http://forumstatic.ru/styles/0019/eb/c1/style.1574752863.css
http://forumstatic.ru/styles/0019/eb/cd/style.1574673419.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Роскошь новой жизни (1 августа 1647 года)


Роскошь новой жизни (1 августа 1647 года)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Номер сюжета
Сюжет №1

Название эпизода
Роскошь новой жизни

Время и место действия
1 августа 1647 года
Стамбул, дворец Фатьмы-султан и Кёзбекчи Юсуфа-паши - терраса возле опочивальни

Суть
Кто ходит в гости по утрам, тот Эмине Ферахшад-султан. Давно сгорая от любопытства и желания узнать, каково-то теперь живётся Фатьме с новым мужем, хасеки наносит золотоволосой госпоже визит. Беседа проходит тепло, но не обходится без взаимных колкостей, ибо у двух султанш не самые дружеские отношения.

Участвуют
Фатьма-султан, Эмине Ферахшад-султан

0

2

С того дня, как в Стамбуле отгуляли двойную свадьбу, прошло уже чуть больше месяца. Дворец зажил своей жизнью, хотя гарем всё ещё вспоминал тот прекрасный вечер, когда от яств ломились столы, а музыка звучала сладко, как никогда ранее. Девушки ходили, как окрылённые, а госпожи гадали, по какому поводу будет устроен столь же пышный праздник в следующий раз. Эмине Ферахшад, как и все, смаковала свадьбу Фатьмы и Исмихан Кайи в мельчайших подробностях, хотя её куда больше занимала история, произошедшая через два дня после никяха. Ферахшад, как и некоторые другие члены султанской семьи, предпочла не подливать масла в огонь и повести себя достойно. Она присоединилась к поздравлениям, не забыв добавить кое-что и от себя. К тому же, было не так обидно, что Ибрагим впустил в своё сердце именно Хюму. Куда досаднее было бы, окажись на её месте та же Турхан или злючка Махиэнвер.
Дело было утром. Не ранним, как можно было подумать, а переходящим в день. Эмине чувствовала себя превосходно, хотя накануне Алемшах умудрился упасть в саду и нахвататься колючек. Хлопоты с детьми - приятные хлопоты, и хасеки не ощущала усталости.
- Саадет-калфа, как дети? - спрашивала она у своей верной служанки, сидя перед столом, на котором красовалась тарелка с фруктами и ничего более.
- Шехзаде и Хайринисса-султан в порядке, госпожа моя. Оба сладко спали.
Это очень обрадовало молодую хасеки, особенно известие о хорошем сне дочери. Болезнь, которая недавно опять напомнила о себе, отступила и возвращаться пока не собиралась. Ферахшад вздохнула с некоторым облегчением. Можно было перевести разговор в другое русло.
- Что слышно о Фатьме-султан? Перед свадьбой она ходила сама не своя, тряслась, как осиновый лист.
Султанша знала, что её верная и незаменимая Саадет - большая сплетница и любительница интересных новостей, поэтому не преминула расспросить калфу на этот счёт.
- Теперь, говорят, радуется, глаза так и сияют. - поспешила откликнуться Саадет. - Видно, паша-таки сделал её счастливой, машалла.
- А знаешь, что? - в глазах госпожи блеснул весёлый огонёк. - Скажу, пусть закладывают карету. Навещу её нынче же. Посмотрим, как ей живётся теперь.
Через полчаса пришёл ага с вестью, что карета готова, и госпожа может отправляться в гости.
Путь до дворца был не слишком долгим. Да Эмине и не следила за ходом времени, ибо мысли её заняты были совершенно иным. Во-первых, любопытство разбирало султаншу до мозга кости, во-вторых, по дворцу пошёл слух, что скоро здесь появятся сразу две новые гостьи, которым Кёсем-султан лично послала письмо с приглашением приехать и даже остаться насовсем. Эмине день ото дня дивилась тому, насколько велика династия Османов, одновременно питая надежду, что сведёт доброе знакомство с кем-нибудь из вновь прибывших. Подружилась же Турхан с Фатьмой-султан, просто не разлей вода они теперь...
За этими размышлениями Ферахшад не вдруг заметила, что карета остановилась. Евнухи отворили двери, и девушки помогли своей хозяйке ступить на землю. Дворец, подаренный молодожёнам, впечатлил гостью с первого взгляда. Просторный, красивый, с резьбой на плитах, с прекрасным садом, беседкой и даже фонтаном. Повелитель проявил к сестре несказанную щедрость, хотя должен был выслать её из столицы подобру-поздорову.
Навстречу Эмине спешила рыжеволосая женщина, по-видимому, новая калфа Фатьмы-султан. Ферахшад поёжилась: что-то неприятное было во взгляде этой хатун. Между тем, рыжая обратилась к гостье с приветствиями и проводила на террасу, расположенную подле супружеской опочивальни. Здесь было прохладно и уютно. Хозяйка всего увиденного великолепия сидела в прекрасном светлом платье и наслаждалась вкусом свежего кофе. Эмине учтиво поклонилась.
- Фатьма-султан, уж извините мне эту дерзость, но я давно мечтала посетить Вас в новом дворце.

