты легко отделаешься, Эфшан-хатун. Я не расскажу никому о твоём поступке. Но впредь ходи по гарему, оглядываясь. Не приведи Аллах, однажды проснёшься - а у тебя в постели будет ядовитая змея. И ещё: не смей появляться там, где я. Не попадайся мне на глаза, если хочешь остаться в живых.
И Шехназ, в последний раз оглянувшись на злодейку, направилась к лестнице. Проводить время с девушками ей совершенно расхотелось.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+2


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Добрая ссора или худой мир (18 сентября 1660 года)