http://forumfiles.ru/styles/0019/64/4c/style.1513438851.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/92/f0/style.1522497235.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Сюжет №3. Эпоха Охотника » Не суди, да не судим будешь (18 октября 1660 года)


Не суди, да не судим будешь (18 октября 1660 года)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название эпизода
Не суди, да не судим будешь

Время и место действия
18 октября 1660 года
Стамбул, дворец Гевхерхан-султан.

Суть
Несчастье в гареме уже неделю не сходит с уст обитателей дворца. Кроме того, после тщательного расследования, выясняется, что Эфшан-хатун убита рукой Шехназ-султан. Разумеется, эта новость поразила всех, особенно Хафсу-султан. Она приезжает к двоюродной сестре Гевхерхан, между госпожами завязывается беседа по поводу случившегося.

Участвуют
Хафса-султан, Гевхерхан-султан.

0

2

День начинался так хорошо, что Гевхерхан сама себе не верила. Эркин был в походе, так что уже которую неделю госпожа открывала глаза в почти совершенном одиночестве, и это было так сладко, так отрадно... Не видеть рядом с собой красивое, грозное, коварное лицо мужа - что же может быть лучше? Ничего. В это утро султанша проснулась от лёгкого плеска воды; верная Элиф уже стояла у постели небольшой, но объёмистой миской, наполненной ароматной водой, и с чистым полотенцем, спрыснутым мятной унцией. Окунув лицо в нежную ткань и почувствовав на коже холодок, а в ноздрях - приятный запах мяты, Гевхер вздохнула с невероятным облегчением. Она снова чувствовала себя чистой, незапятнанной этим позорным браком, посвежевшей и помолодевшей, хотя ей всего-то было семнадцать лет.
- Госпожа моя, Вы хорошо спали этой ночью? - спросила Элиф, заботливо проводя по тонкой шейке своей султанши тем же мятным полотенцем. Гевэер слегка передёрнуло, она устремила на калфу весёлые глаза. Этой ночью она, хвала Всевышнему, не делила ложе с Эркином, они спали в разных покоях, поэтому пробуждение показалось молодой женщине необыкновенно сладостным.
- Как никогда, Элиф. Этой ночью я впервые за эти два года проснулась без слёз в глазах.
Улыбка, ласковый взгляд и лёгкая нотка иронии в голосе султанши заставили неусыпную хранительницу покоя госпожи, Элиф-хатун, дрогнуть. Она знала свою высокородную хозяйку почти с детства, знала её характер, предпочтения и привычки, знала её чистую и добрую душу. Что бы там ни говорили в гареме о своенравии Гевхерхан, Элиф-калфа лучше всех ведала, что на самом деле прячется под первым слоем высокомерия и насмешки. Такой ранимой души больше нет в этом мире. Аллах сотворил её с филигранностью и изобретательностью ювелира.
- Моя драгоценная Гевхерхан-султан, наконец-то я слышу такие слова... Ах, если бы и валиде их услышала...
Гевхерхан вторично улыбнулась. Мама, услышав такое, была бы искренне рада за дочь. Встречи с матерью султанша всегда ждала, как праздника Навруз, когда всё цветёт и благоухает, а на грузный, отяжелевший от снега, тоски и сна мир сходит весна. Турхан-султан редко касалась в своих разговорах той неприятной для дочери темы, а именно - их брака с Эркином. Обеим госпожам - и юной, и зрелой - было многое ясно без слов. Валиде сочувствовала дочери, но ничего не могла сделать. Эркин - единственный по-настоящему преданный Мехмеду человек, и ради одного только этого можно было бы уронить в бездну всё, чем дорожишь.
- Не было ли вестей об Эркине? - как бы невзначай спросила султанша.
Элиф только сокрушённо головой покачала.
- Ни одной, моя госпожа. Ваш человек не написал о том, как продвигается дело, ни единой строчки.
Гевхерхан построжела. Дело, которое она затеяла, перенеся двухлетний брак со слезами, болью и еженощными терзаниями совести, было опасным и кровавым. Никто, особенно валиде, не должен был об этом знать.
- Едва появятся новости, дай знать.
Первая половина дня прошла легко и, можно сказать, беззаботно. Но после полуденного намаза в саду послышалось перестукивание конских копыт. Кто-то въезжал на территорию дворца... Не матушка ли? Гевхерхан судорожно сцепила пальцы в замок, почувствовав неладное. Что-то случилось, ибо валиде ни разу не приезжала в такой час.
- Султаным, приехала Хафса-султан хазретлери. - сообщила одна из служанок. Гевхерхан удивилась вдвойне, ибо старшая двоюродная сестра, к которой супруга Эркина-аги предпочитала относиться так же, как, скажем, к тётушкам, посещала эти места крайне редко.
- Рада встрече, госпожа. Аллах да не оставит Вас за то, что решили навестить меня. - поздоровалась Гевхерхан и сдержанно улыбнулась, приседая в поклоне. Хафса выглядела раздражённой, словно её что-то вывело из себя. Нехороший знак.