+2

3

Утро встретило Фатьму-султан свежим ветром с моря, ворвавшимся в настежь растворённое окно, ярким лучом летнего солнца и крепким, могучим, страстным поцелуем любимого мужа Юсуфа-паши. Что может быть прекраснее просыпаться вот так, в объятьях любимого мужчины, который сам только что открыл глаза и теперь смотрит на свою жену нежным, влюблённым взглядом! После их свадьбы прошло чуть меньше двух месяцев, но для молодых супругов время теперь не имело никакого значения. С каждым прожитым вместе днём им обоим казалось, что они знают друг друга и живут вот так уже тысячу лет, да что там, - целую вечность! О, как были прекрасны эти наполненные любовью жаркие, летние ночи, напоённые ароматами благоухающих роз и морского прибоя! Тишину этих ночей нарушали лишь поцелуи, страстный шёпот и прерывистое дыхание. О, как великолепны были дни, проведённые вместе с любимым в прохладе летнего сада, возле фонтана! Паша, окрылённый любовью, не выпускал молодую султаншу из своих объятий, и все дни напролёт были наполнены бесконечными объятиями, поцелуями украдкой и нежными прикосновениями. А потом, изнемогая от страстного желания обладать друг другом, они удалялись в спальню, и тогда время для них совсем останавливалось и весь мир переставал существовать. Да и зачем он им, пусть подождёт.
Эй, Мухибби, имя чудной той девы ты мне назови,
той, что пела в саду эту песнь, имя мне назови!
Той, что сон отняла и покой забрала мой с собою, ты её назови!
Златокудрой певицы любви имя мне назови, эй, Мухибби!

