http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/cd/style.1546886450.css
http://forumfiles.ru/styles/0019/eb/c1/style.1546892299.css

Очерёдность в актуальных эпизодах Достаточно, Эркин-ага - Эркин-ага Когда нарциссы распускаются - Шехзаде Алемшах В ожидании добрых вестей - Шехзаде Эмир Шехзаде должен знать истину - Эмине Ферахшад-султан Должок за тобой, Ирум-хатун - Турхан Султан Опасная правда - Ирум-хатун Ночной бред - Кёсем-султан


Эпоха Безумца и Охотника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Всё в твоих руках, Эркин-ага! (10 августа 1648 года)


Всё в твоих руках, Эркин-ага! (10 августа 1648 года)

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

ЕрНазвание эпизода
Всё в твоих руках, Эркин-ага!

Время и место действия
10 августа 1648 года. дворец Топкапы - крмната в мраморном павильоне.

Суть
Турхан назначает аудиенцию предводителю янычарского войска Эркину-аге с целбю поговорить о будущем своего сына и намекая на то, что пора Кёсем-султан уже прошла, и слово за молодой валиде. Турхан знает, как вести переговоры, тем более, что у неё заготовлен серьёзный козырь в рукаве. Но хватит ли его, чтобы перевесить отменную янычарскую хитрость?

Участвуют
Турхан Султан, Эркин-ага.

0

2

Идя по коридорам мраморного павильона со свитой, Турхан раздумывала над тем, что предстоит ей сегодня услышать в ответ на свои условия. Дело было очень важным, иначе новоиспечённая валиде не стала бы просто так наведываться сюда. Аудиенция, назначенная одному из предводителей янычар, Эркину-эфенди, должна была решить многое.
- Этот Эркин, я слышала, очень хитрый человек... Но он держит сторону великой валиде, как выяснилось. Хорошо, что я первая узнала о его причастности к убийству султана Ибрагим-хана, и это нам на руку!
Шаги Турхан были скорыми, несмотря на то, что молодая госпожа всё-таки побаивалась этой встречи - а ну как её план провалится в тартарары? Она тяжело вздохнула, отчего заколыхалась ткань, скрывающая лицо.
- Не отчаивайтесь, госпожа... - раздалось сзади. Голос подала миловидная девушка, исполняющая обязанности калфы. - Вы сможете убедить его встать на Вашу сторону, я не сомневаюсь. Ведь Вы уже давно всё продумали и просчитали, - он не посмеет Вам отказать!
Но Турхан не была в этом уверена: если этот Эркин убил своего повелителя по приказу Кёсем-султан, то вряд ли сейчас он подчинится новой валиде.
- Не хвали день до вечера, Нериман-калфа... - задумчиво проговорила украинка, не глядя на свою спутницу. - То, что он согласился прийти, уже немаловажно, однако будет ли из этой встречи толк, я ещё сказать не могу.
- У Вас есть веские доводы, госпожа... Вы же сами мне рассказывали обо всём...
Турхан усмехнулась: конечно, верные ей люди нашли много интересного про этого агу. Скандальные дела, в которых он был участником, могли сослужить очень ценную службу хитрой украинке.
- Есть, и их много. Но шантажировать его подобными гнусностями, которые он совершал, я пока не намерена. А вот свержение Ибрагима, это другой разговор...
Госпожв замолчала. Ещё год назад повелитель был жив, и во дворце витал аромат счастья... по крайней мере, для Турхан. Она жила и дышала этим человеком, со всеми его буйствами, со всеми его недостатками... Кто мог обвинить его в том, что он болен, в том, что он безумец? Какие стихи он писал, как мудро рассуждал о делах империи... Это всё враги сделали, они добились его безумства, они лишили его счастья быть настоящим правителем... За такое Турхан могла отомстить жестоко. Кому? Да кому же ещё, как не Махпейкер, великой валиде! Но ей будет очень трудно, если Эркин с вверенными ему янычарами переметнётся на сторону невестки...
"Хотела бы я видеть её лицо, когда она узнает, чего добилась верхоглядка Турхан" - злорадствовала женщина, подходя к комнате для переговоров.
Тяжёлые двери отворились, и голос стражника оповестил:
- Дорогу! Валиде Турхан-султан хазретлери!
Женщина увидела человека, стоявшего слева от узорчатой перегородки. Турхан, зная порядки, встала по правую сторону и заговорила с янычаром через ширму.
  - Рада, что ты внял моим словам и пришёл сюда, Эркин-эфенди. Я не ошиблась в тебе, - ты и впрямь умён и расчётлив, это похвально. Однако вы, янычары, живёте теперь как в раю... Ещё бы, великая валиде дорожит вами. А почему, знаешь? - Турхан выдержала паузу. За ширмой послышался сдержанный кашель. Очевидно, её собеседник занервничал. - Потому что у вас руки по локоть в крови моего супруга, султана Ибрагима. Особенно, у тебя, Эркин.
Турхан произнесла последние слова с нажимом и замолкла, ожидая ответа. Ей было интересно, что он скажет в своё оправдание. [AVA]http://s6.uploads.ru/QayHV.jpg[/AVA]

