http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/cd/style.1546886450.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/c1/style.1546892299.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Сюжет №3. Эпоха Охотника » Умейте быть собой (18 ноября 1660 года)


Умейте быть собой (18 ноября 1660 года)

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Название эпизода
Умейте быть собой

Время и место действия
18 ноября 1660 года
Стамбул, дворец Топкапы, покои Шехназ-султан.

Суть
Старшая хасеки султана Мехмеда, Махпаре Гюльнюш-султан, услышав о размолвке Нурбахар и Шехназ, решает поддержать последнюю. Султанша знает, что шехзаде Орхан - сильный соперник для повелителя, но решает проявить мудрость и мягкость. Она утешает Шехназ-султан и убеждает её не обращать внимание на выпады Нурбахар. Кажется, ей это удаётся.

Участвуют
Рабия Гюльнюш-султан, Шехназ-султан.

0

2

Утро подняло старшую хасеки с постели одним-единственным лучиком. Молодая женщина чувствовала себя свежей и готовой к новому дню, хотя вчерашний вечер заставил Гюльнюш пролить несколько слезинок. Мехмед не впустил её к себе. Правда, и никого другого он также не принял, и это не могло не радовать Махпаре. Узнай она, что в опочивальне падишаха в ту ночь была ненавистная Нурбахар, печаль затянулась бы не только на всю ночь, но и на добрую половину дня.
- Султаным, - раздалось за спиной госпожи, когда та, в лёгкой сорочке села к зеркалу и расправила пышные каштановые волосы, - прикажете нести одежду?
Запрокинув голосу и зажмурив глаза, Гюльнюш сидела и не реагировала. Ей тяжко было расставаться с грузным, пряным и маслянистым, не по-осеннему жарким сном. Служанка терпеливо дожидалась первого слова из уст султанши, а Махпаре всё явственнее чувствовала, что несмотря на бодрое пробуждение, встать навстречу новорождённому дню.
- Скажи девушкам: пусть подготовят малиновый наряд. - расслабленно произнесла первая хасеки. Остатки сна слетели с глаз и со всего тела в один момент. Приходилось снова перевоплощаться из обычной женщины, любящей посидеть перед зеркалом и полюбоваться на себя без лишних прикрас - со всеми неприглядностями вроде тёмных кругов под глазами и каштановой несуразицей на голове - в хасеки-султан, первую женщину падишаха, мать его детей, сильную и изворотливую. Уже через полчаса Гюльнюш, прекрасная, одетая в молиновые тона, с распущенными волосами и в изысканной диадеме, наслаждалась утренним завтраком. Как раз когда девушки наливали в миниатюрную чашку горячий кофе, вошла верная калфа.
- Инджифер, ты сегодня рано... - несколько растерявшись, проговорила Махпаре. Она никак не ожидала прихода помощницы в такой ранний час. - С детьми что-то неладно?
Калфа поклонилась и, дождавшись знака султанши, приблизилась к ней.
- Нет, госпожа, с двойнятами всё хорошо. Они ещё спят. А что с Вами?
Махпаре не особенно хотелось отвечать на этот вопрос, воспринятый с раздражением и досадой. Где-то в глубине души хасеки знала: калфа интересуется не из любопытства, а потому, что желает своей госпоже добра. Молодая женщина выдохнула и произнесла:
- За повелителя душа болит, хатун. Вчера Мехмед был словно не в себе. И меня к себе не пустил...
Инджифер задумалась, потупилась и произнесла:
- Повелитель неспроста так себя ведёт... Это всё из-за того, что сделал шехзаде Орхан хазретлери. Да и Шехназ-султан...
Последнее имя, сорвавшиеся с хорошеньких губ калфы, заставило Гюльнюш заинтересованно поднять бровь. Шехназ? Странно, с чего бы ей так уж грустить... Хвала Аллаху, Махпаре одна из первых узнала, какое решение принял повелитель относительно своего смелого, но своевольного брата. Решение простое: помиловать за провинность (никях с двоюродной сестрой) и вознаградить за подвиг (назначить санджак-беем Манисы, возродив столетней давности традицию). Может быть, своенравную, переменчивую в настроении султаншу кто-то огорчил или оскорбил. Тогда кто?
- Вот как... Из-за чего Шехназ так печалится, не знаешь ли?
- Подробностей я не знаю, султаным, но я видела, как из покоев госпожи выходила Нурбахар-султан.
Дальше пояснять не было смысла. Гюльнюш поднялась и, ни слова не говоря, вышла из покоев. Она уже знала, что делать: не лишним будет войти в доверие к благорождённой госпоже, султанше по крови и происхождению.

+1

3

Вчерашний острый разговор с Нурбахар привёл Шехназ в упадническое настроение. Правду сказать, молодая султанша с большим трудом вынесла эту неприятную беседу. Следующее утро принесло девушке некоторое облегчение, но на душе всё равно скребли кошки. Проплыли три тягучих часа с того момента, как госпожа впервые открыла глаза на новой постели. Долго она не решала спустить ноги с широкой кровати, ей просто хотелось понежиться, посибаритствовать, поразмышлять о дальнейшей судьбе - своей и шехзаде - в мягких перинах. Тем не менее, солнце настойчиво требовало встать и зажить всё той же дворцовой жизнью.
- Султаным, - напевно мурлыкнула одна из рабынь, внося в комнату широкую чашу с холодной водой и покачивая белым полотенцем, перекинутым через руку, - прошу.
Умывшись, Шехназ почувствовала себя значительно лучше. После служанки внесли подготовленное платье, и уже через полчаса Шехназ сидела у окна в нежно-зелёном наряде. Платье напоминало своим оттенком молдавский белый виноград, одно из любимых лакомств жены шехзаде. Жаль, что сезон уже закончился, и следующую партию нежно-зелёных сладких, бескостных ягод привезут только на будущий год.
Минуты тянулись медленно и лениво, и если бы не нежданный визит, день бы прошёл совершенно серо и скучно.
- Госпожа, к Вам гостья. - мелодично произнесла всё та же девушка, что подносила чашу с водой.
- Что за гостья? - поинтересовалась Шехназ.
- Старшая хасеки Махпаре Гюльнюш-султан.
Шехназ как-то сразу помрачнела. Не сказать, чтобы она недолюбливала эту хасеки, просто была мало знакома с нею. Как-то не приходилось говорить с нею по душам. Несклолько раз Шехназ видела Махпаре-султан на праздниках, но даже на этих приятных вечерах, наполненных музыкой, вкусными угощениями и интересными беседами, Шехназ почему-то не тянуло сблизиться с любимицей падишаха. А зря. Пора исправлять ситуацию и хоть на несколько шагов стать ближе к женщине, которая так дорога султану Мехмеду.
Короткий знак - и вот уже двери отворены, в комнату входит Гюльнюш. Краешком глаза девушка отметила, что хасеки сегодня в наряде малинового оттенка, такого благородного, что если бы не лёгкий изящный крой, это одеяние состарило бы восемнадцатилетнюю султаншу как минимум вдвое.
- Мир тебе, Гюльнюш-султан. - приветливо, но не без недоверия вымолвила Шехназ, чуть ли не впиваясь в гостью испытующим взглядом.

0


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Сюжет №3. Эпоха Охотника » Умейте быть собой (18 ноября 1660 года)