Из пелены воспоминаний Фатьму-султан вырвал голос её верной Кюбры-калфы, сообщившей султанше, что её любимое платье с золотистым отливом готово и сейчас будет принесено. Султанша поблагодарила калфу.
- Ваш кофе, медовый шербет и лукум с орехами ждут вас на террасе, госпожа. Слуги уже вынесли туда стол, чтобы вы могли наслаждаться утренней свежестью и ароматами роз. Будут у вас какие-нибудь ещё приказания?
- Спасибо, Кюбра, ты можешь идти, больше мне ничего не нужно.
Калфа поклонилась и вышла. Фатьма-султан надела своё любимое платье с золотистым отливом, украшенное дорогими камнями и драгоценностями, и вышла на террасу. Слуги как раз заканчивали приготовления к завтраку. Тут были любимые яства султанши: ароматный кофе, от одного запаха которого у всех сразу начинали течь слюнки, свежий, румяный лукум, который таял, как только оказывался во рту, медовая пахлава с орешками внутри, холодный шербет, приготовленный по особому валлашскому рецепту, секрет которого знали только самые избранные повара во дворце, орешки в меду и нарезанные тонкими ломтиками фрукты из султанских садов. Всё это было аккуратно, со вкусом и знанием дела, расставлено на столе. Султанша хотела позвать своего супруга, чтобы он разделил её трапезу, она уже сделала первый глоток любимого кофе, как вдруг со стороны дороги послышался конский топот. "Кто бы это мог быть с самого утра", - с неудовольствием подумала Фатьма-султан. Вскоре из-за деревьев показалась дворцовая карета, вот она остановилась и на землю лёгкой походкой сошла Эмине Ферахшад-султан. Фатьма нахмурилась. Вот уж кого меньше всего она сейчас хотела увидеть, так это представителей династии и всевозможных хасеки её сиятельного брата. Ещё несколько секунд назад Фатьма думала, что это утро ничто не сможет омрачить, и вот тебе, пожалуйста! Любопытно, какова же цель этого неожиданного визита.
Лицо у Эмине было весёлое и доброжелательное, или, может, оно просто казалось таковым, а на самом деле... Но Фатьма тут же одёрнула себя, ведь нельзя же во всём и во всех видеть скрытую угрозу. Хотя с того дня, как её репутация и её место во дворце султана Ибрагима подвергались большой опасности, уже много воды утекло, воспоминания о тех событиях ещё долго тревожили султаншу по ночам и будоражили умы досужих дворцовых сплетниц и заговорщиков. Фатьма поспешила убрать с лица тень недовольства и сомнения и радушно приветствовала гостью.
- О, как я рада тебя видеть, Эмине, дорогая! Проходи, располагайся, отведай со мной эти замечательные яства, должно быть, ты голодна и с утра ничего не ела. Как хорошо, что ты приехала ко мне, меня давно уже никто не навещал. Несколько раз заезжала Айшехан, брат тоже почтил меня своим визитом, вот, пожалуй, и всё.
Эмине-султан села рядом с Фатьмой на низенький диван и взяла с блюда маленький кусочек лукума.
- Расскажи мне, что нового во дворце, я ведь не была там с самого дня нашей с Юсуфом-пашой свадьбы. Как твои дети? Что Хайри? Как она себя чувствует?
Фатьма с интересом взглянула на свою гостью. Начало беседе было положено.

+2

4

Обилие сладостей, орехов и фруктов заставило Эмине проглотить слюнку. Что греха таить - вид круглого столика, от которого по террасе разлетались умопомрачительные ароматы, кружил голову.