+1

3

...

Очень извиняюсь за долгое отсутствие, ибо - сессия(((

Когда Турхан-султан вызвала его для разговора, Эркин-ага не удивился. Он знал, что рано или поздно это произойдет. Новая валиде старалась как можно лучше укрепить свое положение во дворце. А раз так, то поддержка главы янычар придется весьма кстати. Тем более, что у нее наверняка есть козыри в рукаве. И, хотя, Эркин был верен Кесем-султан и считал ее единственной Великой валиде, все же он шел на встречу с султаншей, известной даже ему своим вспыльчивым нравом.
Комната для переговоров, как и полагается, была разделена ширмой. Янычар, знающий порядки дворца, встал со своей стороны, чтобы терпеливо дожидаться султанши. Пока же она не пришла, стоило подготовиться к предстоящему разговору. Нужно было заранее решить, будет ли он помогать молодой валиде или нет. Эркин задумчиво осмотрелся. Рука привычно потянулась к поясу, но верного ятагана там сейчас не было.
За дверью, с противоположной от ширмы стороны, послышались шаги, а затем голос провозгласил: "Дорогу валиде Турхан-султан хазретлери!"
С тихим шором дверь распахнулась и султанша, мать его нового повелителя, вошла в комнату. Она что-то тихо шепнула своей свите, янычар не разобрал, что именно. Скорее всего, приказала оставить их наедине, потому что многочисленные шаги, сопровождающиеся шорохом шелковых нарядов, растворились по ту сторону двери. Они с султаншей остались одни, разделенные тонкой ширмой и ненавистью, которая пылала в сердце Турхан-султан по отношению к убийце ее мужа. Ага не сомневался, что она знает правду, а вскоре и ее слова подтвердили это.
- Да, валиде-султан, Вы как всегда правы. Но если султан становится не в состоянии управлять такой огромной страной, то единственным выходом остается убить его. Мои руки омыты кровью сотен разных людей. Но если валиде-султан, несмотря на это, желает со мной сотрудничать...

Отредактировано Эркин-ага (2015-06-24 20:58:19)

0

4

Турхан посерьёзнела. Губы поджались, а тонкие брови нахмурились, но это всё было лишь на короткую секунду. Украинку забавляла такая самонадеянность. В самом деле, он считает, что ему не будет замены, и что он удержится на своём высоком посту? Валиде усмехнулась и глянула через прорези в ширме на своего собеседника.
Своим видом он страшил женщину, в памяти котород и по сей день жива степь, которую вытоптали янычары, живы их жестокие лица, руки, держащие кривые клинки. Жива и она сама, тринадцатилетняя, тоненькая востроносая девчушка, которая искала защиты только у Бога... Но это всё в таком прошлом, что нынешняя валиде Турхан-султан хвзретлери (величественно звучит, не правда ли?) только посмеивалась. Вот и сейчас на дерский ответ она лишь беззлобно улыбнулась.
  - Ты и в самом деле решил, что можешь быть мне полезен? Какая самоуверенность, Эркин-эфенди! Не ты один янычар возглавляешь, есть и другие. По первому знаку моему они жизнь отдадут за повелителя.  Так что спустись с небес на землю. Ты ведь решил, что я буду унижаться до просьб о помощи, ведь так?... Так вот: я всего лишь сказала, что ты можешь искупить свой великий грех. Исполни клятву, данную мне и моему сыну, будь на его стороне. Ты и твои бесстрашные львы от этого только выиграете, поверь мне...
Речи Турхан были подобны хоросанскому мёду, как и сам голос. И самое главное, каждое её слово имело недюжинный вес: она получит большое влияние и во дворце, и во всей Империи, а значит, если янычары окажутся верны своему слову, то их жизнь будет хорошей. Если же нет, тоне одна голова полетит.
  - И да... - продолжила женщина, вторично бросая взгляд через перегородку, - На великую валиде (да убережёт её Аллах) лучше не надеяться. Сегодня она есть, а завтра - нет.... [AVA]http://s6.uploads.ru/QayHV.jpg[/AVA]