+1

3

Со вчерашнего дня гарем было не узнать. Известие о том, что натворила Шехназ, достигло ушей сегодня утром. Когда ага пересказывал своей госпоже то, что услышал от наложниц, султанша не верила собственным ушам. Она знала характер двоюродной сестры, понимала порывы её юного неопытного сердца, но и представить себе не могла, что дочь Ханзаде-султан настолько забудется и позволит гневу ослепить себя.
- Ты уверен в этом? - переспросила Хафса своего слугу, тихого, но умного и ловкого евнуха.
- Абсолютно, госпожа. Девушка из свиты Турхан-султан проговорилась, рассказала, как валиде узнала всю правду. Эфшан-хатун убила именно Шехназ-султан.
Хафса хмурилась, мысленно возносила молитву Всевышнего, чтобы навёл на разум обезумевшую от скуки (а чем бы ещё это объяснить!) сестрицу, а себе просила терпения и стойкости, чтобы самой не сойти с ума во всей этой дворцовой круговерти.
- Что такого сделала хатун?
- Госпожа говорит, что девушка повела себя так дерзко, что вывела её из себя. - говорил ага, пожимая плечами и как бы в раздумьях сжимая губы в ниточку.
- Что бы она ни натворила, Шехназ не вправе так поступать. Та девушка - собственность повелителя, она в его гареме. Выслать, отправить в Старый Дворец или на невольничий рынок - ещё куда ни шло, но душить...
Тут слуга откашлялся и перебил султаншу. Знал, что Хафса терпеть этого не может, но дерзнул.
- Простите, султаным...
Госпожа, было выставила ладонь вперёд, давая понять, что рассуждения рабов ей сейчас ни к чему. Ага будто проигнорировал этот властный жест и продолжил:
- Помилуйте меня за дерзость, но Эфшан не из гарема повелителя. Она - наложница шехзаде Орхана хазретлери.
После этих слов Хафса крепко задумалась. Мысль о том, что надо пожурить агу за то, что перебивает хозяйку, улетучилась сама собой. Евнух сказал такое, над чем стоит поломать голову. Видимо, эта Эфшан совсем потеряла совесть и страх, раз посмела грубить сестре, выхваляться своим новым положением... В глубине души Хафса понимала Шехназ, как никто другой. Она сама не переносила на дух гордых и самоуверенных рабынь, и случись Эфшан козырнуть своим статусом перед нею, старшей дочерью султана Мурада, девушку без разговоров зашили бы в мешок и кинули в Кючюксу.
"Интересно, Гевхерхан уже знает об этом? Она с Шехназ всегда ладила... Если ей не рассказали, то это сделаю я".
И, велев заложить карету, Хафса отправилась к кузине. Гевхерхан давно следовало бы навестить, ведь она проводила своего мужа в поход и осталась без присмотра и поддержки. А тут как-никак новости, да ещё какие.
Гевхерхан спустилась к гостье, свежая, хорошо одетая, волосы струятся по плечам чёрными ручьями - загляденье, словом. Нечего было делать, а настроение придётся испортить.
- Мне не до приветствий, Гевхерхан. - сухо произнесла Хафса, напуская на себя всегдашнюю серьёзность и деловитость. - Ты слышала о том, что случилось в гареме? Наша Шехназ убила девушку, гёзде Орхана.
Нехорошая тишина повисла на несколько мгновений. Гевхер даже глаза округлила от неожиданности. Хафса торжествовала - должный эффект был произведён.

Отредактировано Хафса-султан (2018-12-07 17:09:59)

0


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Сюжет №3. Эпоха Охотника » Не суди, да не судим будешь (18 октября 1660 года)