Ферахшад позволила себе улыбнуться и промолвить:
- Не откажусь!
После этого гостья расположилась на невысоком пуфике, а рыжеволосая калфа (оказывается, её звали Кюбра) принялась разливать прохладительный шербет. Надо было признать: наказание, запланированное валиде для дочери оказалось лучше любой награды. Роскошный дворец, огромная свита, любящий муж и блаженство, блаженство, блаженство, - вот, что, оказывается, ждало Фатьму после замужества. Ферахшад впервые ощутила, как по позвоночнику ползёт змейка зависти. Вернее, даже не зависти, а досады: все старания вывести Фатьму на чистую воду и показать её истинное лицо обернулись полным провалом. Впрочем, показывать своё неудовольствие хасеки не собиралась. Она просто сидела и наслаждалась медовым привкусом напитка.
- Прекрасный приём, госпожа. - заключила Эмине, осушив стакан до дна. На губах ещё играли медовые нотки, и хасеки решила обратить их в мёд красноречия. - Вы - любимая раба Всевышнего. Он несказанно к Вам щедр... как и валиде-султан, разумеется. Это ведь она выдала Вас за Юсуфа-пашу...
Это имя раньше не было на слуху у молодой фаворитки султана. Впервые она услышала его только непосредственно в день никяха. Ах, какое же любопытство овладело Ферахшад, как же ей захотелось познакомиться с этим человеком лично! Саадет-калфа, впрочем, успела обмолвиться (это уже было после свадьбы госпожи), что о бейлербее Карамана ходит не слишком уж добрая слава. Нет, как управитель он хорош, но как человек... Словом, оставалось только гадать, какая будущность ожидает Фатьму-султан в союзе с таким мужем. Стоило натолкнуть сиятельную собеседницу и хозяйку на некоторые подробности их семейной жизни. Эмине страсть хотелось узнать, достаточно ли паша чтит свою супругу, делает ли ей подарки, говорит ли ласковые слова? О, османские женщины все на одну стать - такие несколько пикантные мелочи их интересуют и всегда интересовали. И хотя моралисты говорят, что обсуждать подобное сродни греху, но легко ли устоять перед соблазном знать чуточку больше, чем следует?
- Денно и нощно я молю Аллаха, - продолжала Эмине, беря с подноса многослойный, пахнущий мёдом, квадратик баклавы, - чтобы паша сделал Вас счастливой. Это такая редкость, если выходишь замуж по чьей-то воле...
Последнее было сказано с ноткой сострадания - так Ферахшад надеялась разговорить султаншу, развязать её змеиный язычок. Кюбра-калфа в это время стояла в сторонке и ждала распоряжений, но тут Фатьма повела бровью, и хатун с поклоном удалилась. Верный знак, что сейчас из уст госпожи прольётся нектар откровений. Эмине затаила дыхание. Разумеется, не следовало рассчитывать на абсолютную искренность, но если хозяйка этого великолепного дворца соизволит приоткрыть полог, скрывающий её отношения с мужем, это уже будет кое-что.
"Не удивлюсь, если Вы, дорогая госпожа, скажете, что счастливы. Только вот я не поверю: может ли обрести счастье женщина, которую помолвили и сочетали никяхом с мужчиной, даже ни разу не увиденным лично? Вот именно. Так что Ваша соловьиная песня обречена, ибо в ней не будет и намёка на правду, те так ли?"