+2

5

Янычару казалось, что валиде ведет двойную игру. Словно она пытается пойти сразу по двум путям, не зная, какой из них правильный. Эркину казалось, что Турхан-султан хотела заручиться поддержкой янычар, но при этом имела смелость угрожать их главе. Аге была непонятна эта тактика. Конечно, он не думал, что она будет умолять его о помощи, но в то же время ее слова удивили его. И упоминание великой валиде. Сегодня она есть, а завтра - нет. Эти слова насторожили эфенди. Похоже, мать падишаха что-то замышляет. Она явно была не из тех женщин, которые бросают слова на ветер. А ведь сейчас ее власть начала упрочняться, а значит она будет пытаться убрать тех, кто мешает ее планам. Это не понравилось Эркину. Он не собирался предавать великую валиде, но в то же время не собирался отказываться от предложения. Но если что-то будет угрожать жизни Кесем-султан...
- Я ни в коем случае не хотел разозлить вас, валиде-султан, - начал Эркин, - Вы считаете, что мы, янычары, гонимся только за выгодой? Нет, мы верны Османской Империи и ее повелителю. Я знаю, что вы с великой валиде находитесь не в очень хороших отношениях, да-да, слухи быстро распространяются за пределы гарема. И даже если я встану на вашу сторону, это не значит, что вы сможете полностью распоряжаться мной и моими верными янычарами.
Янычар замолчал, ожидая ответа султанши. Она могла повернуться и уйти прямо сейчас и доложить все великой валиде, и тогда эфенди мог распрощаться со всеми благами этой жизни, а может, и с самой жизнью.
Турхан-султан молчала.

+2

6

А что же Турхан? А Турхан стояла по ту сторону перегородки и только губыьпокусывала от досады. Она-то думала, что Эркин более сговорчив, ан не тут-то было. Женщина прекрасно понимала, в чём суть, и ей оставалось только посылать проклятья на голову вездесущей свекрови, которая всех и вся к рукам прибрала.
и хотя Турхан разбирала злость, она ничем не выдала себя, а заговорила мягче добрее.
  - Вижу, ты не так прост, как я думала. Вот только понял ты меня не совсем верно. В янычарской преданности у меня и сомнений быть не может... Только вот интересно: в чём же она заключается? - украинка всё-таки не удержалась, и в её голосе заструился яд вперемежку с нарочитым удивлением.  Из-за прорезей в ширме она видела посверкивающие глаза Эркина, и в них была ярость. Султанша испугалась и в момент отвела взгляд. - Постой, дай угадаю... Может быть, в том, чтобы переодевшись евнухом, пройти в покои повелителя и убить его на месте?
"он непременно выдаст себя! На воре и шапка горит!" - злорадно подумала валиде, уловив за перегородкой шёпот, напоминающий "Bismillah!". Неужели, он сердится? Если так, то стрела попала в цель.
  - Молитвами тут не поможешь, Эркин. - усмехнулась украинка. - У тебя столько грехов, мост на пути в Эдем обвалится, стоит тебе взглянуть на него! - Турхан засмеялась в открытую. Звенящий голос госпожи отозвался в Узорчатых сводах комнаты. Султанше стало ясно: янычар зол не на шутку, - а ну как он в пылу раздражения проговорится? Хорошо, если так оно и будет.
  - Я ведь знаю, на что ты надеешься... - с притворной жалостью вздохнула валиде. - На благосклонность Кёсем-султан, вот на что... Но после смерти Ибрагима её трон расшатался. Те из нас, кто любили повелителя, отвернулись от неё. Это ведь она тебя надоумила сына убить, и не отрицай. Положим, не сама, а через доверенное лицо, но ведь это была она.
Турхан умолкла. Честно говоря, она сама не ожидала, что обрушит на Эркина такой шквал обвинений. [AVA]http://s6.uploads.ru/QayHV.jpg[/AVA]