+3

5

"Во истину, у Эмине жало змеи и повадки скорпиона", - подумала про себя Фатьма-султан, у которой вкуснейший кусочек лукума чуть было не застрял в горле от последних слов этой дерзкой гостьи.
Однако молодая султанша решила взять себя в руки и ни в коем случае не показать Эмине, какую бурю эмоций вызвали её слова в душе Фатьмы. Если уж ей так хочется узнать, что скрывают стены этого дворца, что ж, пусть узнает столько, сколько ей положено узнать, и не более. Поэтому Фатьма проговорила, стараясь, чтобы её голос звучал твёрдо и уверенно:
- Не сомневайся, Эмине, ты можешь быть абсолютно спокойна за меня и за моего любимого супруга. Да, я с большим удовольствием могу сказать, что я очень счастлива с моим новым мужем, настолько, насколько может быть счастлива любящая и любимая своим супругом счастливая женщина в браке. Юсуф-паша благородный, честный и справедливый человек, чего я не могу сказать о моём предыдущем муже. Он был слишком ослеплён своей любовью, хотел во всём угодить мне, и эта его угодливость вышла ему боком. Иногда мне казалось, что он любил не меня, а те шелка и драгоценности, которые мне дарил, как будто бы собирал их для того, чтобы в один удобный момент обратить их в золото для каких-нибудь своих низких целей. Ну да что о нём теперь говорить. Пусть Аллах будет ему судьёй, его даже в народе прозвали Кёр Сулейман, Сулейман ослеплённый. Люди оказались правы, что прозвали его так. Гордыня его ослепила, гордыня и жажда наживы, как бы покрепче да пожирнее урвать от власти. Кто знает, к чему всё это могло бы привести дальше? У этого хитрого и расчётливого человека было много грязных делишек и таких же грязных мыслей. Днём он осыпал меня подарками, а ночью, когда я спала, он, возможно, обдумывал план, как бы получше всадить нож в спину великой династии Османов. Я даже нисколько не удивлюсь, если он в тайне вынашивал план захвата власти и смещения моего бедного царственного брата, на плечах которого и так лежит слишком тяжёлое бремя. Кто знает, как дальше сложится его судьба. Ему не легко досталась эта власть, враги только и ждут момента, когда они смогут уцепиться зубами и когтями в османский трон, каждый готов оторвать от этого трона кусок, жаждет разорвать сидящего на нём повелителя на тысячи мелких ласкутов, как это уже происходило не раз. И если бы такие вот хасеки, как ты, могли любить и ценить нашего повелителя точно так же, как я люблю и ценю моего мужа Юсуфа-пашу, наверняка, вы бы не позволили этой выскочке Хюма Шах настолько завладеть сердцем Ибрагима, что он даже сделал её своей женой. Я ни за что не поверю, что тебе не хотелось бы оказаться на месте этой черкешенки, разве не так?
Проговорив всё это, Фатьма решила перевести дух и посмотрела на собеседницу быстрым, цепким взглядом, стараясь узнать, какое впечатление произвели её слова. От внимания молодой султанши не укрылась бледность, выступившая на лице Эмине Ферахшад, не укрылось, как дрогнули её ресницы. Было видно, что слова Фатьмы проникли в самое сердце этой неблагодарной змее, Фатьма-султан могла мысленно потереть ладони от удовольствия. Но ей этого показалось мало и она решила ещё немного подлить масла в огонь.
- Я вижу, тебе не очень приятно слышать имя этой дерзкой султанши. Что ж, не скрою, я тоже была не в восторге от решения моего брата, и это ещё мягко сказано. Однако не будем больше о ней. В такое чудесное утро не хочется портить настроение тяжёлыми воспоминаниями. Впрочем, я до сих пор никак не могу взять в толк, и что Ибрагим нашёл в этой гордячке? Вот взять, к примеру, Турхан. Всем она взяла, и умом, и красотой, и хитростью, и шехзаде у неё прекрасный растёт, ловкий и смышлёный. Дай Аллах ему долгой и счастливой жизни. У меня всегда сердце радуется, когда только вижу его. Как знать, может, ему улыбнётся удача и когда-нибудь отец отправит его в Манису управлять тамошним санджаком. Признайся, дорогая, ведь ты тоже мечтаешь, как и остальные хасеки нашего повелителя, о том, чтобы твой шехзаде Алемшах однажды взошёл на османский трон.
Ни один мускул не дрогнул на лице Эмине, только зрачки ещё больше расширились, из чего Фатьма ни без удовлетворения сделала вывод, что её гостью очень взволновали эти последние слова. Должно быть, она не находит себе места, сердце так и замирает от одной мысли, чтобы её сынок стал султаном, и как можно скорее. Ну да ничего, пусть помучается. Ведь до того дня, если он, конечно, когда-нибудь наступит, не дай Аллах, ждать ещё очень долго!

+3

6

Фатьма превзошла все мыслимые ожидания гости, разве что от речей её веяло не добродушием, а холодным высокомерием и самонадеянностью. Подумать только! Враз наговорить о бывшем муже столько гадостей, да ещё и с таким презрением в голосе... В голове не укладывается. Откровенно говоря, Эмине предчувствовала, что ответ будет в подобном духе, но не до такой же степени. Да, Сулейман-паша не ангел, да и слепая любовь к жене побудила его пуститься на мироедство, но он заплатил сторицей за свои ошибки и был не только великодушно прощён, но даже не лишился своего титула. Ферахшад прищурилась и устремила на хозяйку бесподобного дворца несколько насмешливый взгляд.
- Опасные слова произносите, госпожа. Обвинения слишком серьёзны, чтобы не иметь под собой доказательств. За что Вы так ненавидите пашу? Может, за то, что он искал утешения в беседах с Исмихан-султан?
Ах, какой был эффект! Фатьма замерла с чашечкой кофе в руке, так и не поднеся её к губам. Хасеки удовлетворённо хмыкнула, так тихо, чтобы высокородная собеседница не услышала. Значит, разнюханные Саадет-калфой подробности - далеко не пустой звук. Несколько дней тому назад во дворец приходил Беяз-ага, главный распорядитель, помощник и доверенное лицо Фатьмы-султан. За каким шайтаном понесло его в Топкапы - неизвестно, но Саадет стала свидетельницей одного занятного разговора аги с Рефиёй-хатун, которая после свадьбы не вернулась к госпоже, а получила место в гареме. Беяз делился с бывшей товаркой о самочувствии и душевном состоянии некогда их общей госпожи, да так самозабвенно, что не заметил, как сболтнул кое-что лишнее. Оказывается, султанша ещё до своей свадьбы узнала о чувствах бывшего супруга к Кайе-султан и решила во что бы то ни стало помешать расцвету их любви. Евнух непрозрачно намекал, что к изменению решения валиде причастна именно она, добрая Фатьма-султан. Саадет взахлёб рассказывала госпоже обо всём этом, и Эмине готова была подарить своей помощнице всё своё состояние за эти бесценные сведения. Реакция султанши, буквально окаменевшей на мягком пуфе, доказывала правдивость слов калфы.
- Что такое? - спросила, улыбаясь, хасеки. - Правду в народе говорят: знает кошка, чьё мясо съела. Получается, из-за Вас Мелек Ахмед-паша был ранен. Послушайтесь доброго совета: не возводите напраслину и отпустите с миром прежнего мужа, а ещё найдите в себе мужество сознатся во всём нашей Исмихан-султан, которая теперь так несчастна.
Говоря это, Эмине прекрасно давала себе отчёт в том, что Фатьма никогда не признает своей причастности к случившемуся, особенно в присутствии нежно любимой и оберегаемой племянницы. После смерти султана Мурада именно Фатьма-султан заменила девочке мать, в то время, как старшие сёстры вышли замуж и были опекаемы супругами. Исмихан верила тётушке безоговорочно, обожала её и готова была сделать для неё всё, поэтому ясно, что многоопытная золотоволосая госпожа не захочет отвращать от себя племянницу, в которую вложила столько сил.
- И ещё: - продолжила Ферахшад, как ни в чём не бывало надкусывая аппетитный квадратик баклавы, - остерегайтесь Турхан-султан. Вы с нею сошлись так близко, что весь гарем видит в этом угрозу. Она опасна, поверьте мне, и однажды её дружба выйдет Вам боком. Кроме того, как я слышала, валиде не одобряет вашей благосклонности к Турхан. Впрочем, Вам виднее.
Последнее сказано было с несколько наигранным безразличием, но судя по тому, как недобро блеснули серые очи султанши, она не оставит этот выпад без ответа.