+1

7

Эркин привык сдерживать свои эмоции. Тем более, что сейчас он разговаривал с валиде-султан. Но ее слова разозлили старшего агу. Янычар лишь плотнее сжал зубы, на которых захрустел песок Стамбульских улиц. Нельзя было, чтобы эта женщина воспользовалась его, пусть и минутной, но все же слабостью.
А Турхан-султан продолжала свою пламенную речь. Она перешла в наступление и явно хотела, чтобы у Эркина не осталось ни одного козыря, чтобы крыть. Но чем больше валиде говорила, тем сильнее казалось аге, что она бросила в атаку все силы, что у нее были припасены. Конечно, она добилась некоторого успеха - Эркин был в ярости и сдерживался из последних сил. Голос султанши был насмешливым. Она снова заговорила о Великой валиде.
Янычар сжал руки в кулаки так, что на ладонях остались красные следы от ногтей.
Наконец, Турхан-султан замолчала. Теперь пришла очередь янычара отвечать ей.
Старший ага молчал. Он не мог позволить этой женщине насладиться своей победой. С другой стороны, он не мог пожертвовать таким выгодным сотрудничеством. Наконец, Эркин нарушил повисшее в комнате молчание.
- Я не ослышался? Валиде Турхан-султан обвиняет свекровь в убийстве сына? Я не спорю, многие могут предполагать такой вариант, но вы первая, кто сказал об этом вслух. Хотя Великая валиде уже не так сильна, как раньше, ее власть все так же велика. И я уверен, что вы знаете лучше меня, что ей достаточно лишь кивнуть головой, чтобы человек замолчал навсегда. Так что, выходит, что мы с вами в похожей ситуации, не правда ли?
Эркин чувствовал, как напряглась Турхан-султан.

0

8

Молодая валиде нервно закусила губу. На мгновение боль отдала в голову, пробудив новые мысли и воспоминания. Эркин кое в чём был прав - например, в том, что власть Махпейкер всё ещё значитальна. Но она многое не знает о своём "верном слуге". Турхан улыбнулась. Как бы этот нахальный янычар не старался задеть её, ничего не удастся, ибо она обладает такими сведениями... Госпожа глубоко вздохнула, от чего расшитый платок колыхнулся.
- Эркин-эфенди, - начала Турхан вкрадчиво, как кошка, пришедшая к своему хозяину ранним утром, - в сообразительности тебе не откажешь, не спорю. Но вот что интересно: много ли наша госпожа знает? Нет. В частности, о тебе самом.
Валиде знала, что и когда говорить. поэтому сейчас не было сомнений в том, что стрела, выпущенная из её уст, заденет янычара, да так, что он не сможет удержаться на своём месте. Он упадёт в пропасть, и только от него будет зависеть исход: либо он рухнет на дно, либо она, обретающая силу и власть, Турхан-султан, подаст ему руку помощи.
- Кёсем-султан, например, не знает причину смерти Афры-хатун, мир её праху. Я молчу, Эркин. У неё и без того забот хватает. Но если однажды я расскажу всё, м?
Из-за резной ширмы на женщину глянули два ожесточённых карих глаза. Меж бровями пролегла мрачная складка, и это не предвещало ничего хорошего. Турхан вздрогнула. Казалось, в это мгновение на неё смотрела сама смерть. Лишь один Аллах ведает, что у этого янычара сейчас на уме. Слышалось его тяжёлое дыхание. Так дышит разъярённый бык перед атакой. Нужно было сейчас проявить всю стойкость, на которую Турхан только была способна. Несмотря на то, что всё дрожало внутри, она продолжила:
- Ты известен своей бдительностью, ага. Отчего же ты вдруг утратил её? Мои люди следили за тобой не один месяц, и ты их не замечал. Верный мне соглядатай рассказал всё в подробностях. Ты искал в доме у этой страдалицы свою любовницу... и я даже знаю, кто это. Ирум-хатун. Ярость и похоть так ослепила тебя, и ты обнажил клинок.
Турхан торжествовала. [AVA]http://s6.uploads.ru/QayHV.jpg[/AVA]

+2

9

Эркин-ага чувствовал, как ярость белым пламенем охватывает его, тело не хотело слушаться, рука сама потянулась к поясу, где должен был висеть острый ятаган. Белая пелена перед глазами застилала зрение. Еще немного, и он бы разнес ширму - незначительную преграду - в щепки. Один Аллах знает, чего стоило янычару взять себя в руки. Эта змея, стоящая напротив, знала, куда жалить.
Ага молчал, взвешивая все варианты своего ответа. Конечно, он привык действовать, не задумываясь о последствиях, но в этом случае стоило вначале хорошенько подумать. У Турхан-султан были факты. И она явно собиралась использовать их против него, если результат разговора не устроит его. То что, молодая валиде имеет власть, Эркин знал. Но вот что ей ответить? Дать волю ярости, а потом попрощаться с жизнью? Нет, такой вариант его не устраивал. Вторым вариантом было - согласиться на ее условия. В принципе, в них не было ничего унизительного. И при хорошем стечении обстоятельств не обязательно будет идти против Кесем-султан. Хотя, если ее власть уже не та, что прежде... Наконец, янычар успокоился настолько, что смог говорить.
- Похоже, от валиде-султан не так-то просто скрыть правду. И Кесем-султан скорее поверит вам, а не мне. Хотя, кто знает... Хорошо, как я понимаю, вы решили меня шантажировать. А это значит, что все остальные козыри кончились. Предположим, я соглашусь на ваши условия. Но и у меня есть, что потребовать взамен. Согласится ли валиде-султан на это? Или не в ее привычках уступать кому-то ни было?
Эркин замолчал.Ярость уже сошла на нет, и он ждал ответа Турхан-султан. Но она молчала. Похоже, его слова вывели ее из себя.

+1

10

Турхан скрестила руки на груди. Хорошо, что вероятность того, что компромисс будет найден, возросла. Эркин честолюбив, и об этом знали, но и Турхан была достаточно хитра, чтобы извлечь из этого выгоду. Она помолчала, выдерживая паузу, а потом ответила.
  - Ошибаешься. За доказанную мне верность я вознаграждаю очень щедро. Впрочем, если тебе не по душе стать главой всего янычарского войска, что ж... Продолжай держать сторону Кёсем-султан, (да умножатся её годы на радость османам), будь марионеткой в её руках... Удивительно вот что... - и Турхан закусила губу. - Ты бескорыстно предан великой валиде, готов жизнь за неё отдать... Почему же ты так относишься к матери падишаха, то есть, ко мне? Если твоя верность будет непоколебима, но пройдёт время, и тебя ждёт награда, о которой мечтает каждый в империи.
И Турхан заглянула за ширму. Глаза её собеседника заблестели интересом и оживились. Женщина что-то прикинула в уме.  Когда Гевхкрхан исполнится пятнадцать, Эркин будет ещё далеко не стар, а что называется, в самом расцвете сил. Что ж, если всё сложится, то...
   - Когда Гевхерхан-султан достигнет нужного возраста, она будет твоей.  Не думаю, что от родства с правящей семьёй стоит отказываться, не так ли?
Повисла пауза. Напряжение стало ещё сильнее, но Турхан не намерена была отступать. Что касается янычара, то судя по выражению лица (по крайней мере, как успела заметить султанша), он обдумывал её слова. Турхан тоже нервничала не меньше его: только что она, мать османского правителя, валиде-султан, собственными руками отдала родную дочь человеку, который всем известен своим необузданным нравом, но который может быть очень полезен ей.
   - Знаю, до этого ещё далеко, но ради этого стоит приложить усилия. [AVA]http://s6.uploads.ru/QayHV.jpg[/AVA]