+3

7

Фатьма-султан так и застыла на месте. Откуда этой пустынной гюрзе известно о её тайных делах? Не иначе кто-то из любознательных и не очень надёжных служанок проболтался. Она сейчас готова была растерзать того, кто посмел сболтнуть лишнее в присутствии этих извечных гаремных сплетниц в династическом облике. Однако главное сейчас было не это. Фатьме нужно было как-то справиться с бурей эмоций, затопивших в один короткий миг её разум. Она всё равно найдёт виновника её беспокойства и жестоко покарает его, а сейчас надо было срочно придумать, как достойно ответить этой зазнавшейся рептилии в человеческом образе. Она взглянула на Эмине-султан спокойным, немного насмешливым взглядом, и на какое-то мгновение ей показалось, что сейчас у её благородной гостьи отрастёт хвост, как у настоящей змеи, а из жала будет капля за каплей сочиться яд. При мысли об этом султаншу вдруг неожиданно разобрал смех, она с трудом могла уже его сдерживать. Она и засмеялась, только смех этот в утреннем щебете птичек и отдалённом шуме морского прибоя показался Эмине-султан каким-то зловещим, леденящим и жутким. От такого смеха обычно мороз пробегает по коже и кровь начинает застывать в жилах. Вот и гостья от неожиданности вздрогнула и даже немного отстранилась от Фатьмы. Ароматный кусочек баклавы застыл в нескольких сантиметрах от губ Эмине, несколько капель ароматного кофе пролилось на стол.
Отсмеявшись, Фатьма убийственно спокойным тоном сказала, глядя немигающим взором прямо в глаза своей собеседнице:
- Моя дорогая Эмине, послушать тебя, так я выступаю в роли ужасного тирана и деспота. Мужа убила, родную племянницу сделала несчастной, да ещё и смуту сею повсюду, приближаю к себе опасных людей государства. Вот только ты не учла, что времена меняются, одна эпоха уходит в прошлое, наступает время другой эпохи, более сильной и могущественной. Когда-то в нашем прекрасном дворце блистала своим могуществом Хюррем-султан. Это была очень сильная женщина, достойная своего царственного мужа, султана Сулеймана Великолепного. Однако женская красота и сила не вечны. Мы все стареем, дряхлеем и превращаемся в прах. Вот так и эта эпоха ушла в прошлое. Но вскоре над нашим дворцом взошёл новый, молодой месяц, осветивший своим ярким сиянием всё вокруг. Это была моя валиде, Кёсем-султан. О ней, так же, как и о Хюррем-султан, поэты слагали свои бессмертные строки, султан Ахмед любил её до самозабвения, посвящал ей свои стихи, готов был положить весь мир к её ногам. Однако смерть рано разлучила султана с его возлюбленной, моя луноликая валиде стала столь же могущественной и сильной султаншей, как и её царственная предшественница. Но вот прошло уже много лет, силы у Кёсем-султан стали уже не те, что прежде. За свою жизнь она перенесла много горя и лишений, она потеряла самых близких и верных ей людей. Скоро придёт конец и её эпохе, нужен будет кто-то, кто не испугается бремени власти и встанет у штурвала этого великолепного и мощного корабля вместе с сильным кормчим, его правителем. Как ты думаешь, почему я постепенно приближаю к себе эту юную славянку Турхан? Я хочу защитить нашего повелителя и наше государство от его разрушения. У сильного повелителя должен быть сильный тыл в виде надёжной спутницы жизни и столь же сильных и послушных наследников. Только избранным суждено пройти по этому тернистому пути. Вот почему я так негодовала, когда мой брат выбрал в качестве своей супруги Хюму Шах. Её заря никогда не взойдёт на небосклоне нашей династии, а вот у Турхан есть все шансы озарить светом мудрости и верности горизонт наших будущих побед и великого могущества над всем миром, иншалла! Что же касается до моей племянницы и её отношений с Сулейманом-пашой, то будь уверена, я с ней сама разберусь. Она умная девушка, она меня поймёт. В конце концов, я всё делаю только для её блага, мне действительно хочется, чтобы у них с пашой получился крепкий и надёжный союз. А то, что произошло в их первую брачную ночь, это всего лишь несдержанные эмоции и напряжение, накопившееся за время подготовки к свадьбе. Она ещё слишком юна и неопытна, но со временем она научится владеть своими чувствами и эмоциями, сдерживать порывы и управлять своим разумом, дабы он не возобладал над чувствами.
Проговорив всё это, Фатьма взглянула на свою гостью. От былого превосходства не осталось и следа. Скорее, наоборот. Во взгляде Эмине-султан читался ужас и брезгливость. Фатьма могла бы гордиться произведённым эффектом. Любительница роскошной жизни ожидала, что Эмине что-нибудь скажет в ответ, но та пребывала в каком-то заторможенном состоянии, видимо, ещё не до конца переварив сказанное Фатьмой-султан. И на сей раз Фатьме удалось выйти сухой из воды, она была чрезвычайно довольна этим. Надкушенный кусок баклавы так и остался лежать на блюде перед оторопевшей султаншей. Бесшумно появившиеся служанки так же бесшумно забрали посуду и недоеденные яства. Наконец, поняв, что Эмине Ферахшад больше ничего не хочет ей сказать, Фатьма поднялась со своего места и сказала:
- Ну что ж, я вижу, наша беседа несколько затянулась, а между тем мне надо уже готовиться к выходу в город. Сегодня я намереваюсь посетить мой вакф, вероятно, меня там уже заждались. Что с вами, султанша, вам не хорошо? Может, лекаря позвать? А впрочем, сейчас довольно хорошая погода, по дороге вы успокоитесь, свежий воздух пойдёт вам на пользу. Когда поедете обратно, не задёргивайте занавески в вашей карете, надеюсь, вам так будет лучше. Я для вас же стараюсь, моя дорогая Эмине. Ну что же, а теперь позволь откланяться, мне тоже нужно уезжать. Позволь, я провожу тебя.
С этими словами Фатьма подхватила под руку Эмине, ещё не до конца отошедшую от шока, и усадила её в карету. Когда дверцы за ней закрылись и кони тронулись, Фатьма на прощанье помахала ей рукой и пошла к себе. У неё сегодня и вправду было много дел.
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

Отредактировано Фатьма Султан (2020-02-15 09:34:57)

+2


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Роскошь новой жизни (1 августа 1647 года)