+3

11

Козырь в рукаве Турхан-султан оказался джокером. Похоже, помощь янычара ей была действительно необходима, раз она готова отдать ему свою родную дочь. Конечно, за то время, пока Гевхерхан-Султан подрастет может случится много чего, но факт оставался фактом.
Когда султанша заглянула в прорезь ширмы, янычар успел заметить лишь шелк паранжи. Но он готов был поклясться, что в глазах Турхан-султан была боль и нежелание расставаться с дочерью. Но раз уж она решилась - значит не отступится от своего слова.
Эркин улыбнулся. Торг принимал для него очень благоприятный оборот. Похоже уже совсем скоро он будет работать на два фронта - у великой валиде и у ее коварной невестки. Интересно, чем закончится их пока скрытая борьба?
- Ваше предложение для меня честь, валиде-султан, - ага наконец заговорил. - Я вижу, что Вам нелегко было принять такое решение. - Он очень старался, чтобы голос не звучал насмешливо. - Вы говорите, что я бесконечно предан великой валиде. Это так. Она много всего сделала для нас, янычар. Но она уже в весьма почтенном возрасте, да продлит ей Аллах ее лета, и не всегда принимает верные решения. Я думаю, что мы с вами неплохо сработаемся, валиде Турхан-султан. Так в чем будет заключаться ваше первое задание?
За дверью позади Эркина что-то упало, и кто-то побежал прочь. Он резко дернулся, но успел заметить лишь подол платья.

+2

12

Валиде еле сдержала смех: очевидно, обещание руки Гевхерхан как следует раззадорило янычара. Но ему покамест не стоило надеяться на слишком многое. Эркин знал, как "собрать урожай со всех грядок", чем хитрая султанша не приминула воспользоваться. Она прищурилась и сказала:
- Ты чересчур скор. Пока от тебя ничего не требуется, Эркин. На первый раз с меня довольно и твоего согласия. Но если ты так жаждешь доказать мне свою преданность, то...
Валиде не сразу заметила, что где-то за дверью что-то упало. Но когда она всё расслышала, то обернулась и увидела, что дверь открыта. Турхан вскипела от ярости, и только её железная воля не дала выйти из-за перегородки. Как ни тщательно было скрыто лицо султанши, янычарское око ничто не обманет.
- О, шайтан... Нас подслушали! - сквозь зубы процедила Турхан, чувствуя, что вся её затея с треском летит в тартатары. - Взгляни, кто там!
Янычар повиновался. Когда Турхан осталась одна, в комнату прошла калфа, сопровождающая Турхан. Она, было, хотела что-то высказать госпоже по поводу того, с оль опасно связываться с таким иблисом, как Эркин, но валиде так взглянула на свою служанку, что та не дерзнула и слова вымолвить. Оставалось только молиться о том, что некий шпион ничего не расслышал.
К этому времени вернулся Эркин. Турхан встретила его вопросом в упор:
  - Ты разузнал, кто этот подлец? Скажи, кто это, и я сотру его с лица земли. [AVA]http://s6.uploads.ru/QayHV.jpg[/AVA]

Отредактировано Турхан Султан (2015-10-11 15:29:24)

+2

13

Эркин был в ярости. Мало того, что их с валиде разговор подслушали, так еще он, похоже, знал, кто это был. Конечно, в коридоре была полутьма, и разглядеть "преступника" было непросто, но янычар готов был поклясться своей честью, что даже из тысячи он узнает спину этой женщины.
Проклятая Ирум. Если бы эта была любая другая, ага не раздумывая сдал бы ее Турхан-султан, а то и сам бы отрубил ей голову верным ятаганом. Но что делать с этой хатун? Эркин не отказался бы от встречи с ней, но только в совсем иной обстановке.
А сейчас у Эркина было всего несколько секунд, чтобы принять решение. Либо он выдает Ирум Турхан-султан, и та расправляется с ней как считает нужным. Либо он говорит, что не успел разглядеть ее, и тогда молодая валиде сама будет искать шпионку. Да, выбор был не из легких.
Эркин молчал, выдерживая паузу, одновременно лихорадочно взвешивая все "за" и "против".
С одной стороны, если он сейчас соврет, то Ирум будет в долгу перед ним, а значит, этим можно будет воспользоваться в личных целях. Но в таком случае он потеряет доверие султанши, и предложенные ею весьма выгодные условия будут разорваны. Ага нахмурился. Янычарское честолюбие требовало сказать правду, ведь возможность стать мужем Гевхерхан и породниться с семьей султана была слишком заманчивой. А некое чувство, названия которого он пока не знал, умоляло не выдавать любовницу. Наконец, Эркин решился.
- Это была Ирум-хатун, валиде, - сказал главный ага.
По ту сторону ширмы повисло молчание, словно Турхан-султан тщательно обдумывала сказанное янычаром. Наконец, он решился нарушить молчание.
- Госпожа, я не знаю, как долго она стояла под дверью и сколько успела услышать. Позвольте, я найду ее и узнаю на кого хатун шпионит.

+1

14

Стиснув зубы, Турхан кляла Ирум так, как никого прежде. Сказанное Эркином поразило валиде несказанно, и ей стоило большого труда совладать с собой. Она видела, что Эркин сам в великом гневе, но за этим гневом скрывалось огненное желание. Ещё бы, люди Турхан давно следили за ним, рассказали госпоже, где и с кем коротает Эркин свой досуг, чем живёт и дышит. А дышал он этой самой Ирум, любил её, правда, по-своему, по-янычарски, а такой любви и заклятому врагу язык не повернётся пожелать. Такие люди как Эркин-ага, горячие, жестокие, и любят так же, горячо и жестоко. Убить готовы в порыве своего чувства. Содрогнулась Турхан при этой мысли, понимая, на что обрекает свою ненаглядную Гевхерхан. Одно и утешало валиде-султан: свадьба дочери состоится только через десять лет, и кто знает, что может случиться в это время? А вдруг Эркина вже и на свете-то не будет, может, он падёт в бою, например? Тогда Гевхер будет издавлена от такого брака, в котором счастье практически невозможно.
Украинка помолчала, а потом повернулась к Эркину, который был скрыт от неё перегородкой:
  - Ты уверен, что это она? - Турхан вдруг почувствовала сомнение в словах янычара. Может, это и не Ирум вовсе, а какая-нибудь другая девушка? Из-за ширмы слышалось тяжёлое дыхание, висела мучительная пацза. Наконец валиде разглядела, что ага утвердительно кивнул. Что ж, в таком случае...
- Оставь её мне. Она давно подписала себе приговор. Но для начала пусть всё расскажет, мне даже любопытно будет, кому именно. Хотя тут выбор невелик - либо Хюме Шах, либо великой валиде. Я-то сумею доказать свою невиновность, а эта мерзавка получит своё.
Валиде вновь умолкла. Её собеседник испустил тяжёлый вздох, словно угадав мысли султанши: Турхан после такого ни за что не оставит Ирум в живых, хотя... Глаза украинки прояснились, она даже заулыбалась. Янычар, действительно, сильно привязан к этой злодейке, а она в свою очередь намерена отомстить ему за всё горе и унижение доносом. Что ж, мудро. Будь Турхан на месте этой девушки, она бы тоже поступила так. Вот только она не калфа, а великая султанша, мать новоиспечённого падишаха Мехмеда IV, госпожа, у которой несметное количество врагов и соперниц. Это говорило только об одном: чтобы выйти сухой из воды, Ирум надо было устранять. Но не обязательно же убивать её...
  - Не вздыхай так тяжко. - подумав, изрекла женщина. - В доказательство своей милости к тебе, я сохраню этой ядовитой гюрзе жизнь. Ты ведь так горячо любишь её. И не отрицай этого, Эркин-эфенди, всё о тебе известно. И если ты возьмёшь и нарушишь слово, я в любой момент сделаю так, что ты окажешься на плахе.
Больше она ни слова не сказала. Отойдя от ширмы, Турхан постучала в дверь, и две миловидные привратницы отперли её снаружи. Султанша гордо покидала Мраморный павильон, улыбаясь своим мыслям. [AVA]http://s6.uploads.ru/QayHV.jpg[/AVA]
http://sd.uploads.ru/QRfrW.png

+2


Вы здесь » Эпоха Безумца и Охотника » Игровой архив » Всё в твоих руках, Эркин-ага! (10 августа 1648 года)